108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  2. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  3. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  4. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  5. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  6. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  7. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  8. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  11. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  12. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  13. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  14. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  15. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  16. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  17. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  18. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  19. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  20. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  21. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  22. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  23. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  24. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  25. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  26. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  27. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  28. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  29. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  30. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших


Алена Ро /

Быть просто человеком сейчас не принято. Признать свою «непродуктивность» чуть ли не позорно. Сказать на работе, что устала и нуждаешься в полноценном отдыхе или как минимум восьми часах сна, — аморально. Человечность и человеческие «слабости» в современном мире все больше превращаются в то, что нужно побороть.

Такое ощущение, что вокруг одни сверхчеловеки, уже давно преодолевшие ограничения бытия-просто-человеком. Они пьют ноотропы и прочие «стимулирующие работу мозга» таблетки, торчат на трех чашках ядреного эспрессо в день, читают исключительно книги из разряда «Сделай себя эффективным». Делать что-то ради удовольствия можно только потому, что и это — «полезно». «Правильный» отдых — это просто переключение вида деятельности.

Человек превращается в совокупность показателей. Сколько килокалорий мы в себя сегодня засунули. Сколько сожгли. Сколько шагов прошли. Сколько соли потребили. Какой KPI обеспечили компании. Насколько качественным мы можем назвать наш секс по шкале от 1 до 10, где 1 — это абсолютно неудовлетворительно, а 10 — фантастически прекрасно.

Мы летим на всех парусах в маниакальную озабоченность своему соответствию человеку-идеалу, человеку-машине. Он спит 3−4 часа в сутки и при этом всегда бодр и весел. Питается исключительно полезным и только ради добывания из пищи энергии. Необходимость отдыхать от работы воспринимает как досадное недоразумение, и свой отдых он превращает в максимально продуктивную активность: покачаться в спортзале, послушать лекцию TED о чем-то полезном.

Человек-идеал, человек-машина верит, что продуктивность можно повышать. Не дай бог ему занять руководящую позицию: теперь всем подчиненным придется доказывать, что если они еще не сверхлюди, то очень стремятся быть ими. 

Знакомая рассказывала, как на новой работе в IT-компании была вынуждена пойти на прямой разговор с боссом о том, что она не многозадачна. Когда на неё параллельно повесили несколько срочных проектов, девушка обнаружила себя в офисном туалете, задыхающейся от панической атаки. Она была готова, что эта ее особенность — умение работать спокойно только над одной срочной задачей — может стать причиной увольнения. Однако директор оказался на удивление понимающим и пообещал принять во внимание новую информацию. Спустя какое-то время босс попытался проверить, может ли девушка хотя бы переключаться с одной задачи на другую. Она не смогла.

— Я почувствовала себя софтом, в котором обнаружили баг, — рассказывала она с немного истерическим смехом. — Словно тестировщик обнаружил ошибку и попробовал ее воспроизвести. Ошибка воспроизвелась, но если в случае с софтом баги чаще всего можно починить, то что делать с живым человеком, со мной? Как мне себя чинить?

Миф о многозадачности — один из самых популярных, когда речь идет о работе. И пусть он уже не единожды был развеян, однако начальники продолжают настаивать на том, что это необходимое качество, а подчиненные — делать вид, что они им обладают и могут качественно и комфортно делать много разных заданий сразу. Одновременно. Молниеносно переключаясь с одного на другое. Сверхлюди. Молодцы.

Второе место после многозадачности в рейтинге самых раздражающих слов, которые можно встретить в описаниях вакансий, — «стрессоустойчивость». И это, как можно было бы догадаться, тоже миф. Просто порог чувствительности у разных людей разный, и сломаться от стресса и уйти в невроз может любой из нас. Одна знакомая, директор компании, называет своих подчинённых, которые говорят о снижении нагрузки или вдруг заболевают — «слабенькими». Вот она совсем не слабенькая, пашет что есть сил в любом состоянии и очень этим гордится. И никак не связывает свои хронические проблемы с сердцем со своим ритмом жизни. Она же сильная! Сверхчеловек!

Но правда в том, что живые люди хрупкие и должны себя беречь. Они полны «изъянов», их невозможно «починить». Они нарушают и будут нарушать привычные алгоритмы. Творить фигню, если им это в радость. Заниматься чем-то, что никак не сказывается на их продуктивности.

В этом и заключается кайф бытия живым человеком — быть непредсказуемым, спонтанным, иногда ленивым, чересчур эмоциональным и нерациональным.

Ведь сама жизнь нерациональна и этим прекрасна. И мы тоже — прекрасны. Без всяких специальных таблеток, искусственной стимуляции продуктивности, не многозадачные, не стрессоустойчивые. Просто люди — живые люди.

-20%
-20%
-10%
-10%
-20%
-30%
-12%
-20%
-20%