Анна Макеева / /

Два года назад Людмила Платова переехала из Чехии в Беларусь. Свободно говорит по-русски, только от акцента пока не избавилась. Шутит, что нет таланта к языкам. Талант Людмилы в другом: помогать тем, кто нуждается. Женщина работает в социальной службе «Табита». Подменяет уставших мам детей с инвалидностью, кормит и моет лежачих больных, поддерживает растерянные семьи, где ухаживают за умирающими родными. И, кажется, сама не до конца верит, что со всем справляется: «Никогда не думала, что я такая сильная».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Мне бы тоже хотелось, чтобы в старости за мной хорошо ухаживали»

Людмила родом из небольшого чешского городка Собеслав. Папа — геодезист, мама — экономист. А Люда с детства мечтала быть медсестрой.

— Наверное, в маму пошла. Она всегда за пожилыми присматривала: одиноким женщинам, которые по соседству жили, пекла торты на дни рождения. И отношению к людям с особенностями она меня учила. Говорила, что их счастье зависит от нас, мы не должны отталкивать их, — вспоминает. —  А папа был не очень рад моему выбору. Считал, это тяжелая профессия.

Людмила отучилась в колледже на детскую медсестру, потом окончила медицинско-социальный университет на юге Чехии.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Когда мне было 23 года, мы ухаживали за прабабушкой. Я была с ней в последние моменты ее жизни и понимала, что хочу помогать людям в таком сложном состоянии. Мне бы тоже хотелось, чтобы в старости кто-то хорошо ухаживал за мной.

10 лет женщина проработала в хосписе в Брно, навещала больных на дому. В Минск она приехала два года назад как сотрудник международной благотворительной католической организации «Каритас». И запустила здесь социальный проект «Табита», чтобы быстро реагировать на потребности больных и их семей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Одно из наших правил — не дублировать помощь, которую может предоставить государство. Но если случается экстренная ситуация или нужен дополнительный уход, тогда — к нам.

Сейчас у службы 13 подопечных. В основном это пожилые люди. Помощь им оказывают бесплатно. Часто поддержка нужна их родственникам. Ведь многие не знают, как помыть лежачего человека, чем его лучше покормить.

— Иногда возникают вопросы, как общаться с больным. Что, например, делать, если бабушка говорит, что уже умирает. В такой ситуации обычно лучше сказать: «Да, я знаю, но мы сейчас живем вместе, будем стараться радоваться дням, которые у нас есть». Потому что, если отрицать все, менять тему, пожилой человек будет переживать, что его дети не понимают серьезность ситуации.

«Мамы не стало, и я не знала, как буду жить»

— Сейчас познакомлю вас с очень интересной и умной женщиной. Она работает программистом, — с восхищением говорит Людмила об одной из подопечных, пока поднимаемся в узком лифте.

Нужная квартира — в конце длинного тамбура. На кухне миска с кошачьей едой, подоконники в зале уставлены цветочными горшками. На кровати сидит Оксана — та самая женщина-программист. Она работает в крупной компании, правда, из дома: у Оксаны миопатия и передвигаться она может только на коляске и с чьей-то помощью. Раньше помогала мама, но в прошлом году ее не стало.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Тогда я не знала, как буду жить. Да, были знакомые, мамины подруги, но у всех свои семьи, своя жизнь. А я в силу заболевания не могу сама за собой ухаживать, — говорит Оксана.

Она чудом не угодила в интернат. Выручили волонтеры проекта, которые сразу стали навещать девушку: готовить, мыть посуду, возить на прогулки. Теперь к ней регулярно приходит государственный социальный работник, но дополнительная помощь по-прежнему нужна — например, в выходные.

— Я бесплатно сдаю комнату в обмен на уход. Но девушка, которая жила со мной, внезапно съехала. Теперь я в поисках нового человека. А пока со мной иногда остаются ночевать девочки-волонтеры, — Оксана делает паузу, чтобы отдышаться. — Мне нравится, что они относятся ко мне на равных.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Позже Людмила расскажет, что в волонтеры к ним записываются разные люди: и программисты, которым на работе не хватает общения, и горожане в возрасте, у которых нет семьи, но есть желание для кого-то жить. Без этой команды, говорит женщина, она бы просто не успела охватить всех подопечных.

«Социальная помощь всегда будет дорогой»

Под дождем едем по следующему адресу. Навигатор на чешском подсказывает, куда поворачивать, а Людмила рассуждает, что у системы соцзащиты в других странах тоже есть недостатки.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— В Чехии больший выбор услуг для больного человека, но за них придется платить. Социальная помощь всегда будет дорогой: или для человека, или для государства.

Паркуемся. Людмила достает из машины пустую сумку: подопечного Игоря Аркадьевича (имя изменено. — Прим. ред.) в понедельник отправляют в больницу — ему как раз пригодится.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Игорь Аркадьевич — пенсионер. Лежачий: к кровати приковал артрит. Мужчина вспоминает, что все начиналось с небольшой боли в суставах, а закончилось тем, что в один день ноги подкосились — и он даже не смог дойти до дивана. Теперь вместо дивана в комнате медицинская кровать, рядом с ней в корзинках под рукой все необходимое: молоко, фрукты, салфетки, пульт, телефон. На телевизоре стоит табличка, где крупными цифрами записаны номера социальных служб.

Сегодня Людмила пришла «делать гигиену»: пенсионера нужно помыть.

— Когда я первый раз пришла к Игорю Аркадьевичу, он был в запущенном состоянии: несколько недель за ним не убирали… Раньше он выпивал. И сейчас иногда просит купить бутылку. Но мы сразу предупредили: никакого алкоголя.

Вторая проблема: раньше социальный работник приходил к мужчине только три раза в неделю (сейчас четыре).

— В четверг она готовила еду и оставляла здесь на столике до понедельника. Можете представить, какой была эта пища после трех суток? Поэтому важно было сделать что-то в те дни, когда не заходит социальный работник, — объясняет женщина.

— Людмилка — это сама теплота и забота, — улыбается Игорь Аркадьевич. — Не каждый так сможет. Когда на ногах открылись язвы, она ухаживала, кремы привозила. Только благодаря ей затянулись эти раны, и сейчас — тьфу-тьфу-тьфу! — ничего не нарывает.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В воскресенье вместо Людмилы пенсионера навещают волонтеры — молодая семейная пара. Думали, будут приходить только зимой (потом же дачный сезон начнется, в выходные никак не получится), а в итоге смогли находить время и весной, и летом.

— Оленька на кухне приберется, приготовит, Саша по электрике, что необходимо, сделает. Звонят перед приходом, спрашивают: может, что в магазине купить? — тепло отзывается о паре Игорь Аркадьевич.

У мужчины есть двое детей. Сын его навещает, а вот с дочкой, которая живет за границей, пенсионер долгое время не общался. Наладить отношения помогала Людмила. Установила Viber, чтобы Игорь Аркадьевич чаще разговаривал с дочерью.

— Когда первый раз он звонил ей, переживал, боялся, — делится женщина. — А в прошлую субботу они наконец пообщались нормально — для меня это такая радость!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Часто просят памперсы для взрослых и детские ботинки»

Раз в неделю Людмила работает на складе гуманитарной помощи благотворительной организации «Каритас». Сортирует одежду, стирает, встречает посетителей. Часть вещей поступает сюда из-за границы, часть приносят белорусы. На полках лежат пальто, куртки, джинсы, свитера, постельное белье, сапоги… Есть даже туфли на высоких шпильках — как новые.

— За вещами обычно обращаются многодетные семьи, люди с инвалидностью. Мне важно познакомиться с ними, узнать их ситуации. Делаю записи, что кому нужно, чтобы потом, если такая одежда или обувь появится на складе, перезвонить человеку. Приходят люди, которые ухаживают за родителями. Они вынуждены оставить работу, поэтому оказываются в трудном положении. Часто просят памперсы для взрослых, но они редко у нас бывают.

За некоторыми посетителями, признается Людмила, нужно следить: берут не только вещи для себя, но и все хорошее, что видят.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Самое востребованное здесь — это детские ботинки.

— Иногда спрашивают: «А у вас есть зарубежная одежда?» Есть, но, например, немецкие детские вещи более спортивные — там в школах нет строгой формы. Поэтому в итоге все равно берут белорусские, — смеется Людмила.

На склад заглянула многодетная мама Наталья из Боровлян. Вместе с мужем она воспитывает десятерых детей: старшему почти 17 лет, младшему — 3 месяца.

— Малы так хутка вымахаў! Шукаю яму бодзі. Мінулым разам абутку крыху на хлопцаў знайшла і для сябе вось падабрала, — показывает ботинки. — Старэйшага сына заўжды бяру з сабой, вучу валанцёрству.

Старший Владислав тем временем расставляет и протирает обувь, которая недавно поступила на склад.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Уладзік назбіраў грошай і мне на дзень нараджэння купіў белыя красоўкі. Гэта была мая мара, — хвалится мама сыном.

— Может, вам джинсы нужны? — предлагает Людмила. — Посмотрите, что есть в этой стопке.

«Моя работа не касается смерти — она про жизнь»

— Когда я начинала ухаживать за тяжело больными, у меня был вопрос: а что если через несколько лет я вдруг «выгорю»? — откровенничает Людмила, когда остаемся наедине. — Но эта работа оказалась для меня не такой тяжелой, как я думала. Она не касается смерти — она про жизнь.

Важно, какую цель ты перед собой ставишь. У меня нет задачи сделать так, чтобы эти люди выздоровели: я знаю, что это нереально. Моя цель — чтобы больные, их близкие стали счастливее. И в этом я могу им помочь.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Еще один рецепт от психологического выгорания — хороший отдых. Людмила ходит плавать, гуляет в лесу, читает или путешествует — летом любит ездить в горы.

— Мне нравится моя работа. Где-то прочитала фразу: «Я еще никогда не встречал человека, у которого не могу чему-то научиться». Это мое кредо.

Чему я научилась? Тому, что в каждой жизненной ситуации можно найти повод для радости. Например, недавно к Игорю Аркадьевичу приходил сын и поменял ему кран на кухне. Поставил современный, хороший. Но Игорь Аркадьевич этого не может увидеть. Я сделала фото и показала, чтобы он оценил старания сына. Иногда даже такая мелочь может помочь сделать день лучше.

Если вы хотите стать волонтером социального проекта «Табита», можете написать сюда или позвонить по номеру +375 44 708 28 40 (понедельник — пятница).

-20%
-35%
-35%
-35%
-30%
-19%