170 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Шахтер» обыграл БАТЭ благодаря шикарному голу Дарбо. Чемпионская интрига убита?
  2. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  3. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  4. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  5. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  6. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  7. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  8. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  9. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  10. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  11. Что происходило в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  12. День Победы в Минске завершили концертом и фейерверком. Посмотрели, как это было
  13. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  14. Арина Соболенко выиграла турнир в Мадриде, одолев первую ракетку мира
  15. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  16. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  17. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  18. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  19. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»
  20. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  21. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  22. Освободилась белорусская «рекордсменка» по «суткам» за протесты. Она отбыла в изоляторе 105 суток
  23. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  24. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  25. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  26. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  27. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  28. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  29. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  30. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы


Ксения Тарасевич / Юлия Кирейчик /

Анастасия Жаврид с детства любила животных. Девушка несколько лет волонтерила в питомниках, а потом решила создать свою организацию — Центр защиты животных «Анималекс». О главных проблемах животных в Беларуси и о том, почему за повешенную собаку дают одни сутки ареста, читайте в беседе Анастасии с LADY.

Хотела быть ветеринаром, но поступила на юрфак

— С детства у меня во дворе жило много собак. В шесть лет нашла большого дога, но не знала, куда обратиться. Я так любила животных, что даже хотела быть ветеринаром. Но где-то в классе 8-м меня отговорила вся моя семья. Сказали, что это непрестижная профессия и я буду "коровам хвосты крутить". В итоге я поступила в БГУ на юрфак, — рассказывает Анастасия.

В 2009 году Анастасия нашла сайт зоозащитной организации «Эгида». Там искали волонтеров в пункт временного содержания на Гурского, 42. Так началась работа девушки в зоозащитных организациях.

Она стала частью «Щенячьей команды» — волонтерского отряда, который спасал и находил новые дома для щенков. Там Анастасия разработала целую программу: они не просто раздавали щенков, а рассказывали про волонтерство, содержание собак, проводили собеседование с потенциальными хозяевами.

— Довольно долго все мои выходные проходили в подземных переходах. Это, честно говоря, было ужасно, не знаю, как я выдержала… Несколько часов мы бесплатно раздавали щенков, у нас были постоянные столкновения с милицией. Нас пытались гонять, а мы объясняли, что мы не продаем, а раздаем. Занималась я такой деятельностью год, еще пару раз брала взрослых собак на передержку.

Со временем Анастасия поняла, что нужно выходить на новый уровень. Это осознание совпало с переломным моментом: в приюте на Гурского сменилось руководство и некоторые волонтеры попали в негласные черные списки. В том числе и Анастасия.

Так начался новый этап зоозащиты для нашей героини. Она пробовала помогать приютам, но вскоре поняла, что это решает разовые, локальные проблемы, но не проблему бездомных животных в целом. В 2012 году она познакомилась с правозащитниками и увлеклась неформальным образованием. Параллельно работая юристом, Анастасия поняла, что в зоозащитной среде нет специалистов, которые бы специализировались на правах животных и на законодательстве. Девушка заняла эту нишу, и к ней начали обращаться за консультациями по вопросам жестокого обращения с животными.

Начало зоозащитной деятельности

Первая попытка собрать команду была в 2013 году: Анастасия создала небольшую образовательную программу для зоозащитников, чтобы заинтересованные могли собраться и тезисно обсудить проблемы бездомных животных, причины их возникновения и то, как мы можем на это повлиять. На программе было 20 участников из разных городов.

Тогда было намечено несколько точек, но приоритетом участники выбрали изменение законодательства. На тот момент даже не было предусмотрено ответственности за жестокое обращение с животными. Следующим шагом стала созданная в 2014 году школа «Лапа закона» для молодых людей, которые неравнодушны к правам животных.

Но начав активную работу с органами власти, активисты поняли, что «Лапа закона» звучит и выглядит в их глазах не очень серьезно. Так было решено регистрировать организацию: для большей системности и статуса, необходимого для тех, кто принимает решения.

Процесс регистрации был долгим, он занял целых два года. Команда долго не могла решиться: было много поражений и мало успешных кейсов. Думалось, что ничего нельзя изменить. Но все-таки решились.

Поначалу выбрали название «Вендикто», но Мингорисполком его не утвердил — там подумали, что название связано с возмездием. А название «Анималекс» — от латинских слов «душа» и «закон» — чиновникам подошло.

Что такое «Анималекс»

— Мы решили, что будем специализироваться на правах владельцев животных и волонтерстве. Мы работаем только со случаями жестокого обращения, нарушениями правил отлова и отстрелом. Мы в курсе и других проблем, но, к сожалению, ресурсов на все направления нет. Зато уже разработан алгоритм действий на случай, если поступает жалоба на жестокое обращение с животными. У «Анималекса» работает онлайн-приемная, и каждый месяц мы получаем около 7−10 обращений. Обращения от владельцев животных мы рассматриванием за пожертвование на работу центра — иначе нам не выжить.

Сотрудники «Анималекса» консультируют клиентов, помогают писать обращения в ЖКХ, милицию, службу отлова. В особо сложных случаях мы можем съездить с человеком в милицию и пообщаться, поприсутствовать на суде.

Иногда у людей нет денег на уплату пошлин за суд или обжалование. Поэтому в планах организации открыть фонд, чтобы оплачивать за его счет госпошлины.

Открыла бизнес, чтобы поддерживать организацию

В данный момент в «Анималексе» всего шесть человек: Анастасия и пять волонтеров. На протяжении полутора лет «Анималекс» существовал только на средства учредительницы. Девушка открыла свой бизнес, только чтобы поддерживать организацию: оплачивать работу бухгалтера, юридический адрес, налоги. Параллельно поступали пожертвования от неравнодушных людей.

Недавно активистам удалось найти двух меценаток, которые готовы вкладываться в организацию. Сейчас команда разрабатывает стратегию, чтобы меценатки понимали, во что они вкладываются.

— «Анималекс» пытался обращаться за поддержкой в различные фонды. Но мы не вписываемся в программные вещи — то есть в то, на что даются деньги. Часто говорят: «В Беларуси еще есть смертная казнь, а вы тут со своими животными…». Зоозащита может быть связанной с экологией, но сейчас в основном поддерживают проекты, связанные с изменениями климата, урбанистикой, велодвижением, сортировкой отходов. «Анималекс» — не в тренде у фондов и доноров. Думаю, нам стоит сделать упор на платные услуги и сбор пожертвований: неравнодушным людям проще объяснить, зачем то, что мы делаем, чем фондам.

За счет пожертвований у «Анималекса» получилось собрать деньги, которых хватит на работу центра до Нового года.

Победы «Анималекса»

Одна из самых важных побед «Анималекса» — это запрет на выдачу собак из пункта усыпления на Гурского для опытов в виварии Белорусской академии последипломного образования.

О том, что собак отдают на опыты, знали все. Но казалось, что с этим ничего нельзя сделать. Однажды из пункта усыпления исчезло несколько собак: причем эти собаки были очень ласковые, добрые, бывшие когда-то домашними. Вдобавок среди них была нездоровая собака, что запрещено правилами проведения опыта.

— «Анималекс» вместе со знакомой юристкой спасали ситуацию, делали запросы в Министерство ЖКХ, Минздрав. Очень помогли волонтеры, которые пытаются спасать животных с Гурского. Нам удалось выявить нарушения в виварии: они не были в курсе своей технической документации и правил содержания животных.

Дело в том, что даже опустив этический момент, для опытов нельзя использовать любое животное — обычно их специально выводят. У этого вивария все было шито-крыто, потому что в пункте усыпления им рисовали любые ветеринарные паспорта.

«Анималексу» удалось доказать нарушения, собак вернули с формулировкой «вследствие общественного резонанса и стараний отдельных активистов». После этого случая собак на опыты с Гурского не берут.

Главные проблемы законодательства Беларуси в отношении животных

— Белорусское законодательство, связанное с животными, устарело: оно датируется аж 2001 годом, — говорит Анастасия. — Например, прописано, что собак нужно выводить только на поводке и с намордником. Но даже это сложно выполнить: не каждой собаке нужен намордник.

Есть налог на содержание собак, который должен платить владелец. Но непонятно, за что он его платит? Может оказаться и так, что за отлов или отстрел своей собаки, если та убежит.

Отлов — это отдельная боль зоозащитников. Отловом или отстрелом занимается ЖКХ. Они создают специальные бригады, проводят так называемое обучение. Декларируется, что это обучение проводится в партнерстве с зоозащитными организациями, но доказательств этому нет.

Собак, которых отловили на улицах, должны поместить в питомник. Но так происходит далеко не всегда. Например, в Солигорске местные власти говорят, что у них просто нет денег на создание питомника, поэтому зачастую животных просто убивают.

Но даже если собак помещают в пункт временного содержания, то через пять дней их усыпляют. Зоозащитникам не разрешают посмотреть на то, как умерщвляют животных. Говорят, что в некоторых местах собак убивают током.

Отстрел животных часто производят препаратом Т61, который в Европе запрещен. Он вызывает отказ мышц у животных, и собака умирает от удушья в конвульсиях.

Если кого-то судят за жестокое обращение с животными, несмотря на существование статьи, по которой предусмотрена уголовная ответственность, суд все равно старается переквалифицировать на административную. Но если у человека есть другие правонарушения, то сверху за это могут годик накинуть.

Недавно был случай под Осиповичами, когда мужчине, который повесил собаку, дали административный арест на один день!

Но даже несмотря на такие вопиющие случаи, Анастасия отмечает:

— Я не кричу на каждом углу, что люди, которые делают плохо животным, заслуживают расправы. Мне кажется, что такие слова не отличаются от слов живодеров.

-20%
-20%
-50%
-20%
-50%
-10%
-23%
-23%
-10%
-20%