• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Алина Минахорян /

Художник, который дважды вошел в Книгу рекордов Гиннесса, дружит со звездами, участвует в телешоу и всегда оказывается в центре обсуждений… По дороге в аэропорт LADY взяла интервью у Никаса Сафронова, который на выходных открыл в Минске свою выставку. О харизматичных президентах, женщинах при власти и вскрытых из-за несчастной любви венах — в этом интервью.

Фото: Вадим Замировский

«Лукашенко — он цельный. Настоящий мужик»

− Кого из нынешних знаменитостей вам хотелось бы нарисовать с натуры?

— Пожалуй, английскую королеву. Раз в год она выбирает художника и позирует для портрета. Не знаю, сколько лет пройдет, пока до меня дойдет очередь. И будет нынешняя королева еще править в то время? Надеюсь, что да. Хотел бы, чтобы мне позировала Мэрил Стрип, я как-то встречался с ней, она позволила мне сделать набросок, и в результате получился только графический портрет. А так, почти всех, кого хотел, я написал. Но это не значит, что не напишу снова. Например, у меня пятнадцать портретов Софи Лорен — часть с натуры, часть — в жанре символизм.

− Уже второй раз вы привозите в Минск портрет Александра Лукашенко. Вы считаете его красивым мужчиной?

− Я бы не стал относить к мужчине слово «красота». Он интересный человек, харизматичный. Привлекательный, высокий, спортивный. Я уверен, что он нравится женщинам. Вот они уже могут судить, насколько он хорош и красив, а я могу рассматривать его только с позиции художника. И через живопись пробовать отразить его характер, натуру, глубину. Лукашенко — он цельный. Настоящий мужик! Он вызывает уважение.

Фото: Дмитрий Брушко

− А Путин?

— Путин, безусловно, тоже харизматичный. В него женщины знаете как влюбляются! Он очень интересный человек. И я горжусь, что лучший, с его слов, его портрет, написал именно я.

— А кто из двух президентов как модель вам нравится больше?

— Вы знаете, я бы так не ставил вопрос! Это вопрос из разряда: «Кого вы любите больше — маму или папу?» Они оба — состоявшиеся лидеры, вошедшие в историю своих стран. Я уважаю обоих.

nikas-s.ru

− С мужчинами разобрались. Предлагаю поговорить о женщинах. Во многих интервью вы рассказывали о своей маме Анне. Видно, что она всегда имела для вас огромное значение. Вы даже инициировали постройку церкви и часовни святой Анны в ее честь. А какие женщины вас вдохновляют сегодня?

− Мама меня не просто вдохновляла. Она дала мне жизнь, энергию, любовь к искусству, к миру. Поэтому маме я благодарен как ангелу, который создал меня своей любовью. А вдохновляли и вдохновляют многие женщины: первая девушка, которую я любил страстно, женщины, с которыми встречался потом, моя жена Франческа, моя вечная муза — Софи Лорен и прекрасная Анни Жирардо, с которой, я к счастью тоже был знаком. Меня вдохновляют великие женщины, которые помимо семьи и материнства смогли внести вклад в искусство, в науку, в политику. Как Софи Лорен, которая девять месяцев лежала в клинике, чтобы родить ребенка, стала прекрасной матерью, но не перестала быть великолепной актрисой.

− Можете назвать еще 5 женщин, которых считаете великими?

− Перед восьмым марта нельзя не вспомнить Розу Люксембург! Она великая уже тем, что дала возможность женщинам раз в году отмечать свой праздник. Сара Бернар − великолепная актриса. Балерина Айседора Дункан, которая вдохновляла Есенина и была большим патриотом России. Наши Елизавета I и Екатерина II, безусловно, великие женщины.

− Можно сделать вывод, что к женщинам-лидерам вы относитесь с симпатией.

− Вы знаете, да. Но только, если они не оголтелые феминистки и не сумасшедшие. Если они не говорят: «Давайте разрешим однополые браки, давайте разделим искусство на мужское и женское, давайте разрешим детям самим выбирать себе пол». Если не заявляют: «Давайте пересажаем всех мужиков — они негодяи! Этот обидел, а этот не так посмотрел». Вот Елизавета II — воплощает и сохраняет гармонию. C 1952 года руководит Англией, и Англия обожает ее. За это время в мире произошло огромное количество диаметрально противоположных событий, а Великобритания останется неизменной, в хорошем смысле консервативной. Да, я считаю, что женщины могут управлять страной. Они иногда даже лучше чувствуют, что нужно государству. Взять ту же Екатерину: будучи немкой, не владея русским языком, она сделала для России гораздо больше, чем многие мужчины. Или, к примеру, наша Валентина Матвиенко молодец. Долгие годы занимает руководящую должность, четко ей соответствует и является сегодня третьим человеком в государстве.

Фото: Дмитрий Брушко

− Раз речь зашла о женщине при власти. Свою кандидатуру в президенты России зарегистрировала Ксения Собчак. Что вы об этом думаете?

− Ну какой из Ксении президент? Не представляю ее в этой роли. Она еще не доросла до уровня политика. Ей надо многое переосмыслить, прожить, испытать, закалиться.

«Ни один человек не богат настолько, чтобы искупить свое прошлое», — писал Оскар Уайльд. У каждого есть за плечами огромный опыт. Ударил друга, обидел маму, украл булочку. Совершил проступок — и пострадали какие-то люди.

Но если человек меняется — искренне, от души, доказывает своими поступками, что он делает все для своего народа, страны, для мира — пожалуйста, становись президентом. Смогу допустить такое, если Ксения изменится — будет не так сильно матом ругаться, к примеру.

— Тем не менее три года назад в интервью Ксении вы сказали, что хотите ее нарисовать.

— Может быть, тогда и хотел. А сейчас, возможно, и ей не нужны портреты.

— Но она словила вас на слове.

— Да? Ну раз я обещал… Но пока она никак не входит в ряд великих женщин, о которых мы перечислили. Она известна на уровне СНГ и только тем, что эпатажна.

Ксения Собчак пока просто светская львица и глянцевая девица. Мы не можем рассматривать ее сейчас как историческую личность.

«Одна женщина, которой я просто дал автограф, через сколько-то лет заявила, что я хотел ее изнасиловать»

— Случалось ли, что отношения с натурщицами перерастали во что-то большее?

— Никогда. Это мой принцип. А еще я никогда не встречаюсь с женами и подругами моих друзей или приятелей. И если моя подруга вдруг оказывалась замужем и знакомила меня с мужем, я тут же прекращал с ней все отношения.

− Сейчас многие обсуждают тему харассмента в Голливуде. Не боитесь, что кто-то пожалуется на вас?

− Ну, как говорится, что немцу хорошо, то русскому смерть. У нас другая страна.

— Но в России эта тема тоже стала резонансной.

— Я никому никогда не делал ничего такого, за что меня можно было бы четвертовать. Возможно, обидел кого-то по молодости… Вы знаете, в молодости все совершали какие-то поступки, которые сегодня кажутся неправильными. Наверное, студентом, я был резок. Но даже, когда я их задирал и обижал — они порой безумно в меня влюблялись!

Фото: Дмитрий Брушко

— То есть вы не допускаете мысли о том, что спустя годы появится женщина, которая предъявит претензии?

— Все может быть. Одна женщина, которой я просто дал автограф, через несколько лет заявила, что я хотел ее изнасиловать. Пришлось судиться — и я выиграл. Потом она извинилась, мол, пошутила, хотела себя пропиарить, но не знала, через кого. У нее было несколько фотографий с известными людьми, но других она побоялась трогать. А «Никас» показался ей безобидным, и она решила использовать его в своих целях.

− Одному изданию вы рассказывали о женщине, которая тоже, можно сказать, использовала вас в личных целях. Правда, по договоренности. Вы говорили: «Приехал взрослый парень, совершенно на меня не похожий, заявил: «Ты мой отец». Рассказал о своей матери. Ее звали Надей. Я никогда ее не любил, но она была увлечена мной всерьез и при каждой встрече умоляла: «Сделай мне ребенка, от тебя мне больше ничего не нужно, я буду его любить, нянчить, воспитывать». Как вы сейчас выстраиваете отношения с этим молодым человеком?

− Я специально изменил имена, но да, приехал парень из Литвы. Сказал, что в долгах. 21 год, 7 классов образования. Тогда я ему помог, заставил его учиться. Он окончил школу, сейчас учится в институте, работает. Вернулся в Вильнюс — играет театре и снимается в кино. Он благодарен, даже пытается отдавать мне деньги. Я их беру и кладу на его счет.

«У меня столько любимых, что я разорюсь скоро»

— Судя по вашим интервью, вы разбили сердце не одной женщине. А были отношения трагические для вас?

— Вот влюбитесь в меня! Проверим, какими могут быть трагические отношения. Вы застрелите меня или я повешусь от любви к вам. (Говорит с иронией.) Конечно, были страсти, резал вены, страдал, мучился. Тяжело переживал расставание с женой Франческой. Но все прошло − и в результате я рад, что все так получилось. Теперь я независим и могу общаться с миром свободно, не задумываясь о том, с каким настроением меня встретит девушка или жена. Даст мне половником по голове или от души накормит пельменями. Сегодня я занимаюсь живописью, творчеством и отдаю свое время только этому.

— А тот период, когда вы резали вены, переживали, отразился на творчестве?

— Знаете, я мух от котлет всегда отделял. Вот я пишу портрет на заказ, а меня девушка бросила. И что же, я напишу ужасающий портрет, потому что все женщины такие-сякие? Нет, конечно. Так в любой профессии. Живешь, скажем, в коммуналке. Там тараканы, надо выстоять очередь, чтобы попасть в туалет − все плохо. А нужно выходить на сцену и играть принца Гамлета. Тут все зависит от твоего таланта. Понимаете? Если ты большой талант, выйдешь на сцену и сыграешь гениально. А потом вернешься в свою коммуналку. А если ты бездарный, только и будешь думать о тараканах и очереди в туалет.

Правда, когда тебя бросает любимая, первое время кисти из рук, конечно, валятся… Что я делаю, чтобы пережить расставание? Стараюсь путешествовать, читать интересные книги, смотреть фильмы, общаться с друзьями. Неистово работаю. Работа − вечная старшая жена, которая всегда тебя примет, всегда поймет и поддержит.

— Над чем работаете сейчас?

— Над портретом одной дамы, по заказу ее мужа. Продолжаю работать над серией собак с человеческими телами. Заканчиваю несколько пейзажей Кабардино-Балкарии. Начал работу над плакатом для фильма Александра Гордона.

— Какую из своих работ вы считаете самой гениальной?

− Своего сына Стефана, который был рожден в любви.

− Вы следите за своей репутацией в Сети?

— К сожалению, нет. Там полно всякой белиберды.

— А как вы относитесь к критике?

— Я на ней не зацикливаюсь. Вчера одна женщина просила у меня прощения за то, что на прошлой моей выставке в Минске 4 года назад написала негативный отзыв. Говорит: «Я была неправа, я прошу у вас прощения. Сейчас я думаю совсем по-другому». Время все расставляет по местам. Люди часто критикуют импульсивно: от обиды, от неудовлетворения, от несварения желудка. А я просто долгие годы занимаюсь живописью.

— А что касается критики профессионального сообщества?

— Отношусь с вниманием и принимаю к сведению, стараюсь не повторять ошибок. Хотя, правильный критик никогда не будет нападать на художника, который состоялся давно и неслучайно и ярко заявил о себе на весь мир. Это глупо. Всегда можно найти неудачную работу, а ты найди хорошую и напиши о ней. А не ругай за неудачи пятидесятилетней давности.

Напоследок мы поговорили с Никасом о 8 Марта: художник считает, что если бы этого праздника не было, его стоило бы придумать:

— Конечно, нам необходим символический день, в который мы бы чествовали женщин. Мужчинам часто не хватает повода, чтобы сказать добрые слова, подарить букет. Если бы не было 8 Марта не было, его стоило бы придумать!

— Что подарите своей любимой на праздник?

— Да у меня столько любимых, что я разорюсь скоро (смеется и показывает на своего PR-менеджера, арт-директора и помощниц). Для всех картины, цветы, − произносит он и скрывается в здании аэропорта.

-50%
-20%
-10%
-10%
-10%
-30%
-30%
-20%
-20%
-70%
-50%
0062969