• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Ксения Тарасевич /

После нашумевшего жестокого убийства московской студентки Татьяны Страховой в Сети начался флешмоб «Это не повод убить». Участники выкладывают свои откровенные фото в Сеть как напоминание, что внешний вид или поведение — это не повод лишить другого человека жизни. Только в инстаграме по хэштегу #этонеповодубить более 7 тысяч публикаций.

Начала флешмоб инстаграм-блогер из Минска Анастасия, известная под ником @2day4night. В интервью LADY.TUT.BY Анастасия рассказала, почему большинство женщин — феминистки, о цензуре в инстаграме и принятии своего тела.

— Как к вам пришла идея флешмоба?

Флешмоб начался из-за моей бурной реакции на увиденные заголовки и комментарии в адрес убитой. Я не раз уже писала о культуре насилия и о том, что женщина всегда во всем виновата. Но тут меня настолько эта ситуация ранила… Убийца-некрофил стал героем, которого «довела эта грязная девка с полуголыми фото», как писали многие комментаторы. Это просто отвратительно, я злюсь даже сейчас.

Фраза «это не повод убить» показалась мне идеальной — на любой комментарий или заголовок в СМИ я могу ответить этой фразой. Она делала полуголые фото? Но это не повод убить! Она употребляла алкоголь? Но это не повод убить! Она вела аморальный образ жизни? И это тоже не повод убить!

Нет поводов для преднамеренного убийства, не смейте оправдывать убийц!

— А какая реакция была у вашего окружения на этот флешмоб? Были ли те, кто вас осуждал?

Меня поддержали все мои знакомые, мужчины в том числе. Для меня это почему-то показалось настолько естественным, насколько вообще возможно. Ведь мои знакомые умеют читать и знают, что женщины — это люди, а не обслуга, а убийство и секс с трупом — это ни на секунду не романтично.

— Изменилась ли ваша жизнь и мироощущение после флешмоба?

Подписчиков прибавилось, но пока еще не знаю об их качестве. На улице и до этого узнавали пару раз. Хожу осторожно и жду, что кто-то скажет: «Это ты! Ты неправа, женщин можно бить и убивать, а ну иди сюда!». Судя по комментариям, именно так и должно случиться. Но я надеюсь, что этого не произойдет.

В моем профиле таких комментариев не было, но я видела это у других участниц. Некоторые высказывания были настолько ужасны, что я периодически плакала от мысли, что эти люди ходят рядом.

Вообще, мы же живем в культуре насилия, и мне было страшно за себя всегда. А видя агрессию, реальную ненависть в адрес участниц, обесценивание чувств и опыта тысяч женщин, желание насиловать женщин морально, физически и сексуально, оправдывая это… Мне очень страшно, когда я увидела это так близко. Это ад.

— Анастасия, а инстаграм — это ваше основное занятие?

— По специальности я не работала никогда. Всегда была в моделинге, одно время работала в бьюти-сфере, но морально не «вывезла». Меня даже от формулировки «бьюти-сфера» немного штормит, я уже молчу о каждодневном крике женщин об их «недостатках».

Сейчас мое основное хобби и по совместительству работа — это блог. Также люблю танцы на пилоне, частенько вяжу и вышиваю, иногда делаю зефирки и постоянно пою. Умею варить мыло и делать фигурные свечи, делать украшения из бисера, да и вообще, что я только не умею. Все безумно люблю, но все это появляется периодически в моей жизни и снова уходит, остаётся только писанина в заметках телефона. А теперь ещё и публикация писанины.

— Ваш профиль в инстаграме вполне себе профеминистический. Вы относите себя к этому движению?

— Мне кажется, каждая женщина феминистка, но не все женщины об этом знают. Если женщина хочет получать образование, иметь достойную оплату труда и рожать (или не рожать) столько раз, сколько хочет сама, то она уже феминистка.

Мне кажется, я всю жизнь жила с этим. Я помню, как меня всю жизнь ранили фразы в стиле «ты же девочка». Мне нравилась вещь, а она была «мальчишеской». Мне было хорошо, а меня тормозили фразой о том, что я девочка.

Но убеждения и тоталитаризм моей мамы все же вынудили меня впитать море стереотипов. Это было так забавно, я чувствовала, что мне что-то не нравится, но делала это, потому что это правильно. Это было ужасно, и вспоминать мне об этом даже как-то больно.

Лет в 12−13, наверное, мне стало совсем сложно бороться с собой, и я начала изучать информацию. Ее особо не было, но я пыталась найти хоть что-то. Я постоянно спрашивала: «А почему я должна? А почему так делят на мужское и женское? А почему, а почему?». Когда я не получала адекватных ответов, до меня начало доходить, что где-то меня всю жизнь обманывали.

Как такового переломного момента не было. Мне кажется, что меня, наоборот, всю жизнь ломали не в ту сторону, а я с рождения пыталась распрямиться, открыть глаза. Но мне мешали.

Меня раздражает, когда люди насмехаются над феминизмом и феминистками в частности. Это же смех над теми, кем являются сами. Образование получили, зарплату достойную хотим, а над феминистками смеемся — очень удобная позиция.

Да и больно это. Заставляет думать, что женщин настолько не уважают, что желание женщины, чтобы к ней относились как к человеку, а не роботу-пылесосу/инкубатору/секс-игрушке, — это что-то глупое.

Несмотря на свою позицию, я ни с кем не сотрудничаю из белорусских профеминистических организаций. Хотелось бы, но MakeOut меня отчаянно игнорируют, а других не знаю.

— Поэтому вы решили вести такой блог в инстаграме?

— Мой профиль в инстаграме — это мои открывающиеся глаза. Я около 3 лет писала в телефон заметки, а однажды поняла, что могу их публиковать и меня услышат. Так появился мой блог. Он о том, как сделать железобетонные личные границы и при этом не сломать чужие.

Такие фото у меня в жизни есть уже лет 5 точно. Именно в таком виде — совсем голом. Для меня это безумно красиво. Фото в одежде что-то подчеркивают, что-то скрывают… А голое тело прекрасно. Оно пластично, у каждого тела своя фактура, свой способ выражения, своя пластика, своя динамика…

Голое тело — это настоящая я. Я могу принимать любые позы, менять их — и это полностью и целиком я. Одежда сверху — это что-то, что меня прячет. Когда я голая — вот это та я, которая есть у меня. Я пришла в этот мир именно такой, голой. Это тело как дневник памяти — оно менялось каждый год, на нем есть отметины и знаки, оно отражает какой-то мой опыт. Каждое тело — это дневник памяти человека. И оно прекрасно в своем обнаженном виде.

— А как ваши близкие реагируют на такой образ?

— Мой муж разделяет мои взгляды и поддерживает меня, друзья всегда поддерживают и даже помогают, а дочка радостно позирует в сториз инстаграма.

Единственные люди, кто мог бы быть против, — это родители. Мама мечтала о другой дочке, о такой ведической женщине, которая будет рожать каждый год, ходить робко за мужем, готовить 12 блюд в день, не говорить вслух слово «секс». А отец — алкоголик, и он даже не знает об этом всем.

— Наверняка из-за строгих правил инстаграма на ваши фото периодически жалуются пользователи…

— Да, стабильно раз в месяц какое-то фото в моем профиле удаляют по жалобам пользователей. Даже если я ничего не нарушаю, могут удалить. Это насколько же сильно я иногда кого-то задеваю своими фото и постами, что человек не может не пожаловаться.

Конечно, это меня расстраивает, но я верю, что однажды в инстаграме можно будет поставить значок «18+» и мне не нужно будет бояться гнева особо ранимых личностей. Ведь мое тело, моё самоощущение и самовыражение — это мое дело, и это никому не вредит.

Цензура в инстаграме меня убивает. Соски мужчин — замечательные соски. Женские — аморальные. Кормящая грудью женщина резко превращает свои аморальные соски в животворящие.

В общем, ерунда какая-то. Неприятная ерунда. Соски не должны подвергаться цензуре. Либо все соски давайте подвергать. И мужские тоже. Особенно когда у мужчины грудь в пару раз больше моей. Или не надо вообще этой цензуры.

— На кого ориентирован ваш блог?

— Довольно сложно определить мою целевую аудиторию. Я думала, что в основном это феминистки. Но иногда мне кажется, что все же большинство — это женщины, которые чувствуют усталость, боль из-за угнетения и прямо сейчас делают шаги к идентификации себя как феминистки. Такие маленькие бунтарки, которые идут к тому, чтобы громко закричать о своей боли и обиде.

— И какая реакция у людей на ваши фото? Часто ли сталкиваетесь с объективацией?

Объективация везде. Мои фотосессии в стиле ню начались тогда, когда мой мозг уже понимал, что, кажется, я воспринимаю это не так, как люди вокруг. Я воспринимала это как просто фото с красивым телом. В одежде или без, мне нравились оба варианта. А потом, чем больше я узнавала об объективации, тем больше я ужасалась. Оказалось, что мое восприятие тела как совершенства — это что-то абсолютно неестественное для большинства. Большинство воспринимает женское тело как вещь. Просто вещь, которая должна принадлежать мужику. Желательно одному. Принадлежать, о боже, — ну это же отвратительное слово!

И это кругом. Мужчина в трусах — это просто мужчина в трусах. Жарко ему. И вообще, какое дело, чего он в трусах? Не нравится, не смотрите.

Женщина в белье? О ужас, грязная девица, что ее будущий муж скажет?! Она заслуживает оскорблений и насилия!

Мужчина толстый? Ну толстый и толстый. Женщина толстая? Жируха, не следит за собой, да кто с ней сексом заниматься будет? Боже, это кругом.

— А бывали ли случаи харассмента?

— С харассментом встречалась нередко, к сожалению. Недавно была забавная ситуация. Я покупала рекламу у блогера, и он мне стал демонстрировать свое тело, намекать на более глубокое общение…

На тот момент я уже заплатила за рекламу, она мне была нужна, поэтому я просто старалась реже заходить в переписку. Ждала, когда же наконец наступит день рекламы, чтобы потом уже послать его.

Я не могла ему сказать «чувак, убери свои телеса и делай свою работу молча, ты мне неинтересен», потому что я ждала рекламу от него. Но я даже в таких условиях почувствовала себя изнасилованной, а что говорить о реальном общении? Это везде. Этого очень много.

— Учитывая специфику вашего инстаграма, можно предположить, что вам наверняка пишут всякие интересные личности…

— Пишут постоянно! Буквально сегодня у меня была беседа с представителем церкви Свидетелей Иеговы, который сказал, что я умру и не воскресну. В отличие от него. Он был так настойчив, что умереть и никогда больше с ним не общаться показалось хорошей идеей.

Мне часто присылают свои голые фото мужчины. Наверное, думают, что я упаду в обморок от их торчащей части тела. А может, думают, что я никогда такого не видела.

Часто мне пишут что-то на тему моей внешности. Словно мне интересно, кто и как ее субъективно оценивает. Даже не представляю, какая должна быть мотивация у людей, чтобы писать свои комментарии в адрес чужой внешности и требовать что-то в ней изменить.

— А как принять и полюбить свое тело?

— Мне повезло, и я как-то не особо вникла в тему с оценкой внешности. Я не понимала, почему кто-то красивый, а кто-то нет. Причем искренне не понимала. Вероятно, по этой причине я смогла легко выключить в своей голове эту оценку на «приемлемо и неприемлемо», и уже совсем не могу с уверенностью говорить о красоте. Уже давно я восхищаюсь любым телом, мне кажется прекрасным многообразие каждого тела.

Поэтому мне и кажется важным в первую очередь перестать оценивать. Научиться смотреть на себя, видеть себя и заботиться о себе. Тормозить себя каждый раз, когда хочется сравнить и дать оценку, что хорошо, а что плохо.

Когда я избавилась от этих оценок, я почувствовала себя свободной. У меня пропала надобность в оценке себя и окружающих, я перестала чувствовать, что где-то есть идеал, к которому зачем-то нужно стремиться.

А чтобы быть свободнее в кадре, нужно оказаться в кадре или перед зеркалом. Двигаться, наблюдать за собой и привыкать к себе. Мы так мало уделяем внимания к себе и так много — мнимым идеалам, что порой мы просто забываем, где мы, а где образ. Поэтому знакомство с собой в зеркале — это хорошее начало, чтобы принять себя без оценки и сравнений.

-27%
-10%
-20%
-10%
-15%
-25%
-50%
-10%
-35%
-50%
0063445