• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Евгения Чернявская /

«Я это не переживу», — судорожно подумала я о родах, глядя на тест с двумя заветными полосками. Мы давно хотели и планировали ребенка, но в этот момент рассказы всех женщин, рожавших во времена СССР или в нынешней Беларуси, сковали меня. Однако моей доченьке довелось появиться в Израиле, и это полностью изменило мое представление о том, как должен рождаться ребенок.

Фото из личного архива Евгении Чернявской

Беременность

Начнем с того, что беременность тут считается не болезнью, а абсолютной, стопроцентной нормой здоровой женщины. Это значит, что если все идет хорошо, то она может появляться у доктора крайне редко или не появляться вообще. Есть несколько рекомендованных УЗИ для отслеживания развития плода, генетическая проверка, анализ на диабет беременной и ближе к родам оценка веса плода, чтобы, если малыш собирается появиться на свет большим, заранее быть готовым. Никакого хамства со стороны персонала и запугивания, чтобы заставить будущую маму ходить в поликлинику на анализы, как на работу, нет!

Я ходила на все проверки (первый ребенок все-таки) и появлялась в поликлинике раз в 4−5 недель, а то и 6−7. Все максимально спокойно, тактично, без лишней информации о возможных болезнях, пока анализы не покажут иного. На сохранение кладут только в крайнем случае и, как правило, на 1−3 дня, пока не стабилизируется острое состояние. Никто не лежит в больнице, задрав ноги кверху, неделями. Отчасти, потому что Израиль — страна капиталистическая, люди вынуждены много работать. В декрет до рождения ребенка женщины не уходят вовсе, а уже через 3−6 месяцев обычно выходят на полный рабочий день. Кроме того, как везде на Западе, госпиталь стоит больших денег, и никто не станет держать человека в больнице, если ситуация не опасна для жизни.

Сколько стоит

В Израиле роды бесплатные. Под бесплатными я имею в виду абсолютно бесплатные. Это значит, что никому не надо платить в кассу, а также нести конвертов, бутылок с коньяком, коробок конфет и корзин с цветами. Не надо также договариваться с конкретным врачом и его бригадой, отвалив несколько сотен (или тысяч) долларов. И никакая вахтерша не будет смотреть со злобным прищуром в ожидании стопки шоколадок, чтобы в палату пустили подругу с передачкой для новоиспеченной мамочки.

Никаких бахил, халатов, криков под окнами «покажи его!», когда измученная родами женщина высовывается на заснеженную улицу через форточку третьего этажа, держа перед собой белый сверток и надрывая свежие швы. И никаких разговоров про посетителей, которые «нарушают» гигиену.

За каждые роды больница получает 3500 − 7000 долларов (зависит от того, обычные это роды или кесарево). Поэтому госпиталь заинтересован в том, чтобы пара выбрала именно его, и организовывает туры, во время которых можно все увидеть своими глазами. Вам показывают родовую и постродовую палаты, «младенческую» комнату, куда отвозят деток для прививок и чтобы дать маме и папе выспаться после родов, а также рассказывают про варианты анестезии и другие важные вещи.

Сумка в роддом тоже нужна очень скромная: разве что с одним комплектом одежки для малыша и плеером с любимой музыкой для переживания схваток. Подгузники, крем для попы от опрелостей — для малыша и гель-душ, прокладки, удобная одежда и белье — все это есть в палате бесплатно в неограниченном количестве.

Фото из личного архива Евгении Чернявской

Роды

В час «икс» женщина приезжает без предварительной записи в любой понравившийся ей роддом в любой точке страны. То есть не надо заранее определяться с клиникой и вставать на очередь. В родовую палату попадаешь с раскрытием в 3 см, так что чем позже приедешь — тем лучше. Иначе отправят домой или гулять по больничным коридорам.

Когда подруги в Беларуси узнавали, что я беременна, спрашивали: ты уже решила, рожать будешь сама или с мужем? «Сама и с мужем! А кто ж еще за меня родит?!» — в недоумении отвечала я. Для меня было загадкой не только то, что значит «сама» (как будто кто-то еще будет тужиться там вместо меня), но и почему я должна рожать без мужа?

Человека, для которого этот день так же, как и для меня — один из самых важных в его жизни. Человека, который может поддержать меня лучше, чем кто бы то ни было. Кто должен быть рядом, держать меня за руку, говорить, что я справлюсь, и успокаивать, если мне страшно? А если что-то пойдет не так, поможет принять решение, пока я буду одурманена гормонами. Кто, если не он?

Фото из личного архива Евгении Чернявской

В Беларуси идея рожать с мужем воспринимается в диковинку. Я слышала от подруг: «муж меня не захочет, если все это увидит», «мужчины не созданы для этого». Особенно забавляло «мужу там станет плохо, зачем вгонять мужчину в стресс?» (и в самом деле! я-то там на курорте буду)!

Все эти мысли кажутся мне нелепыми и оскорбляющими сразу всех: и меня, и мужа. Меня, потому что в родах я не «грязная» или «страшная». В родах я прекрасна, я дающая новую жизнь. Мужчина же, потому что он не слабак и простофиля, а сильный и мужественный, который заботится обо мне и о только что появившемся на свет ребенке. Не могу себе представить, как раньше наши мамы и бабушки рожали одни, а через неделю или две муж получал в руки готовый сверток с милым младенцем, понятия не имея, через что прошла женщина. Как после этого можно поддержать ее? Понять, почему она плачет или смеется?

Потому в Израиле сопровождающих у роженицы в палате может быть двое. Как правило, это муж и кто-то из родных — мама, сестра или дула.

(Дула, или доула — специалист, который помогает женщине во время родов. Она делает массаж, помогает пережить схватки, учит правильно дышать и помогает в принятии решений в процессе рождения. О дулах мы поговорим в отдельном материале).

Сопровождающие могут находиться с вами во время всех осмотров начиная с первой минуты в госпитале и на протяжении всех родов. У каждой женщины отдельная палата, где есть все необходимое: душ, туалет, удобная раскладывающаяся кровать-трансформер, на которой можно стоять и сидеть в любой мыслимой и немыслимой позе. Также все средства гигиены, кислород и монитор, чтобы отслеживать сердцебиение малыша и частоту схваток у мамы.

Монитор — это небольшой аппарат на резинке, который обматывают вокруг живота женщины в первую же минуту после оформления документов, когда она приезжает рожать, и убирают только после того, как малыш появился на свет. Он дает информацию, во-первых, о сердцебиении малыша, а во-вторых, об интенсивности схваток. Таким образом, акушерка всегда знает, когда лучше всего тужиться (смотрит на интенсивность схватки) и контролирует пульс ребеночка на случай, если что-то пойдет не так.

Эпидураль

В Израиле около 85% родов проходят с эпидуральной анестезией, несмотря на то, что на каждую семью в среднем приходится 3,7 ребенка, а вторые, третьи и последующие роды, как правило, считаются менее болезненными и проходят намного быстрее. Тем не менее никто не заинтересован в том, чтобы женщина мучилась и вспоминала этот день с леденящим ужасом. Потому эпидураль дается по первому требованию. Тут не пытаются «убедить» женщину, чтобы она «потерпела».

Пожелания мамы и протоколы больниц

Еще во время беременности я составила план, где прописала, какими я хочу видеть свои роды. Этот список мы сразу раздали всем медсестрам и акушерке, которые появлялись в нашей палате. Это позволило мне не переживать, что что-то пойдет не так, и сосредоточиться на рождении дочери.

  • Роды в удобном для меня положении (сидя, лежа, на спине, на четвереньках — как мне будет легче и эффективнее для процесса). Дело в том, что лежа на спине женщина испытывает боль гораздо более сильную, чем сидя на корточках или стоя на четвереньках. Кроме того, под силой гравитации ребенок выходит быстрее и правильнее, если женщина не находится в горизонтальном положении.
  • Не стимулировать роды без моего согласия. И вообще не предпринимать никаких вмешательств, пока я не подтвержу такую необходимость. Это значит не ставить капельницу с питуцином (искусственный окситоцин), не протыкать пузырь с водами.
  • Не давить на меня в вопросах анестезии. Не предлагать сделать эпидураль, пока я не попрошу ее сама. Несмотря на то, что я с самого начала собиралась брать эпидуральную анестезию, все же хотела дотянуть как можно дольше, чтобы быть способной контролировать процесс. В итоге мы приехали в больницу, когда ребенок уже вот-вот был готов появиться (раскрытие 9 см), этой возможностью я так и не воспользовалась.
  • Каждый заходящий в палату медработник перед любой проверкой должен представляться и объяснять, что и зачем он сейчас собирается делать. Я была напугана рассказами подруг из роддомов, где каждая медсестра или акушерка может прийти и начать что-то требовать от роженицы. Или насильно делать вагинальную проверку, которая на некоторых этапах совершенно бессмысленна и неприятна.
  • Не делать разрезов (эпизиотомии) без моего разрешения или угрозы для жизни младенца.
  • После рождения подать мне малышку на грудь для первого контакта — прикладывания скин-ту-скин (кожа к коже). Уже давно считается, что сразу после рождения очень важно обнять ребеночка и покормить молозивом.
  • Не обрезать пуповину, пока она полностью не отпульсирует, передав ребенку кислород и кровь из плаценты (обычно протокол в больницах 2 минуты, после чего отцу предлагают обрезать пуповину, но этого не всегда достаточно). За этим проследил муж.
Фото: 7ya.ru / Изображение носит иллюстративный характер

После рождения

Итак, все позади. Женщину переводят в послеродовую палату, где обычно лежат 2−3 новоиспеченные мамочки. И тут перед родителями встает выбор. Первый вариант: вы отдаете своего малыша на всевозможные проверки и прививки (разумеется, тоже решаете, хотите ли вы их делать, и если да, то какие), а потом можете оставить его в «младенческой».

Это очень удобно: тут с малышами 24 часа в сутки находится несколько медсестер, которые меняют им подгузники, укачивают, кормят. Родители в это время имеют возможность выспаться в своей палате: мама на больничной кровати, папа — рядом в кресле. Мамочка может попросить ее разбудить, как только ребенок будет плакать, чтобы ей принесли малыша, и накормить его сама.

Часто бывает, что женщине просто необходимо много часов поспать, чтобы восстановиться. В этом случае она может дать медсестрам бутылочку с молоком и попросить не трогать ее, пока сама не придет за ребенком. Меня очень впечатлила эта «младенческая комната»: тут в рядочек спят малыши, рядом с ними папы или мамы, милые и внимательные медсестры, которые бормочут деткам нежности и ухаживают за ними.

Вторая опция после появления ребенка на свет называется «нулевое вмешательство». Это значит, что после родов мама и малыш вообще не разлучаются. Все прививки, проверка слуха, взвешивание происходят прямо в вашей палате. Каждый час заходит то медсестра, то ваш врач, то педиатр, чтобы проверить, как себя чувствуют мать и новорожденный малыш.

Я выбрала второй вариант, потому что являюсь сторонником теории привязанности, которая гласит, что ребенку нужнее всего родители — их запах, голос, к которому детеныш привык еще в утробе, мамины и папины прикосновения. Для меня это было важнее, чем выспаться после родов.

Фото: woman.ru / Изображение носит иллюстративный характер

МВД прямо в роддоме

На следующий день после родов к вам в палату приходит сотрудник МВД, отделение которого находится прямо в госпитале, и регистрирует нового человечка. Ребенку дают номер удостоверения личности, записывают сведения о родителях. В течение 2 недель после этого вы дистанционно, через сайт МВД, отправляете заявку и получаете на дом с курьером красивое свидетельство о рождении, а также обновленные документы для вас и малыша (для вас, так как теперь в документы родителей вписан еще один человечек).

Если с мамой все хорошо, то в течение 48 часов вас либо выписывают (после кесарева — 5 суток), либо вы можете остаться в гостинице, которая бывает при роддоме.

Послеродовой отель

«Малонит» — так в Израиле называется гостиница, куда вы можете лечь за отдельную плату после родов. Цена вопроса — 500−800 долларов за 2−3 суток (зависит от роддома). Если все прошло естественно и без осложнений, то через 8 часов можно перевестись сюда из больницы.

Находится отель в одной минуте ходьбы от родильного отделения, в том же крыле. Атмосфера тут, как в настоящем отеле: ресепшн, приятная музычка, ресторан, туда-сюда снуют горничные. В номере есть все для мамы и малыша: махровый халат, тапочки, множество салфеток-прокладок-кремов-присыпок-подгузников, подарки от разных производителей детских товаров (я до сих пор не купила ни одной бутылочки, так как в номере лежало 3 штуки, а пробников кремов хватило на первые полтора месяца).

Также в номере есть телефон, куда звонят из «младенческой комнаты», чтобы пригласить на анализы и проверки. Если вы пропустили обед, звонят с ресепшна спросить, как вы себя чувствуете и нужна ли какая-то помощь. Меня, помню, очень тронуло, что кому-то не все равно, успела я пообедать или нет!

Мы сразу решили, что закажем малонит. Во-первых, чтобы перевести дух. Во-вторых, побыть вместе (в номерах удобная двуспальная кровать, и отсюда отцу ребенка не надо уходить на ночь, как из обычного послеродового отделения). В-третьих, не тратить силы, которых и так нет, на решение бытовых вопросов. Продукты, готовка, уборка — все это сделают за вас. В-четвертых, тут вам помогут с малышом. Особенно это актуально с первым ребенком.

Помню, как ночью малышка плакала и не замолкала больше часа, мы с мужем просто не знали, как ее успокоить. Я пришла в «младенческую», где заботливые медсестры взяли детку на руки, показали, как укачивать ее (дочка сразу успокоилась и заснула) и — самое главное! — успокоили уже плачущую от бессилия меня.

То есть в обычной ситуации после появления в вашем доме ребенка вы остаетесь с ним один на один. Если что-то случается, вас накрывает волна паники. В отеле же всегда есть лекции, курсы, медперсонал, который успокаивал меня при любом параноидальном вопросе (это нормально, что он спит? а она не голодная? а это что, желтушка у нее? а что делать с моей грудью — прибыло молоко, у меня начинается лактостаз?).

В отеле есть комната для сцеживания молока со всеми необходимыми девайсами, а также консультант по грудному вскармливанию, который учит правильно прикладывать малыша к груди и каждый день читает лекцию. Еда в ресторане отеля четыре раза в день, рыба, мясо, сыры. В номерах всегда есть холодильник, чай, кофе.

Так что мы ни разу не пожалели, что сделали выбор в пользу малонита.

Выписка

Выписывают в Израиле из роддома только с детским креслом. Тут же вам помогают разобраться с тем, как правильно ребенка туда усадить, настроить длину ремней безопасности.

Без кресла не отпустят: очень строгий закон, контролирующий безопасность малыша на борту автомобиля. Первое посещение мамой гинеколога состоится через 6 недель, а взвешивание ребенка — в течение первого месяца рождения в поликлинике.

Эпилог

На следующий день после родов, из Минска прилетела моя мама и в шутку спросила: «Ну что, будешь еще рожать?». «Конечно», — ответила я. Помню, как брови мамы поползли вверх. Она не могла поверить, что после такого ада, как роды, можно на следующий же день согласиться на «продолжение банкета».

Наверное, потому что роды для меня не стали актом унижения, неуважения к моей женственности и физического дискомфорта, как это, к сожалению, часто случается в странах постсоветского пространства. Рожала я, кстати, на протяжении 22 часов, а потуги длились больше полутора часов, и все это без анестезии. Так что никто не сможет сказать «вам просто не было больно, поэтому вы так спокойно рассказываете». Думаю, тут дело было в том, какие люди встречались на моем пути, когда я проходила через страх, боль и физическое истощение. На протяжении всей беременности и родов я чувствовала, что делаю что-то очень важное, и что меня в этом важном поддерживают.

-31%
-99%
-20%
-25%
-10%
-20%
-10%
0062969