• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Анастасия Величко / Фото: Надежда Бужан /

Аркадий Израилевич — один из самых известных бизнесменов байнета: не проходит и недели, как в Сети появляется новая статья о нем. Его имя звучало в связи со скандально известным рестораном «Поедем поедим», неправильной парковкой и даже потасовкой с активистами.

В ноябре Аркадия задержали. Ни он, ни его близкие долгое время не давали никаких комментариев по этому поводу. Но сегодня супруга бизнесмена Маргарита согласилась на откровенный разговор с LADY. О том, как она переживала эту непростую ситуацию и шквал негатива в свой адрес, — в нашей беседе.

По словам Маргариты, их с Аркадием брак можно считать закономерностью:

— Не зря говорят: если человек твой — он к тебе вернется. Мы познакомились на мероприятии лет 5−6 назад. На тот момент Аркадий был женат, поэтому знакомством все и ограничилось. А через некоторое время встретились вновь, завязался разговор. За эти годы его семейное положение, которое и было для меня препятствием, изменилось, так что мы стали общаться, строить отношения. И спустя 1,5 года совместной жизни, в день его рождения, я согласилась выйти за него замуж. Сделала ему подарок! (Улыбается.)

— У вас с мужем большая разница в возрасте (Аркадию 55 лет, Маргарите — 28. — Прим. редакции). Ощущается ли она?

— Я считаю так: либо человек твой, либо нет, и возрастная разница здесь не играет никакой роли. Аркадий — определенно «мой», у меня ощущение, будто я знала его всю свою жизнь. У нас очень схожие интересы и взгляды, и нам всегда есть о чем поговорить. Да, я не знала всех знаковых фильмов и книг, на которых он вырос. Но после того, как познакомилась с Остапом Бендером, различий не осталось. (Смеется.)

Осуждали ли этот брак? Скажу так: рядом со мной находятся люди, которые проверены годами и обстоятельствами. И новость о моем замужестве они восприняли абсолютно адекватно. Главное, чтобы мне было хорошо, а если мне хорошо, то почему они должны быть против? Изначально наш с мужем союз, может, и вызывал вопросы, но те, кто видит нас вместе, всегда говорят, что мы очень гармоничная пара.

— Жизнь, судя по всему, тоже складывалась вполне себе гармонично — путешествия, свадьба в Турции, участие в финале «Миссис Беларусь». Но потом все изменилось: Аркадия задержали. Какой была ваша первая реакция?

— У меня был шок. До того как позвонил адвокат, я и вовсе отказывалась в это верить. Может показаться, что в подобной ситуации ты мечешься из угла в угол и не знаешь, что делать… На самом деле в такие моменты мыслей в голове нет вообще никаких, ты даже не понимаешь, что происходит. И, что самое страшное, не знаешь, как будет складываться твой завтрашний день, потому что от тебя в данном случае не зависит абсолютно ничего.

Первые три дня ни я, ни адвокат не давали никаких комментариев. Каким образом информация просочилась в прессу, для нас до сих пор загадка. Утром в четверг мой телефон был завален ссылками и сообщениями «это правда?», и просьбами дать комментарий. Мы вообще не хотели, чтобы это дело предавалось огласке, но вышло как вышло.

— И в Сети стали обсуждать не только вашего мужа, но и вас. Вы ожидали, что получите в свой адрес столько негатива?

— Конечно, я всегда понимала: все, что коснется моего супруга, коснется и меня, от этого никуда не убежать. Проблема в том, как именно люди выражали свое мнение. Например, писали, что это я сама «сдала» Аркадия, через три года получу развод и половину имущества, а потом у меня появится новый муж и новое «дело». Доходило и до оскорблений.

В адрес супруга подобные высказывания сыпались задолго до истории с задержанием. Даже свадьбы это коснулось: после наших многочисленных отказов дать комментарии желтая пресса включила фантазию. Каждый раз я говорила мужу: не стоит отвечать этим людям, правды все равно не добьешься. Они тебя не знают и видят лишь то, что хотят видеть. До сих пор многие уверены, что ситуация с задержанием произошла из-за Куропат. Или что Аркадий является владельцем ресторана, хотя на самом деле вообще никакого отношения к нему не имеет.

— Почему бы не расставить точки над «i», например, одним постом в соцсетях? Одного из обидчиков вы там даже процитировали.

— И это был единственный негативный комментарий, который я опубликовала на своей странице. Сделала я это лишь потому, что человек перешел все границы и плюнул на этику. А ведь он позиционирует себя как борец за справедливость, но говорит совсем другие вещи. Какая-то двуличность.

Что касается оправданий: неважно, в соцсетях или же на форумах, я понимала, что любой мой комментарий вырвут из контекста и разберут на цитаты, как разбирали многие высказывания моего супруга, и будут трактовать вовсе не в мою пользу. За все это время вышло лишь одно интервью, где не коверкались слова Аркадия (накануне задержания бизнесмен дал интервью Анастасии Баренцевой. — Прим. редакции).

Признаю, во мне играла и злость, и обида: люди писали, что я вышла замуж из-за денег, хотя у меня есть бизнес, к которому Аркадий вообще никакого отношения не имеет. И, конечно, меня подмывало ответить: «Что вы говорите? Вы же меня совсем не знаете!» Но я знала, что это бесполезно.

— История с задержанием совпала с финалом «Миссис». Почему вы остались в проекте?

— Репетиции дефиле были единственным временем, когда я не думала вообще ни о чем. Ходила 3−4 часа на каблуках по сцене, отрабатывала походку, и, честно говоря, это хоть как-то отвлекало от проблем. А вот видеоэтапы давались тяжело: там уже нужно было думать, что ты говоришь, как ты выглядишь. Но когда перед съемкой тебе звонит адвокат и говорит: «Маргарита, вот уже 5-й день прошел, а мы так и не попали к вашему супругу и не знаем, что с ним» — на глаза накатывают слезы. Через 3 минуты нужно заходить, а у меня красные глаза… Я пропускала девочек вперед, потому что никак не могла собраться.

Мое участие в проекте, как мне кажется, было никому не интересно — ровно до тех пор, пока мужа не задержали. Неделю я металась: стоит ли вообще продолжать участвовать, как это отразится на моем имидже? И вместе с тем, я не хотела сделать что-то, что может навредить Аркадию. Если останусь, начнут судачить, мол, супруг задержан, а она развлекается. С другой стороны, если откажусь от участия, это будет выглядеть будто я признала поражение и вину супруга. Я была абсолютно уверена в его невиновности и таким образом хотела поддержать мужа.

— Ваш супруг разделял эту точку зрения?

— На самом деле больше недели я вообще не знала, что с ним и как. Писала кучу писем, но раз уж не пускали правозащитников, то и письма вряд ли доходили. Однако когда адвокаты наконец смогли с ним встретиться, он сказал: «Передайте Маргарите, чтобы она ни в коем случае не снималась с конкурса».

— А отдать корреспонденцию вместе с передачами нельзя?

— С передачами все сложно. Вообще, когда я попыталась узнать, что можно передать, мне не дали четкого ответа. А там столько нюансов! Например, если хочешь передать конфеты, ты обязан снять все обертки и положить конфеты в прозрачный пакет. С вещами тоже непросто: те же кроссовки без шнурков найти — целая эпопея. Нельзя приносить книги, журналы, газеты, даже лекарства. Прийти и передать что-то можно только дважды в месяц, и если бы мне не помогли люди, которые сами когда-то оказались в подобной ситуации, я бы потратила поход впустую.

Мне давали советы вроде: «Когда будешь собирать пакет, обязательно положи длинную черную шапку». Я не понимала зачем, ведь дала мужу теплые вещи, и шапку — в том числе. Мне сказали: «Там всегда горит свет, и человек просто не может спать. Шапка нужна, чтобы натянуть ее на глаза».

— Как удавалось совмещать решение личных вопросов с репетициями «Миссис»?

— Практически никак. Зачастую мы даже не могли распланировать свое время. Во время проекта мы абсолютно не принадлежали сами себе, и я осталась крайне недовольна участием.

Мы с остальными девушками изначально понимали, на что идем, но ситуация выходила из-под контроля и выбивала из колеи. Когда тот же финал перенесли с 1-го ноября на 15-е, стало ясно: не хватило времени отрекламировать партнеров. Сейчас, когда всё улеглось и структурировалось в голове, я осознала, что нас использовали как бесплатную массовку для заработка. А как выбирали финалисток конкурса, для многих — и для меня в том числе — осталось непонятным.

Самое обидное, что мы зря потратили столько сил и времени, ведь видеоэтапы никак не повлияли на выбор финалисток. А социальные проекты, которым изначально уделялась масса внимания и которые, по словам организаторов, давали 50% успеха, прозвучали одной строкой. На них никто не обратил внимания. Но лично я свой проект доведу до конца.

— Кто поддержал вас в сложной ситуации?

— Меня очень сильно поддерживали мои друзья и некоторые друзья мужа. На самом деле я никогда не боялась одиночества и прекрасно уживалась сама с собой. Могла на отдых уехать и ни с кем не разговаривать неделю или две. (Улыбается.) Но тут возникла проблема: я осталась в полной неопределённости. В таком положении крайне важна поддержка извне, человек, который даже просто будет сидеть рядом и отвлекать тебя. И кто-то из близких мне людей всегда был рядом.

Я читала все статьи, чтобы понимать, что думают люди, читала большинство комментариев. Мне было приятно, что спустя какое-то время мнение о моем супруге стало меняться в положительную сторону. И вместе с тем поразительно, как сильно наши люди любят радоваться чужому горю. Хотя беда может прийти в каждый дом, никто не знает, где она подстерегает.

-20%
-10%
-20%
-20%
-12%
-15%
-50%
-25%
-10%
-10%
0063297