• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Анна Петрова /

Небольшой скандал приключился на пересечении литературного мира и соцсетей,
затронув непростую и важную тему. Началось с того, что книга Анны Старобинец
«Посмотри на него» (автобиографический рассказ о потере нерожденного ребенка) вошла в шорт-лист российской литературной премии «Национальный бестселлер». А затем одна из членов жюри опубликовала странную рецензию (которую, впрочем, очень быстро удалила, но скрины же вечны), в которой, помимо прочего, она писала и о том, что когда горе случилось с ней, она перенесла это молча, не вынося из семьи.

Тема начала активно обсуждаться, и дискуссия перешла в другое русло: молчаливо ли истинное горе или «кричать» о нем нормально?

Чаще всего звучало мнение — популярное, привычное, «наше» — что страдать молча и в одиночку — это добродетель, достоинство, что нельзя выносить сор из избы. Что тот, кто действительно страдает, не кричит об этом на каждом углу, не пишет книжки, а носит все в себе. А все остальное — это спекуляция, манипуляция, монетизация и пиар на костях.

Ну да, мы же привыкли стиснуть зубы и молчать. Держать удар, держать лицо. Точно, мы
же все из этих, как их, которые в горящую избу и коня на скаку. Настоящая женщина,
она же сильная, железная, непробиваемая и может плакать только ночью в подушку. Чтобы тушь не потекла. Терпи, не позорься.

Именно поэтому эта история не просто о чьей-то книге, о чьем-то единичном горе, о чьем-то единичном мнении, она куда более масштабна. Она о том, что вся наша жизнь, вся наша женская доля, вся наша «женская» медицина построены на принципе молчаливого страдания и унижения.

 

Она обо всех этих «чего орешь, когда ноги раздвигала, не больно было?». О попытках обесценить чужое горе, о традиционных «ты такая не одна, все через это прошли, не ты первая, не ты последняя». Чего орешь?!

Да-да, мы помним, что раньше в поле рожали и ничего. Выкидыши, замершие беременности — все это «женские дела», личное, интимное, стыдливое. Зачем об этом говорить? Зачем выносить это на публику? Мы не хотим, уберите это. Страдайте молча.

Очередное затыкание ртов. Культура молчаливого страдания. У нас никогда не было
принято говорить об этом, проговаривать, «проживать», не было психологов,
психоаналитиков, не было специально обученных консультантов, не было куда и к кому
пойти со своим горем, не было выхода, кроме как заталкивать боль внутрь себя. Врачам не до того, у них другая функция, и странно ожидать жалости от санитарки со шваброй и
грязным ведром.

favim.com

Но мы живем не в викторианскую эпоху, не в советские времена. Пришло новое время, и мы становимся свидетелями колоссальных перемен, когда меняются многие социальные установки, и одна из них как раз об этом: о разрешении говорить.

О травмирующих ситуациях, про которые было принято молчать, годами нося
боль в себе, как-то внезапно начали рассказывать, начиная с флешмоба #Янебоюсьсказать, огромного количества личных и откровенных историй из области так называемой «карательной гинекологии», громких и не очень разоблачений, последовавших за «делом Вайнштейна» и заканчивая вот такими вот книгами, которые между прочим несут в себе вполне определенные функции, например, терапевтическую.

Потому что кому-то чтение о чужом горе помогает пережить свое, дает ощущение поддержки. И такая литература во всем мире сегодня очень востребована, о ней все чаще говорят. Но главное — такие книги позволяют осознать, что об этом, оказывается, можно и нужно говорить. И это не стыдно, и вовсе не лишает нас достоинства. Потому что иногда только так можно что-то изменить, пусть даже и только в рамках одной человеческой трагедии.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

-20%
-20%
-17%
-40%
-10%
-20%
-20%
-10%
-40%
-18%
0062969