Полина Еремеева / Фото: Надежда Бужан /

Если в кругу ваших знакомых есть женщина, которая столкнулась с непростой жизненной ситуацией (в своей биографии или в судьбе своих близких), пишите нам по адресу lina@tutby.com. Чтобы мы быстрее нашли ваше письмо, укажите в его теме «Героиня нашего времени». Это название нашего проекта, и мы, в отличие от М.Ю.Лермонтова, вкладываем в него не горькую иронию и сожаление, а все наше восхищение, уважение и гордость за женщин, которые живут в этой стране.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Мой канал на YouTube называется «Глебушка-хлебушка», но лучше набирать «Глеб Михалевич» — так быстрее найдете. У меня сейчас 21 подписчик. Мало, конечно, но я просто запустил это дело, — ловко набирает буквы на пульте мальчишка. — Мой планшет снимает очень короткие видео, это неудобно. У настоящих блогеров камеры большие и хорошие, «тянут» много.

Свое первое видео 11-летний Глеб снял в 2016 году. Юный блогер вспоминает, что все получилось не сразу:

— Папа ходил, шумел, не давал сосредоточиться! Раза три снимал-переснимал видос. Сам я из блогеров смотрю Ивангая, Брайна Мапса, Марьяну Ро. Люблю канал «Козырный уголок», ND Production, — делится Глеб. — Сейчас я вам покажу пранк алфавитом над бабушкой. (Пранк — это телефонный розыгрыш. Пранк алфавитом — это когда слова того, кто разыгрывает, идут в алфавитном порядке. Сначала на букву «а» слово, потом «б», «в», и так далее. — Прим. редакции). Баба Валя была в шоке. Не поняла, что со мной происходит. Все слова придумывал на ходу я сам. Получилось смешно.

— Он же так не любит слышать свой голос. Как это ты, Глеб, выдерживаешь? — гладит по голове сына Ольга Лапич.

— Ну ради гостей можно и потерпеть.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Сынок, выпрями спину! — поправляет блогера мама. — А что это за улыбка? Не кривляйся. Повзрослел — совсем другой стал. Раньше так не стеснялся.

— Нет, я люблю фотографироваться, — защищается Глеб. — Главное, чтобы это было фото не на паспорт. Там постоянно командуют: голову выше-ниже, подбородок опустить-поднять. Я, вообще-то, не моделью стать хочу, а программистом! Правда, математику не очень люблю. Некоторые вещи мне там непонятны. С белорусским тоже сложно. Я с английским дружу, "Человек и мир" нравится. Читаю много, — указывает на небольшую стопку книг на столе Глеб.

— Это я только сегодня съездила в библиотеку за новинками. Ту литературу, что в классе задавали читать на лето, мы уже осилили, — улыбается Ольга. — А ведь в школу мы очень тяжело попали! Тогда еще не было безбарьерной среды. Наша бабушка целый год писала в разные министерства, чтобы Глеб учился с обычными детками. Сыну же предлагали только надомное обучение. В итоге все получилось: нам выделили помощника (сопровождающего), сделали отдельный вход с пандусами. В первый класс Глеб пошел в 8 лет.

— А еще я обожаю ездить в гости к бабуле. Там очень круто! Единственное, не хватает собаки, — рассуждает мальчишка. — Взрослые говорят, что от животных много шерсти. А я бы шпица с удовольствием завел! Но вместо песика мне подарили приставку.

«Бог дает особенных малышей только сильным людям»

— Глеб — желанный ребенок. В этом году отмечаем с мужем 13 лет супружеской жизни, — говорит за чашкой чая Ольга. — В 7 месяцев у меня отошли воды. Сынок родился маленьким: 1 килограмм 100 граммов. Но по шкале Апгара нам поставили 8,8 балла (хорошее состояние малыша; норма. — Прим. редакции). Глеб сам сразу и задышал, и закричал. На третьи сутки у него случилась остановка сердца, малыша перевели на ИВЛ (искусственная вентиляция легких. — Прим. редакции). Четверо суток он провел под аппаратом.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Из роддома нас выписали с диагнозом «задержка моторного развития». Вроде все было неплохо, УЗИ ничего страшного не показывало. Мы усиленно занимались: массаж, ЛФК. В итоге все равно услышали неутешающие выводы. Диагноз «ДЦП, спастическая диплегия 3-й степени» нам поставили в год и три месяца.

— Глеб, ешь, не стесняйся! Чего ты мучаешь это пирожное? Ты же любишь сладкое! Это он так боится выпачкаться, — улыбается Ольга. — Такие леди к нему в гости пришли. Вообще, сын больше с девочками в классе дружит. Мальчишкам же главное побегать, а ему за ними не угнаться.

Знаете, глядя на сына, я часто вспоминаю фразу врачей: «Молодая, родишь сама». Сейчас бы с пеной у рта требовала кесарево! И не было бы этого безводного 8-часового периода, не было бы у Глеба гипоксии головного мозга. Какое-то время я очень сильно себя винила …

— Ма, ну не надо! — нервничает Глеб. — Я же тебя с небес сам выбрал!

— Он часто так говорит, утешает меня, — обнимает сына Ольга. — Общаясь с мамами больных детей, поняла, что Бог дает особенных малышей только сильным людям. И среди таких мам почти нет асоциальных женщин. В моем окружении это юристы, врачи, учителя.

С появлением Глеба мы с мужем изменились. В нашей жизни нет места зависти, злости, сплетням. Нам просто это все неинтересно. Глеб сделал нашу семью крепче.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— А покажем мои тетради? — шепчет на ухо Ольге Глеб.

— Никто ведь не верил, что Глеб будет писать. Все говорили: «На клавиатуре заниматься придется». Но мы не сдавались. Сутками ходили в частные развивающие центры, к разным специалистам — разрабатывали мелкую моторику рук. Палочки-крючки-кружочки. Обводить, обводить и еще раз обводить, — вспоминает мама.

Ольга с гордостью листает школьные тетради сына по русскому и белорусскому языкам. Отметки красным стержнем «Молодец», «Хорошо» красуются под детским почерком Глеба.

— Сегодня мы занимаемся с дефектологом, инструктором по ЛФК. Профессиональный массаж и иппотерапия нам тоже нужны. Ездим оздоровляться за рубеж. Все это, конечно, сложно. Но по-другому никак. Нельзя давать мышцам расслабляться, — говорит женщина. — Все, что можно делать в домашних условиях, мы добросовестно выполняем: «ходим», отжимаемся, качаем пресс. Шведская стенка — самое нелюбимое место Глеба в квартире.

«Бывало, руки опускались совсем. Из депрессий не вылезала»

— Ему и сложно, и больно приседать, — объясняет Ольга, поддерживая сына у стенки. — Глеб, ну давай, старайся. Нет, ногу ты сейчас неправильно поставил. Вперед толкни животик. Вот так. В общем, сложно нам это все дается, — вздыхает мама.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Ольга и Глеб показывают журналистам упражнения на шведской стенке.

— Но я правда очень старался! — злится Глеб.

— Я знаю, солнышко, знаю, — целует сына в лоб Ольга.

До появления на свет Глеба Ольга работала медицинской сестрой. Женщина признается: «И мысли не допускала, что у меня может родиться нездоровый ребенок. Хотя на рабочем месте видела разных деток. А вон как судьба распорядилась!».

Более 10 лет женщина находится в отпуске по уходу за ребенком-инвалидом, Глебу положена пенсия. В сумме от государства семья получает 430 белорусских рублей.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY
Ольга и Глеб показывают журналистам упражнения на шведской стенке.

— Верите, что Глеб пойдет сам?

— Я верю в чудо! Хотя очень устала, — спокойно отвечает Ольга. — Чего скрывать, бывало, руки опускались совсем. Из депрессий не вылезала. Не знала, куда себя деть. Еще когда и мужа постоянно дома нет (он дальнобойщик) — так вдвойне тяжело. Я курсы парикмахера окончила, чтобы хоть как-то отвлечься от проблем. Потом стала себе не нравиться — похудела на 7 килограммов, веду здоровый образ жизни, хожу на фитнес, езжу на велосипеде. Глеба покатала, потом сама рванула.

— А сегодня погоним? Это дело я люблю! — подхватывает разговор мальчишка.

— Этот специальный велосипед нам сделали в Минске бесплатно. То, что Глеб научился на нем ездить, — огромный шаг вперед, — говорит Ольга.

— Иногда я очень быстро езжу. Так разгоняюсь, что меня не поймать! В гору, конечно, тяжелее подниматься, — хвастается гонщик.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Я не умею показывать на публику, что у меня творится внутри. Лучше поплачу в подушку, подумаю, помолюсь. Многие спрашивают: «Как тебе удается быть всегда на позитиве?». А какой смысл унывать? Если бы это помогало… Да и ребенок все чувствует. Глебушка меня поддерживает, а я его. Так и живем, — обувает сына Ольга.

— С рождением Глеба у меня полностью поменялся круг знакомых. Когда он был маленьким, я никому ничего о нашей проблеме не рассказывала. Соседи (а у нас дом медиков) узнали о том, что Глеб особенный, только лет в пять. Он же внешне обычный ребенок! Единственное, все спрашивали: «Чего ты его, такого большого, вечно на руках таскаешь?».

Помню, договорилась с председателем дома, чтобы мне около подъезда установили знак «паркоместо для инвалидов». Ведь носить Глеба на руках от машины до дома становилось все сложнее. Начертили мы этот знак на асфальте. И, естественно, что он есть, что его нет: место всегда было занято чужими авто. Тогда за свои деньги я поставила замок. Была пара недовольных моим «преимуществом» жильцов, но вроде смирились. «Не дай Бог, — думаю, — вам такое «преимущество!».

«Ни одного мужчину не удержишь ни здоровыми, ни больными детьми»

— Я люблю еду из "МакДональдса". Но мама редко разрешает ее есть. Это чтобы я лишний вес не набирал. Мне тогда тяжело передвигаться, а маме — меня поднимать, — крутит педали Глеб.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Да, нам на диету садиться надо! — подхватывает разговор Ольга.

В конце августа ложимся на сложнейшую операцию. У Глеба вывих правого тазобедренного сустава, но оперировать будем оба бедра. Это из-за его болезни. Ребенок пошел в рост, набрал вес — сустав не выдержал и полностью выехал.

После нас ждет очень долгая и ежедневная реабилитация. У Глеба, грубо говоря, будут другие ноги — нужно все разрабатывать. Четыре месяца ставить на ножки его нельзя вообще, поэтому буду возить сына в школу, сажать за парту и находиться там с ним. Ведь девочка-сопровождающая его просто-напросто не поднимет.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Мама, но у меня же много друзей — они помогут! — подъезжает на своем трехколесном транспорте мальчишка.

— Помню, очень переживала, как к Глебу отнесутся дети в школе. Напрасно! Класс у него хороший. Есть, конечно, задиры, но это как и везде. К тому же сын у нас не из робкого десятка, за себя постоять сможет! Глебу нравится в школе, да и дети должны видеть, что люди бывают разные. Мы всегда говорим сыну: «Одни брюнеты, другие блондины, кто-то с очками, кто-то без. Ты вот на коляске». Кстати, о коляске. Мечтаем купить прогулочную, побольше, покомфортнее. Та, что есть у нас сейчас, маловата.

— Глеб, там машины, стой! — кричит вдогонку сыну Ольга. — Вы спрашивали, о чем я мечтаю? Хочу Глеба поставить на ходуны. Чтобы он сам себя научился обслуживать. В ванной, на кухне. В будущем — это главное, — откровенничает женщина. — А еще я мечтаю о здоровой дочке.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

— Мама, мне двоюродного брата достаточно! — вклинивается в разговор Глеб.

— Глебушка не хочет братика или сестричку. А я хочу, но боюсь. Если бы за меня кто-то выносил ребенка, родил... (Смеется.)

А дальше я справлюсь. Я знаю мам, которые отдали особенных детей в детский дом — решили сохранить семью, родить здорового ребенка. Малыш появился, а муж все равно ушел. Ни одного мужчину не удержишь ни здоровыми, ни больными детьми. Да и жизни нет, когда знаешь, что твоя кровинушка где-то вдалеке от тебя живет, спит, растет. Несчастливы эти женщины. Бывает, болтаем с подружками: «Оля, зачем мы столько лет мучаемся?! В них вкладываем свое здоровье, время, а результатов нет. Может, и нам отдать?!». «Нет, — говорю, — он мой сын. Мой».

Вы можете помочь, перечислив средства для лечения Глеба на официальные счета:

Благотворительные счета открыты в филиале 614 — г. Минск, ул. Карбышева, 13, к.2; УНП 600 052 608; МФО AKBBBY21614:

— белорусские рубли — транзитный счёт BY20AKBB38193821060845600000 на благотворительный счёт BY81AKBB31340000057545620143 в отделении 614/143, бессрочныйя;

— российские рубли — транзитный счёт BY81AKBB38193821185805600000 на благотворительный счёт BY33AKBB31340000056025620143 в отделении 614/143, бессрочный;

— доллары США — транзитный счёт BY81AKBB38193821185805600000 на благотворительный счёт BY17AKBB31340000055195620143 в отделении 614/143, бессрочный;

— евро — транзитный счёт BY81AKBB38193821185805600000як на благотворительный счёт BY51AKBB31340000058535620143 в отделении 614/143, бессрочный.

-50%
-30%
-10%
-10%
-15%
-25%
-10%
-20%
-20%
-20%