Ольга Астапович /

«Камера, в которую меня посадили [после допроса], была с темно-серыми стенами, практически черными, и тусклой лампой. В такой обстановке без общения просто хотелось лезть на стену. Периодами казалось, что понемногу теряю рассудок. Иногда по просьбе мне открывали небольшое окно в двери, откуда проходил свет и доносились голоса. Эта мелочь помогала прийти в себя», — вспоминает Ирина о своих первых днях в изоляторе временного пребывания.

Россиянку на седьмом месяце беременности задержали на территории Беларуси. Ей предъявлено обвинение по части 2 статьи 171 «Организация и (или) использование занятия проституцией либо создание условий для занятия проституцией».

Иллюстрации: Анастасия Ковалевская
Иллюстрация: Анастасия Ковалевская

— По словам девушки, она приехала в Беларусь на шопинг, чтобы запастись детскими вещами для малыша, которого ждала. Здесь она и была задержана сотрудниками милиции по подозрению в том, что отправляла женщин из России в Беларусь для занятия проституцией, — рассказывает адвокат Антон Гашинский, партнер адвокатского бюро «Маслов, Гашинский и партнеры», которое осуществляет ее защиту. — Между тем, достаточных и достоверных доказательств ее участия в совершении преступления нет.

По словам адвоката, нет доказательств того, что Ирина совершала вменяемые ей в вину действия, а именно: покупала билеты женщинам, которые приехали в Минск на заработки, снимала для них жилье, договаривалась вместо них с клиентами. В ходе следствия не установлено ни одного обстоятельства, которое могло бы стать основанием для предъявления обвинения в совершении преступления, относящегося к категории тяжких.

— Несколько раз по просьбе россиянок, предлагающих интимные услуги в Минске, Ирина размещала в интернете объявления, что в силу закона является недостаточным для осуждения ее по данному составу преступления, — поясняет Антон Гашинский.

По мнению стороны защиты, совокупность обстоятельств, установленных по делу, указывает на то, что молодая женщина просто оказалась не в то время и не в том месте. В России она никогда не привлекалась к ответственности, у нее была обычная работа, а характеристики работодателя получала только положительные — как исполнительная, ответственная и дисциплинированная сотрудница.

По одной из версий, она могла быть косвенно вовлечена в деятельность мужа. Супруг обвиняемой, также гражданин Российской Федерации, попросил беременную жену вместо себя съездить в Минск. А как только она оказалась в нынешней тяжелой ситуации, исчез.

Сейчас Ирина находится в СИЗО города Жодино. И за время, пока идет следствие, молодая женщина успела родить ребенка.

ллюстрация: Анастасия Ковалевская, TUT.BY
Иллюстрация: Анастасия Ковалевская

«В начале октября я родила в больнице малыша. На протяжении всего времени, что я находилась там, со мной был конвой в составе трех человек. Первые полтора дня, когда ребенка приносили только на кормление, меня пристегивали наручниками к кровати», — вспоминает обвиняемая.

Никаких детских вещей у Ирины с собой не было, позаботиться о молодой матери в Беларуси тоже некому: из близких рядом никого. Мать Ирины умерла восемь лет назад, а посылки, которые пересылает ее тетя из России, идут слишком долго. Самые нужные вещи, подгузники и смеси женщине подарила акушерка. Новорожденного выписали на пять дней позже мамы — в тюремной камере нужно было подготовить условия.

— После рождения ребенка Ирину с ним перевели в отдельную камеру вместе с более опытной женщиной. Она учит заботиться о малыше и всячески помогает. Условия улучшили, но для содержания новорожденного они не совсем подходящие: например, там, конечно же, отсутствует горячая вода, памперсы проносить запрещено.

Специфический запах тюрьмы неблагоприятно влияет на здоровье ребенка. Малыш недостаточно времени проводит на свежем воздухе, который так необходим для маленьких детей. Ребенок, рожденный в тюрьме, оказался в очень несправедливой ситуации, которая оказывает колоссальное негативное влияние на его дальнейшую судьбу, — полагает адвокат Гашинский. — Адвокатское бюро также по мере возможности старается помочь молодой маме, передавая ей посылки с детскими вещами первой необходимости.

Да и маме сейчас совсем не просто: недавно родившим женщинам необходимо лежать, не рекомендуется сидеть. Едва ли это возможно в нынешних условиях.

«В женскую консультацию меня вели в наручниках трое конвоиров. В тот момент пришло осознание, что разницы между преступником, рецидивистом, маньяком, убийцей и беременной женщиной не существует. На приеме у врача я в первый раз в жизни испытала жалость к себе», — вспоминает свои ощущения она перед отправкой в изолятор, еще до родов. И признается: с тех пор ничего не изменилось — ни отдохнуть, ни сходить нормально в уборную так и не получилось. Даже в роддоме.

«Сейчас мы вместе, и я стараюсь создать ребенку нормальные условия, насколько это возможно в стенах тюрьмы. Окружить заботой и любовью. Надеюсь на скорейшее разрешение ситуации, связанной с моим заключением под стражу. И на то, что мы с малышом вернемся домой, к родным», — говорит обвиняемая.

ллюстрация: Анастасия Ковалевская, TUT.BY
Иллюстрация: Анастасия Ковалевская

Наказание, предусмотренное статьей 171 Уголовного кодекса Республики Беларусь, довольно жесткое, предусматривающее только лишение свободы. За аналогичное преступление на территории Российской Федерации предусмотрены альтернативные виды наказаний: штраф, принудительные работы. Если лишение свободы, то на срок до пяти лет. Несмотря на то, что Ирина является гражданской Российской Федерации, уголовное дело будет рассматриваться в соответствии с уголовным законом Республики Беларусь.

— Любое уголовное наказание должно назначаться в соответствии с принципами индивидуализации, при этом должна учитываться общественная опасность совершенного преступления. В случае с Ириной позиция защиты — ее полное оправдание. Мать с маленьким ребенком должны вернуться домой. Иначе их ждет жизнь в совсем неподходящих для ребенка тюремных условиях.

Судебное заседание по этому делу пройдет в суде Центрального района Минска 26 ноября 2018 года.

-20%
-20%
-50%
-10%
-15%
-35%
-40%
-20%