102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  2. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  3. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  4. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  5. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  6. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  7. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  8. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  9. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  10. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  11. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  12. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  13. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  14. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  15. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  16. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  17. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  18. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  19. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  20. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  21. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  22. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  23. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  24. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  25. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  26. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  27. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  28. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  29. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  30. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
BBC News Русская служба


Тюрьмы в Англии и Уэльсе переживают кризис. Во многих из них распространены наркотики, насилие бьет через край. Тем удивительнее желание наших трех собеседниц получить работу в мужской тюрьме. Они объяснили нам, почему решились на это.

Фото: BBC

На руке у Шармейн розовыми чернилами вытатуировано слово «непонятая». Это в память о ее убитой подруге. У нее тоже была такая татуировка.

«Я на самом деле не могу объяснить, о чем это, — признается Шармейн. — Некоторые думают, что это из песни, но, мне кажется, моя подруга так воспринимала себя как личность».

Шармейн говорит о ней как о сестре: «Мы все делали вместе. Она для меня была всем на свете».

«Попытаюсь что-то изменить»

Теперь эта татуировка вдохновляет Шармейн в ее новой карьере — тюремного надзирателя.

«Если бы моя подруга знала, что я стану тюремным надзирателем, она сказала бы, что я с ума сошла и что мне надо голову проверить», — говорит Шармейн.

На подобный поворот судьбы Шармейн натолкнула мать.

«После смерти подруги я долго не могла прийти в себя. Я ни о чем другом не могла тогда думать, кроме как о том, как же я ненавижу убийцу моей подруги. Но моя мать однажды сказала мне, что все заслуживают искупления, — рассказывает она. — Прошло около года, и я начала размышлять о словах своей матери. Я решила, что попытаюсь что-то изменить, что стану тюремным надзирателем».

Фото: BBC

Мы договорились, что по соображениям безопасности не будем называть фамилию Шармейн, как и фамилии других женщин, о которых мы здесь рассказываем.

Я впервые встретилась с Шармейн, когда она проходила спецподготовку в колледже пенитенциарной службы, который расположен в графстве Уорикшир в особняке Ньюболд-Ревел — памятнике архитектуры XVIII века.

Шармейн 50 лет, она уже бабушка. Раньше она работала маляром-отделочником на стройках и была там часто единственной женщиной.

На стройке нередко происходили несчастные случаи, и после очередного такого происшествия она решила переменить профессию, поработать какое-то время в тюрьме, чтобы понять, подходит ли ей это.

Шармейн говорит, что готова к трудностям и справится с проявлениями насилия, членовредительством и другими подобными инцидентами, поскольку у нее есть личный опыт в этих делах.

«Мой брат и племянник покончили с собой, так что меня так просто не напугать», — говорит Шармейн.

Материнский инстинкт

Шармейн говорит, что ее жизненный опыт явно пригодится на новой работе.

«Ты видишь, как подростки попадают в тюрьму впервые в жизни и какое это для них испытание. Тут пригодится материнский инстинкт. Иногда нужен человек, который сможет почувствовать, что с подростком что-то не так», — поясняет она.

Фото: BBC

Шармейн сама была в прошлом жертвой преступления и пережила семейное насилие, после чего оказалась в приюте для женщин.

Но даже несмотря на это, она предпочитает думать о тюрьме как о месте для реабилитации, а не для наказания.

«В тюрьме их учат не возвращаться к преступлениям, когда они выйдут на волю. Мы пытаемся помочь им стать лучше и вернуться к нормальной жизни в обществе», — говорит Шармейн.

«Это меня вдохновляет»

Вместе с ней проходят подготовку 49-летняя Салли и 24-летняя Калипсо.

Салли до этого работала в банковской сфере, а затем в местном совете, а Калипсо работала в баре официанткой и училась заочно в Открытом университете на психолога-криминалиста.

Перед поступлением на работу в тюрьме стажеры должны пройти 10-недельный курс подготовки в полицейском колледже.

Курс состоит из лекций и практических занятий с использованием ролевых игр. Новичков учат, как надевать наручники, обыскивать камеры и, конечно, умению общаться с заключенными и как вести себя в случае конфронтации.

Новая карьера Шармейн, Салли и Калипсо начинается как раз в то время, когда пенитенциарная система в Англии и Уэльсе переживает кризис.

В тюрьмах все больше сексуального и общего насилия, зачастую оно связано с возросшим употреблением наркотиков.

Наша троица к тому же будет работать в основном в мужском коллективе.

Согласно недавно опубликованным данным, в Англии и Уэльсе примерно 48 тысяч тюремных надзирателей, чуть больше четверти из них — женщины.

Многие надзиратели бросают эту работу, поэтому власти в этом году хотят подготовить 5200 новых сотрудников, и пока все идет по плану.

Без розовых очков

Но несмотря на все трудности, все три женщины говорят, что уверены в своем шаге, и утверждают, что делают это не по наивности.

«Я действительно верю в то, что я делаю, — говорит Салли. — Я не смотрю на жизнь сквозь розовые очки. Тюрьма — это место для реабилитации, которая дает результаты, и меня это вдохновляет. Да, будет трудно, но все эти трудности на самом деле — это возможность что-то изменить».

Калипсо допускает, что ее будущая работа таит в себе некоторые опасности.

«Меня это не отпугивает, потому что тут многое зависит от личностных качеств. Речь не о том, насколько ты здоровая и сильная, — говорит Калипсо. — Но если я помогла хотя бы одному человеку, то мое дело сделано».

-5%
-10%
-10%
-40%
-60%
-70%
-10%