delfi.lv /

Сексуальная анорексия — сравнительно новое понятие, обозначающее трудноконтролируемый страх, панику или тревогу в отношении секса. О своей истории сексуальной анорексии изданию Good Housekeeping рассказала Лиз Джексон.

Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер

В последний раз я занималась сексом летом 2010-го. Мои друзья познакомили меня с молодым человеком, с которым мы сходили на несколько свиданий. Он мне нравился, с ним было приятно. Однако в прошлом я обожглась, и мой печальный опыт одарил меня всепоглощающим страхом близости, особенно в отношениях. Особенно интимной.

Однажды этот парень забрал меня с работы, и мы провели с ним чудесный, беззаботный день и оказались в его постели. Когда дело стало подходить к сексу, мое тело напряглось и мне казалось, что я не могу дышать. Я расплакалась, а в голове проносились мысли: «Что я делаю? Нравится ли мне этот парень? Помнишь, что случилось в прошлый раз, когда ты занялась сексом? Тебе причинили боль. Остановись сейчас же».

Я заорала: «Слезь с меня», оттолкнула парня, задыхаясь и всхлипывая. Он сделал все что мог, чтобы успокоить меня. Я объяснила ему, что у меня случилась паническая атака, и попросила прощения. Когда я отдышалась, мы оделись, и я сказала, что хочу домой. Он предложил меня подвезти, но я хотела проехаться на автобусе. Пока мы стояли на остановке, он сказал: «Значит, у нас ничего не получится, не так ли?».

Я мотнула головой, обняла его на прощание, и больше мы не виделись. С тех пор я даже не пыталась заняться с кем-нибудь сексом.

Что такое сексуальная анорексия?

Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер

Я не помню, откуда я впервые узнала термин «сексуальная анорексия», но я помню свои ощущения: я почувствовала себя одновременно очень больной и сильнейшее облегчение.

Сексуальная анорексия — это компульсивное избегание сексуальной близости как результат страха и тревоги перед интимными ситуациями. В пищевой анорексии люди не могут есть, а в сексуальной — заниматься сексом.

Многие путают сексуальную анорексию с асексуальностью, полагая, что это два разных названия для отсутствия интереса к сексу, но это не так.

Как все началось

Все началось 10 лет назад. Мне было 23, я была неопытна и не могла поверить, что могу кому-то понравиться, особенно такому парню, как Джеймс. Он несколько месяцев уверял меня в искренности своего влечения ко мне, прежде чем я позволила ему себя поцеловать.

У нас было очень много общего. Он был очень симпатичен и немного старше меня. Джеймс познакомил меня с его родителями, и я до сих пор не могу поверить, что это было по-настоящему. Я была уверена, что это какой-то розыгрыш, в конце которого надо мной будут смеяться, что я могла поверить в то, что достойна любви и обожания.

Да, у меня всегда были проблемы с самооценкой, и еще в школе, когда все ходили парами, я была одна. Не то чтобы я не пыталась это исправить, просто я никому не была интересна. В колледже все романы заканчивались звонками поздно вечером с приглашением в постель.

Выяснилось, мои инстинкты меня не подвели. Вскоре после того как я приняла идею, что способна завязать с кем-то отношения, он подтвердил мои страхи и опасения и прекратил со мной общаться. Ни расставания, никаких точек над «и».

Через три года он появился снова, уверяя меня, что он допустил большую ошибку, и умолял меня с ним хотя бы выпить чего-нибудь. Несмотря на свои внутренние протесты и советы друзей, я с ним встретилась. Той же ночью мы переспали, и это было чудесно — мне было уютно и спокойно.

Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер

Следующие несколько недель мы очень тесно общались, он старался вновь завоевать доверие моих друзей. Через три месяца, когда мы собирались ложиться спать, он предложил мне лечь в другой комнате. На мой вопрос «почему?» он ответил, что встречается с другой женщиной, и ушел в ванную. Судя по всему, он встречался с ней уже давно, пока я была поглощена написанием своей докторской (и была благодарна, что он меня не отвлекает). Теперь я понимаю, чем он был занят в это время.

Это был чистейший кошмар. Меня снова предали, обманули. Он пытался меня вернуть, но в этот раз я не отвечала. Он причинил мне боль, но больше всего я злилась на себя, потому что поверила ему и позволила себя обмануть.

Я словно выключилась. Тревога стала настолько сильной, что я оказалась в больнице с подозрением на инфаркт. Выяснилось, что это такие сильные панические атаки. «Я во всем винила себя: если бы я не поверила ему, я бы не сидела сейчас в больнице, опутанная проводами для ЭКГ. Я во всем виновата. Я могла всего этого избежать, лишь отказав ему, но я приняла неверное решение и теперь должна за это заплатить», — таковы были мои мысли. После этого я надолго перестала выходить в свет и ходить на свидания.

Возможные способы решения проблемы

Я посещаю психотерапевта, и он мне очень помогает, хотя я до сих пор словно замираю, когда мы об этом говорим. Словно, если я сейчас озвучу свои эмоции, они станут еще более реальными. Сама мысль о том, чтобы говорить о своих прошлых отношениях и опыте, пугает меня настолько, что я предпочитаю это не обсуждать. Да, я чувствую себя неполноценной и мне кажется, что я проведу в одиночестве всю свою жизнь. Но я до сих пор не могу представить себя в отношениях с кем-то.

Недавно я поняла, что если игнорировать проблему, то она не решится сама по себе. Сексуальная анорексия — это большая проблема, о которой стоит говорить, а не отмахиваться, предпочитая наклеить на нее ярлык «страх быть отверженным». Это гораздо больше, чем страх для всех, кто испытывает ее.

Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер

Однажды я рассказала подруге о своей анорексии и пояснила, что это такое и почему я была уверена, что у меня именно она. Она молчала несколько минут и смотрела на меня с распахнутыми глазами. Я была уверена, что она меня жалеет, когда она выпалила: «Так у этого есть название?». Я кивнула.

«Я проходила через это несколько лет и думала, что со мной что-то не так. Я очень расстраивалась, когда меня причисляли к асексуалам, потому что это не мой случай», — рассказала она.

Я почувствовала невероятное облегчение и впервые за долгое время — надежду. Моя подруга находится в чудесных долгих отношениях с любящим и замечательным человеком. И понимая, что когда-то она испытывала то же самое, что и я, и прошла через это, я чувствую в себе некий оптимизм. Мы с ней во многом похожи. И если она смогла преодолеть это, то, наверное, смогу и я".

-10%
-35%
-20%
-35%
-44%
-35%
-27%
-10%