• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


/ Алена Ро

Жизнь в обществе и в окружении других людей — это постоянный процесс создания образа самих себя. Подумайте, как часто вы о себе что-то недоговариваете, что-то приукрашиваете, стараетесь вести себя каким-то особенным образом, пытаясь «произвести впечатление». Люди постоянно заняты разыгрыванием «идеального перформанса» для окружающих, чтобы казаться кем-то немножко другим, кем-то «лучшим».

Получается, что есть минимум два измерения нашей жизни: то, какие мы «на самом деле» (что бы это ни значило), и то, какими мы хотим казаться окружающим нас людям. Например, на вопрос знакомого «как дела?» мы, скорее всего, не будем рассказывать о менструальной боли или недовольстве своими детьми. Есть социальные нормы, которым большинство людей следуют абсолютно неосознанно, и именно эти нормы указывают на то, что приемлемо озвучивать, а что нет, как можно себя вести, а как не следует.

Слепое следование этим нормам, цензурирование себя в том, что можно рассказать, а что нет, приводит к интересному эффекту существенного искажения реальности. Если все женщины верят, что быть домохозяйкой — это прекрасно, но на деле ужасно страдают и никому не рассказывают о своих страданиях, то каждая из них по отдельности чувствует себя «ненормальной», ведь остальные «счастливы». И каждая осуществляет перформанс «счастья» для окружающих, чтобы казаться «нормальной». В итоге ложь становится правдой, а правда — ложью. Несчастные женщины не разговаривают друг с другом о своём несчастье, а вместо этого делают вид, что всё в порядке, загоняя самих себя и друг друга в яму неудовлетворенности своей жизнью ещё глубже. И тогда идеальные перформансы становятся очень разрушительными.

Вы несчастны? Это ваша проблема!

Пример с домохозяйками — это не плод моего воображения. В 1963 году американская журналистка Бетти Фридан издала книгу The Feminine Mystique, в русском переводе название звучит как «Загадка женственности». Фридан описала «проблему, у которой нет названия», и объяснила её истоки. Проблема заключалась в том, что такие с виду благополучные и довольные люди, как американские домохозяйки 50-х годов, массово оказались пациентками психиатров и почти поголовно лечились от депрессии. То есть реальность активно сопротивлялась идеологии, которую вдалбливали в головы девушек через образование и масс-медиа. Идеология заключалась о том, что лучшее, что может случиться с женщиной, — это хорошо выйти замуж, а для этого нужно себя готовить к замужеству как можно раньше, учиться быть хорошей хозяйкой и правильной женой и матерью. В американских колледжах были введены курсы «Создание семьи», «Домашняя экономика», «Наука для девушек». Женские журналы упорно публиковали советы по домоводству и правильному поведению с мужем. Наверняка вы и сами натыкались в интернете на эти подборки для домохозяек из 50-х вроде такого: «Будь веселой и заинтересованной мужем. После тяжелого дня ему необходимо воодушевление. Воодушевлять мужа — одна из твоих прямых обязанностей». Больше советов о том, как превратить себя из живого многогранного человека в обслуживающего мужчину и детей робота можно почитать здесь и здесь.

Помимо анализа прессы и других медиа, Фридан сама стала разговаривать с этими женщинами, и выяснилось, что для многих, слишком многих женщин сужение всей жизни до роли жены и матери было разрушительным. Женщины сходили с ума от монотонности и бесцельности и при этом не понимали, что с этой проблемой можно сделать и возможно ли её решить. Ведь общество настойчиво твердило, что с ними уже случилось самое лучшее — они вышли замуж, и потому они должны быть счастливы. Значит, проблема в них самих, но никак не в ложных обещаниях счастья?

Магия честного разговора

Но магия происходит тогда, когда женщины начинают озвучивать свой реальный опыт, свои реальные чувства. Пойти на открытый и искренний разговор — это большой риск, ведь каждая боится оказаться «ненормальной» и не найти поддержки. Но когда одна женщина начинает говорить правду, потом вторая, потом третья — вдруг оказывается, что всё это время не они были причиной проблемы, но внешние обстоятельства и социальные условия.

В 1960-х всё в той же Америке женщины начали собираться вместе и искренне говорить о том, что с ними происходит. Эта, казалось бы, очень простая и безобидная практика стала мощнейшим политическим оружием и важнейшим событием в истории борьбы женщин за свои права.

Это явление называется группы роста самосознания, и именно участие в этих группах помогло многим женщинам увидеть конкретные механизмы угнетения и явления действительности, которые заставляют их чувствовать себя плохо и подавленно. Вдруг оказалось, что слишком многим женщинам знакомо насилие, угнетение, чувство безысходности. Например, женщины боятся говорить об агрессии мужа, в том числе физической, ведь это «стыдно» и у всех остальных, наверняка, «всё иначе, всё по-другому». Однако в пространстве честного разговора вдруг оказывается, что ничуть не бывало и что своих жён могут бить самые на вид спокойные и благополучные супруги. И вдруг оказывается, что эти мужчины чувствуют свою безнаказанность во многом благодаря именно тому, что жёны молчат и не афишируют такие вещи из-за страха осуждения. Однако чем больше женщин признаются в подобных вещах, тем легче выносить эту проблему в публичное пространство и наконец-то начать её решать.

В такие редкие моменты люди перестают быть зацикленными на своих идеальных перформансах и начинают обнажать реальность, которая от идеала всегда слишком далека. И это приносит невероятное облегчение и освобождение.

Группы роста самосознания существуют до сих пор, и любая из нас может такую группу организовать. Вот что пишет о своём опыте участия в одной из таких групп современная художница Микаэла:

«Группа роста самосознания — это было практически первое в моей жизни место, где я могла говорить о своем личном опыте правду, и моя речь не обесценивалась как „истерика“, „чрезмерная чувствительность“ и „отсутствие чувства юмора“. Я почти нигде не чувствовала себя безопасно с людьми. Я впервые ощутила от других участниц, что по-настоящему ничего не должна — я могу говорить/делать ровно столько, сколько хочу и сколько могу. Что более полное осознание своего опыта, своих ощущений и потребностей — это и есть хороший результат, в том числе политический. Потому что это освобождение себя. А ты — я — любая женщина — это очень много и очень важно. И никто, кроме тебя самой, сделать это для тебя не может».

Хор о насилии

Первой массовой акцией публичного женского высказывания в цифровую эпоху стал флешмоб в социальных сетях под тэгом #янебоюсьсказать. Вдруг женщины разных возрастов, национальностей и социальных статусов начали рассказывать истории из собственной жизни, так или иначе связанные с сексуальным насилием. И вскрылось, что это насилие буквально пропитывает всю повседневность человека с женским телом. Насилие осуществлялось как незнакомцами среди белого дня, так и родственниками, друзьями, мужьями.

Для большинства мужчин стало откровением, как, оказывается, незащищены и уязвимы женщины. Очень многие мужчины отказывались верить этим историям, нашлись, конечно же, и те, кому это показалось скорее возбуждающим, нежели пугающим.

Не обошлось, конечно, и без морализаторов, сравнивающих акцию со стиркой грязного белья на публике и утверждающих, что это «мерзко» и «о таком не говорят». Но случилось важное: женщины увидели, что их опыт не уникален, а значит, они сами ну никак не могут быть виноваты в том, что с ними произошло.

Девочкам веками вдалбливали в головы, что именно они могут контролировать, будут их домогаться или нет. Чтобы обезопасить себя, от девушек требовалось выполнять свод правил: не ходить в одиночку по тёмным дворам, «целомудренно» одеваться, скромно себя вести. Однако благодаря флешмобу идеология «жертва сама виновата» рассыпалась в пух и прах, ведь как бы ты себя ни вела, как бы ни выглядела, где бы ни находилась — ты всегда можешь оказаться на месте тех, кто писал эти свои истории. А значит, дело не в тебе. Дело в том, что насильники до сих пор считают, что могут осуществлять с женщинами то, на что сами женщины не согласны. И нужно переключить внимание на воспитание мальчиков в том ключе, что нельзя делать с женщинами ничего против их воли. Отличный повод для родителей мальчиков задуматься о том, как воспитать его так, чтобы минимизировать вероятность, что из сына вырастет человек, для которого насилие — норма.

Говорить правду и не бояться

Скандал с Харви Вайнштейном даёт надежду, что мир, и правда, меняется и сексуальные домогательства перестанут быть чем-то приемлемым и нормальным. Однако нам всем важно понимать, что сами собой перемены не произойдут.

Пока женщины боятся открыто говорить о своём опыте и осуждают тех, кто это делает, насилие и другие формы подавления будут продолжать быть частью жизни и повседневности. Это применимо далеко не только к сексуальному насилию. Пытаясь угнаться за идеальным образом, некоторые женщины используют социальные сети для всё большего уверения самих себя и других женщин, что этот идеальный образ реален и достижим, прямо как героини книги Фридан. К примеру, «мамы из инстаграма», явно оставляющие за кадром реальные будни сочетания декрета с работой и выставляющие напоказ только самое хорошее. Чем больше женщины гонятся за идеальными образами, тем глубже топят не только самих себя, но и других женщин. Ведь наверняка тем же американским домохозяйкам было бы намного легче жить, если бы они начали говорить друг другу правду вместо бесконечного проигрывания ролей идеальных жён.

Чтобы что-то сдвинулось с мёртвой точки и несправедливости и страданий стало чуть меньше, важно начать делать главное — говорить. Честно и откровенно.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-50%
-30%
-40%
0059086