Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


Алена Ро,

Давайте сразу расставим точки над i. Невозможно быть «за» аборты. Аборт — это в любом случае травма для женщины, физическая и психическая. Это то, что, по-хорошему, живи мы в идеальном мире, никогда и нигде бы не происходило. Нет женщины, которой я бы пожелала сделать аборт. Никто не хочет делать аборты. Никому не придет в голову развлекаться таким странным образом.

Женщина или зигота?

Разобрались. Я не за аборты. Но я — за право человека распоряжаться своим телом. Раз уж так случилось, что именно в женском теле находятся почти все нужные для появления и развития человеческого эмбриона органы и вещества (кроме, собственно, сперматозоидов), то у женщины должно быть право решать — сохранять в себе эмбриона или нет. Становиться матерью — или нет. Отдавать свое тело во власть эмбриона, а после рождения ребенка — во власть младенца или оставить тело себе. Это просто и очевидно, и вообще удивительно, что до сих пор может вызывать у кого-то вопросы.

По степени важности для общества и, в глобальном смысле, всего человечества сначала должна идти женщина. Она уже является сформированным человеком с психикой, мозгом, сердцем. Ее желания должны стоять на первом месте, потому что она уже живет, она уже человек, и она должна иметь свободу самой решать, использовать свои репродуктивные органы по назначению или нет.

Жизнь взрослого человека должна быть ценнее, чем существование зиготы. Права человека, в том числе основополагающее право на жизнь, появляется в момент рождения, когда плод превращается в ребенка и способен существовать вне тела матери. Пока плод находится внутри женского тела — он еще не человек, как бы ни пытались нас убедить в обратном религиозные активисты.

fupiday.com

Кое-что страшнее аборта

Сторонники движения пролайф любят манипулировать эмоциями, рассказывая, что чуть ли не с момента оплодотворения у эмбриона уже есть «душа» или прямо-таки «сердце». Наверное, данные доводы призваны выбить слезу и заставить сопереживать набору клеток в матке. «Аборт — это убийство!» — заявляют пролайферы. Ничего не может быть страшнее процедуры вытягивания из тела женщины набора клеток? Серьезно?

Знаете, что доводит до слез меня? Новости об «отказничках» в роддомах. Эти дети уже родились. Из теплого и уютного пространства матки они попали в этот мир, где есть холод, голод, боль, яркий свет и громкие голоса. Где все вообще очень страшно для крохотного детеныша человека, совершенно не приспособленного для выживания в одиночестве. Рождение — это жуткая травма, любой психолог вам подтвердит. Как-то справиться с этой травмой может помочь только мать рядом. Кормление грудью продлевает время чудесного единения с матерью хотя бы ненадолго. Любовь людей вокруг способна дать силы и ресурс крохотному человечку начать адаптироваться к этому миру, страшному и опасному.

Исследования показывают, что запрет на аборты является причиной роста отказа от новорожденных детей. Этих детей родили, их матери не сделали аборт — возрадуйтесь, пролайферы! И эти дети сразу, изначально не нужны никому. Даже взрослому человеку иной раз очень непросто справиться с чувством своей ненужности, что же говорить о новорожденном? Эти дети не узнают вкуса материнского молока, не услышат любящего сюсюканья. А потом они подрастут, и в детдомах каждую женщину будут встречать возгласами «Мама!». И — плакать. Вот это все — очень и очень страшно. Почитайте-ка истории тут. Младенцы, реально, не виноваты ни в чем, и в этот мир они уж точно не просились. Но матери почему-то решили их выносить и родить. И сразу от них отказаться.

Так где же трагедии больше — в безопасной на ранних сроках процедуре вытягивания набора клеток из матки или в том, что на свет рождаются дети, которые не нужны никому и которые через всю жизнь пронесут это чувство ледяного отчуждения от всего мира, не говоря уже о том, что никому не известно, с чем им придется столкнуться в процессе выживания?

cdn3.img.ria.ru

Послеродовой психоз

Но отказ от ребенка в роддоме — это еще не самое жуткое. Бывает еще и расширенный суицид. Когда мать убивает и уже родившегося ребенка, и себя. Думаете, это потому, что обычные женщины вдруг ни с того ни с сего превращаются в чудовищ? А послеродовая депрессия или послеродовой психоз — как вам такое?

Одна из главных причин смерти детей до года — это убийство матерью в состоянии послеродовой депрессии или психоза. Страшные находки на свалках и туалетах постоянно нам об этом напоминают. Вам все еще кажется, что вакуум — это трагедия?

Умерщвление новорожденного ребенка — это убийство, ведь он чувствует боль. Эмбрион до 20 недель боли не чувствует. Аборт — не убийство, а лишь медицинская процедура. Которая, возможно, могла бы спасти жизнь женщин, решившихся на роды, потому что «так надо», и не справившихся с ношей материнства.

А что «естестественно»?

Далее. Часто говорят, что аборты — это «противоестественно». Хорошо, а как же непроизвольные аборты, которыми заканчиваются от 10 до 20% всех беременностей на ранних сроках? А как же выкидыши? Замершие беременности? Эти явления абсолютно естественны и нормальны, это происходит со здоровыми женскими организмами. Если женское тело может отказываться от эмбриона и без внешнего вмешательства, то почему при сознательном решении отказа от него у женщины не должно быть такой возможности, раз современная медицина может обеспечить абсолютно безопасную процедуру?

А естественно ли, когда женщина не может есть и пить, потому что ее тошнит по двадцать пять раз в день? Беременность — это высшая точка счастья для женщины, говорите? Как же многочисленные риски, связанные с беременностью и родами? Неужели женщина не имеет права отказаться от беременности, если, к примеру, сейчас не готова пережить ту боль, которой будут сопровождаться роды?

Любая беременность — это огромная перемена в жизни женщины, это серьезный поворот в ее личной и профессиональной жизни. Женщина — живой человек со своими мечтами, планами и желаниями. Все это больше и важнее, чем репродуктивная функция самки человека. Размножение — это выбор. Нельзя нивелировать женщину до ее матки и принуждать рожать.

medikforum.ru

«Право на безответственность»

Еще один часто звучащий со стороны сторонников запрета абортов, мужчин, аргумент — «аборт — это право на безответственность». Вообще, это очень любопытно, когда мужчины категорически осуждают аборты. Как вообще мужчина может рассуждать о том, допустимо или недопустимо прерывание беременности? Как человек, который никогда не окажется на месте группы людей, чьи права обсуждаются, может принимать какие-то решения? Токсикоз, замершая беременность, набор веса, тошнота и прочие «радости» остаются для мужчин лишь теорией, в то время как для женщин они являются вполне себе реальной перспективой при беременности.

Но вернемся к «безответственности». Давайте порассуждаем. Рассмотрим, что такое «безответственность», принимая во внимание, что не существует ни одного стопроцентно гарантирующего отсутствие беременности способа контрацепции. То есть даже женщина, которая каждый день в одно и то же время запивает водой таблетку с гормональными контрацептивами и всякий раз просит партнера использовать презерватив — даже она может забеременеть. Потому что, господа, презервативы рвутся, а из ста женщин, принимающих комбинированные контрацептивы, одна в год все же беременеет. В итоге мы получаем, что единственным абсолютно надежным способом не забеременеть является… правильно, полное воздержание от секса с человеком другого пола.

Каждого, кто высказывается о том, что аборт — это право на безответственность, я прошу — и мужчин, и женщин — подтвердить, что вы не вступаете в сексуальные отношения с человеком противоположного пола просто для удовольствия. Вообще. Никогда. Только тогда ваши слова будут иметь хоть какой-то смысл. В противном случае вы выступаете в роли лицемерных «святош», рассуждающих о том, насколько глупы, необразованны или (о ужас) грешны другие люди. Никогда не думали о том, что вам просто везло и вам не пришлось принимать непростое решение?

allatv777.ru

«Более тысячи спасенных эмбрионов»

Темы ответственности и безответственности касается и такое явление, как «предабортное консультирование». Чиновники из Министерства здравоохранения радостно рассказывают, что «благодаря консультациям с психологом тысячи белорусок в год отказываются от аборта». Читаем далее и выясняем, что «консультации» проводятся совместно с Белорусской православной церковью, причем консультации эти, хочу подчеркнуть — обязательны. В этом принуждении кроется полное отсутствие уважения к решению, принятому женщиной. Решиться на аборт уже сложно и тяжело, женщина и без православных верующих с разговорами про «душу» и «грех» может чувствовать себя невыносимо и желать лишь того, чтобы все это скорее закончилось. Женщина перед абортом — это уязвимый и нестабильный человек, принявший непростое решение. А раз человек уязвим, то им можно манипулировать, особенно если вы профессиональный психолог.

Хорошо, вот переубедили они женщину делать аборт, и она решила все же рожать ребенка. Чья это теперь ответственность? Где будут эти люди, когда не готовая к материнству девушка станет матерью и у нее начнется послеродовая депрессия? Они-то поговорили и отпустили, поставив галочку о том, что как здорово, «спасли жизнь». «Жизнь» эмбриона? А каково будет женщине? Ведь не придет благополучная, зрелая и уверенная в желании быть матерью женщина делать аборт, не окажется она в этом кабинете!

Было, есть и будет

Во все времена женщины находили способы прерывать беременность и избавлялись от эмбрионов. В конце концов, женщина просто может не хотеть рожать и становиться матерью, можете себе такое представить? Желание плодиться не идет в обязательном комплекте с вагиной и маткой. И что же, если женщина все-таки забеременела, и при этом она, предположим, не является религиозной и не верит в пролайферскую чушь, то на каких основаниях она должна отказываться от процедуры прерывания беременности? Потому что за нее кто-то так решил? Потому что активисты считают возможным и необходимым лоббировать свои идеи и продвигать их на государственных уровнях?

И вот здесь происходит интересное: включаются интересы государства и активизируются его попытки монополизировать право на женское тело. Такое уже происходило, в 1936 году в СССР было принято постановление о запрете абортов. В стране еще не умели (или не считали нужным) как-то маскировать истинные причины принятых решений, и говорилось прямо: «Нам нужны люди. Аборт, уничтожение зарождающейся жизни, недопустим в нашем государстве строящегося социализма».

Женщинам четко сказали, что их желания — ничто, зато нужды государства — все. Данный запрет создал все условия для расцветания черного рынка абортов, которые очень часто проводили люди без какого-либо медицинского образования. Несмотря на запрет, женщины все равно шли на то, чтобы прервать беременность. Они знали, что это опасно. И они — умирали. Смертность от последствий искусственного аборта возросла моментально: в 1935 году в городах России был зафиксирован 451 случай смерти, в 1936-м — уже 910 случаев. В 1935 году смерти от аборта составляли 26% случаев материнской смерти, а в 1940 году — уже 51%. В начале 1950-х гг. эта доля превысила 70%.

Не нужно снова ставить тот же эксперимент в надежде, что теперь это сработает и что-то изменится. Не изменится. Жизнь женщины, уже живущего и сформированного человека, намного важнее сохранения эмбриональных тканей, которые могут стать человеком лишь потенциально. Женщины всегда будут делать аборты, но не будут от этого умирать, если процедура будет проводиться легально, в безопасных условиях, профессиональными медиками. Государству ведь нужны живые работоспособные женщины, правда?

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-30%
-27%
-12%
-50%
-20%
-10%
-12%
-20%
-30%
-40%