101 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  2. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  3. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  4. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  5. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  6. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  7. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля
  8. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  9. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  10. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  11. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  12. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  13. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  14. Названы победители «Золотого глобуса» (почти без сюрпризов)
  15. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  16. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  17. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  18. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  19. «В киевской миграционке мне сказали, что я в первой десятке». Айтишник — о переезде в Украину
  20. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  21. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  22. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  23. В Беларуси создали собственную ракету для «Полонеза» (ее очень ждал Александр Лукашенко)
  24. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  25. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  26. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  27. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  28. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  29. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  30. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ


Ксения Тарасевич /

Эндометриоз — одно из самых загадочных женских заболеваний. Он может протекать в разных формах, и его не всегда просто диагностировать. По статистике World Endometriosis Research Foundation, около 600 миллионов человек страдают эндометриозом.

Эндометриоз влияет не только на здоровье женщины, но и на ее социальную жизнь — ведь она живет с невыносимой болью, которая не дает нормально общаться, работать и строить отношения. LADY поговорила с женщинами, которые болеют эндометриозом, и узнали, как это — жить с одним из самых сложноизлечимых и болезненных гинекологических диагнозов.

woman.ru

Катерина, 32 года: «Болезнь забрала у меня самое последнее — мое чувство стыда»

— Сколько себя помню, каждые месячные сопровождались невыносимой болью, отвратительным самочувствием (целый букет недомоганий и физиологически неприятных переживаний). Порой невозможно было даже имитировать нормальную жизнедеятельность, случались обмороки, от боли я выла в голос. Подолгу приходилось лежать в кровати, поджав под себя коленки и ждать облегчения после очередной горсти обезболивающих.

Цикл был абсолютно нерегулярным, месячные могли прийти через 20 дней или через 60. Это добавляло проблем. Приходилось носить с собой прокладки и обезболивающие каждый день («а вдруг?»). Никогда не получалось подстроить планы под месячные (поездки на озеро, походы и прочее).

Как реагировали окружающие? Все ограничивалось советами «надо потерпеть, бывает и такое». Еще говорили типа того, что «после родов все пройдет». Я верила, других вариантов у меня не было.

Подружки-ровесницы не понимали то, о чем я рассказываю. Они не испытывали таких интенсивных болей, и никто не говорил о том, что это опасно.

В подростковом возрасте на приеме у гинекологов я описывала эти проблемы. Мне всего лишь ставили диагнозы «дисменорея» и «альгодисменорея», в карточке помечали «нарушение менструального цикла». Никакого лечения не назначалось, только прописывались обезболивающие и настои ромашки. И еще звучало что-то типа «подумаешь, ничего особенного в том, что у вас дисменорея, это не такая уж и редкость, надо терпеть». Но вообще я довольно поздно начала половую жизнь, и меня слабо осматривали.

Диагноз «эндометриоидная киста» был поставлен достаточно поздно — в 22 года и абсолютно случайно. В очередной раз, испытывая боли, я вызвала скорую, и мне предложили поехать в приемное отделение больницы. Там сделали УЗИ и наконец-то увидели кисту на яичнике, которая к тому времени была более 5 см. Меня госпитализировали в гинекологическое отделение, и только тогда было назначено хоть какое-то адекватное обследование и лечение. Стало понятно, что не избежать хирургического вмешательства.

Следующие полгода я принимала гормональное лечение и готовилась к операции (куча обследований и предварительных манипуляций в стационаре).

Окончательный диагноз «эндометриоз» прозвучал после операции, когда пришли результаты гистологического исследования.

Даже после постановки диагноза и хирургического лечения от врачей не прозвучало ничего о том, что болезнь достаточно опасна. Все прогнозы были оптимистичны. Мне рассказали про курсы лечения, рекомендовали наблюдаться в поликлинике и «побыстрее забеременеть».

Достаточно быстро боль вернулась, при обращениях к гинекологу я не увидела никакого дополнительного внимания и заинтересованности. Жалобы на боль и обмороки никогда не впечатляли врачей, по-прежнему мне ни разу не предложили открыть больничный. Бывало такое, что я сидела в общей очереди в кабинет гинеколога и буквально выла от боли, а мне говорили: «Ну не может же вам быть так больно!».

Но к 29 годам стало снова невыносимо. Боли настигали меня не только в период месячных, но и в середине цикла. Иногда я испытывала сильнейшую (пронизывающую все мое тело) боль сразу после того, как схожу в туалет. Боль появлялась резко и стремительно. Иногда приводила к обморокам на рабочем месте. Избавиться от нее удавалось только спустя пару часов после уколов и таблеток.

Теперь боли, разные по интенсивности и локализации, были не только во время менструаций. Это меня очень сильно пугало, и я уже грешным делом подумала, что у меня появилось серьезное онкологическое заболевание.

Конечно, я обратилась к участковому гинекологу по поводу приступа очередной острой боли и обмороков на фоне месячных. Как и прежде, врач ограничилась осмотром, поставила диагноз «альгодисменорея», рекомендовала выпить обезболивающее и сказала, что я не могу получить больничный лист по острой боли.

morehealthy.ru

Получается так: это нормально — падать в обморок от боли сразу после того, как сходил в туалет, потому что это альгодисменорея, потерпите.

Из-за этого во второй раз эндометриоз разбушевался не на шутку. Пришлось делать операцию и вырезать множество очагов, в том числе и 8-сантиметровую опухоль. Восстановление после операции проходило очень тяжело. Я лежала и ничего не хотела делать.

Вообще, я считаю, что ко мне относились наплевательски. Все разводили руками и говорили, что болезнь признана неизлечимой и не стоит ждать чудес от белорусской медицины. Что эндометриоз — это не злокачественное онкологическое заболевание и вообще не проблема, мол, «почти у всех эндометриоз и живут же как-то». И потом еще обязательно, почти шепотом, добавляют примерно следующее: «А знаете, как вылечиться? Вам нужно ребенка родить».

Между тем, возможность иметь детей стоит под большим вопросом, и даже в отношениях с мужчиной сложно рассчитывать на его понимание. Ведь многие моментально делают вывод типа «ты мне не нужна больная и бесплодная, что ты за женщина такая». Когда у меня начинаются новые отношения, меня охватывает паника: говорить или не говорить о том, что у меня серьезные проблемы с репродуктивной системой?

Вдобавок у меня часто возникают побочные физиологические реакции из-за препаратов. И даже самый чуткий и понимающий партнер не всегда может это терпеть.

Болезнь оказывает непосредственное влияние на каждый мой день. Это буквально трагедия всей моей жизни. На ее фоне у меня развилась клиническая депрессия, с апатией и таблетками.

Я всегда была активным человеком, а теперь мне приходится себя во многом ограничивать. Мне нравится помогать другим, но сейчас я должна сохранять свои ресурсы, а только потом участвовать в чужих жизнях.

Болезнь забрала у меня самое последнее — мое чувство стыда. Это все-таки нормально для девочки: стесняться снять с себя одежду. Я сотни раз была на приемах у гинекологов, у абсолютно разных, у мужчин, женщин, теперь мне стало все равно перед кем раздеваться. Болезнь разрушила даже мои личные границы. Возможно, кто-то в моих словах узнает себя. Не терпите эту адскую боль, это верный сигнал того, что вы нездоровы. Добивайтесь хорошего обследования и постановки диагноза.

Светлана, 37 лет: «Тянет, крутит, выворачивает, все одновременно. Мне не помогает большинство таблеток-анальгетиков»

— О том, что у меня эндометриоз, я узнала в 2013 году, когда нужно было срочно оперироваться: на левом яичнике у меня была киста 8 сантиметров. До этого момента, когда я ходила к врачу и жаловалась на болезненные менструации, мне отвечали: «Ну если станет плохо, принимайте обезболивающие».

Я начиталась информации в интернете и начала подозревать, что у меня что-то такое [эндометриоз]. Но я же не могла сама себе поставить диагноз. Вероятно, он у меня был с самой первой менструации, потому что они всегда были очень болезненными.

После операции мне сказали, что эндометриоз не лечится и все, что мне остается — следить за собой и облегчать симптомы. Каждые 3 месяца я ходила на осмотр в определенный день цикла и одновременно делала УЗИ органов малого таза, чтобы исключить очаги появления эндометриоза. И все это по своей инициативе.

morehealthy.ru

Сейчас у меня также кистозно-измененный яичник, в нем минимум 2 кисты, одна из них 3 сантиметра. Я ее обнаружила только потому что сама ходила и проверялась.

Лечение мне, кстати, не помогло. Мне кололи гормональные препараты, они создают искусственный климакс. Просто снимается болевой синдром, яичники как бы выключаются. Переносимость и побочные эффекты разные у каждой женщины, но у меня это проходило очень тяжело.

Когда мне кололи гормоны, у меня действительно не было никаких болей. Но позволило ли это мне избавиться от кисты, от эндометриоза? Нет, все вернулось. Как только ты заканчиваешь принимать лекарства, все возвращается. А долго их принимать даже сами врачи не рекомендуют, можно из этого климакса потом не выйти. Я решила над собой больше не экспериментировать.

До операции у меня были просто очень болезненные месячные, а после операции я всегда ощущаю, что у меня что-то происходит внутри. Сейчас во время менструации я испытываю сильные боли. По десятибалльной шкале это 10 из 10. Тебе тянет, крутит, выворачивает, все одновременно. Мне не помогает большинство таблеток-анальгетиков. Знаю, что некоторые обезболиваются уколами, но я не могу их сама себе колоть.

Мешает ли это жить? Ясное дело. Если ты не выпьешь обезболивающее, то ты просто не сможешь прийти на работу. Добавляются еще и головные боли, и мигрени, и озноб, и повышение температуры. Но когда проходишь через это каждый месяц, привыкаешь. Понимаешь, что скоро тебе станет очень плохо, нужно быстренько выпить таблетку — и ты уже будешь в рабочем состоянии.

Кроме этого, с возрастом становится все сложнее жить, добавляются новые симптомы. Мигрени, боли до месячных и после, темные выделения за 4−5 дней до месячных. С половой жизнью с каждым годом тоже все хуже и хуже, очень болезненные ощущения. Лучшее лечение от эндометриоза — это беременность. Но забеременеть с таким диагнозом очень сложно. Получается замкнутый круг.

Напоминаем, что недавно мы публиковали мнение гинеколога об эндометриозе и методах его лечения в Беларуси.

-5%
-20%
-20%
-10%
-10%
-10%
-50%
-9%