Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


LADY.TUT.BY и школа иностранных языков Streamline продолжают публиковать истории проекта «Выйти замуж за иностранца», в рамках которого каждая могла поделиться с читательницами LADY своей историей. Конечно, только в случае если вы счастливы в браке именно с иностранцем, говорящем на другом языке.

​Рассказ Ольги:

— Оля, какой мотивирующей литературы ты перечитала? Как можно просто так взять, все бросить и уехать неизвестно куда? — говорили мне друзья.

Заметила, что со мной происходит что-то не то, когда по утрам перехотелось просыпаться. Валялась в постели до победного, еле тянулась в душ, потом на работу в рекламное агентство. Скажете: «Да у меня так вся жизнь проходит», и я вам отвечу: «Окей, а у меня не вся». Я обожаю утро, наслаждаться началом дня и свежестью города. Но что-то пошло не так.

Я привыкла, что люблю свою работу. Именно эта убежденность долгое время водила за нос, и я не сразу заметила, как потихоньку начала выгорать. Решила уволиться и не возвращаться какое-то время в офис. Ни в какой! Мне не хотелось рамок: «с 9 до 18», замкнутого пространства и рутины. Тогда пришла мысль уехать по волонтерской программе в Европу, пожить там год-два, развеяться, познакомиться с новой культурой, выучить новый язык, ведь в школе я учила (вернее, пыталась учить) английский. К 24 годам, когда завертелась история с переездом, у меня был уровень примерно А2 (2 из 6 уровней владения языком. — прим. TUT.BY).

Податься в Европу решила по программе Au-pair. Смысл ее заключается в изучении языка и знакомстве с культурой страны. Участник в течение года проживает в принимающей семье: так проще погружаться в новую среду и знакомиться с традициями. Семья обеспечивает жильем, питанием, страховкой, деньгами на карманные расходы и частично оплачивает курс. Au-pair («опеир» — так зовется участник программы) взамен помогает присматривать за детьми и выполняет легкую работу по дому.

Белорусские участники могут отправиться в Австрию, Германию, Данию, Норвегию, Бельгию, Францию, Люксембург, Швейцарию и Нидерланды. Я нигде особо не путешествовала, кроме Польши и Литвы. Поэтому мне было все равно, куда ехать. Легче всего было оформить документы в Германию, и я пошла по пути наименьшего сопротивления.

Перед отъездом необходимо пройти собеседование в посольстве на знание языка. В условиях участия указано, что уровня А1 будет достаточно. Как бы не так! Вы когда-нибудь пробовали поддерживать разговор с носителем языка, умея на тот момент только рассказать о себе и погоде? Тогда вам понравится вопрос от дипломата из разряда: «Что вы будете делать, если ребенок в магазине ударится о кафель и разобьет голову?»

Полтора месяца упорного изучения немецкого с нуля не прошли даром. Собеседование прошла успешно, и уже два месяца спустя я сходила с трапа самолета на севере Германии. Ошибкой было лишь то, что эти два месяца я так была занята завершением дел, прощаниями с родными и друзьями, что совсем забросила немецкий…

Повезло, что родители принимающей семьи разговаривали на английском. Правда, он был у них такой беглый, что я понимала процентов 40. Что помогло заговорить на английском? Поняла, какой он легкий по сравнению с немецким! Как только пришло это осознание, сразу: «А не обсудить ли нам строение атома на „инглише“?»

На немецкий же у меня стоял блок месяца четыре. Язык казался настолько сложным и неподъемным, что к нему было страшно даже подступиться. Пыталась смотреть телевизор, но не понимала вообще ничего. Вслушивалась в разговоры в семье, но для меня все предложение превращалось в одно длинное непонятное слово.

Тогда все мое существо было готово согласиться с Марком Твеном, который писал: «Иные считают, что лучше смерть, чем немецкий язык. Мне трудно с ходу, без подготовки решить этот вопрос. Тут важно, о какой смерти идет речь. Если о медленной и мучительной… Скажем, лет 200 тому назад в Канаде индейцы ловили миссионера, сдирали с него кожу, приносили раскаленной золы, потом кипящую воду, и мало-помалу миссионер… В общем, я думаю, что ему немецкий язык показался бы приятной переменой.»

А одним из основных толчков к активному изучению языка послужила как раз встреча с мужем. С Серхио я познакомилась на танцах. Мы оба танцуем бачату, кизомбу и кубинскую сальсу. Каждый парный танец — язык тела. Но все же таким образом особо не наболтаешься, поэтому рано или поздно придется-таки начать говорить более… традиционным образом.

Муж наполовину немец, наполовину латиноамериканец. До 18 лет жил в Чили и Аргентине, потом поехал в путешествие по Европе и остался здесь. На момент нашего знакомства английский у него уже давно ушел в пассив и заменился на немецкий. А, поскольку его родным испанским я владею никак, пришлось начать говорить по-немецки.

Мой внутренний перфекционист не давал прохода: казалось, что говорю коряво, долго думаю над переводом и порядком слов в предложении. Но Серхио всегда был терпелив и поддерживал, очень! Он говорил, что сам был когда-то в аналогичной ситуации, и понимает мои чувства и даже ошибки. С ним у меня начал пропадать барьер, и я чувствовала себя в «языковой безопасности».

Я случайно влюбилась в Серхио всей глубиной своей души, и где-то внутри возникали мысли: «Оля, пожалуйста, отвлюбись обратно, отношения на расстоянии — это не то, что тебе надо», «ладно, окей, если не отвлюбляется, не влюбляйся хотя бы еще сильнее». Угадайте с одного раза, насколько эти мольбы были действенными.

Почему на расстоянии? Да потому что после au-pair года я хотела податься дальше изучать язык на юг, подальше от северных ветров и поближе к горам, но уже по другой программе: добровольный социальный год (Freiwilliges Soziales Jahr, или FSJ). А после — и вовсе не особо планировала здесь жить.

Предложение выйти замуж было неожиданностью, потому что я знала: Серхио не собирался жениться. Никогда. Как оказалось, пока не встретил меня.

Хоть я часто поступаю интуитивно, в этот раз все же обратилась к разуму. Понятное дело, что любовь — это не единственная важная вещь в браке. Обращала особенное внимание на то, как Серхио реагирует на проблемы; как ведет себя в конфликтных ситуациях; как относится к людям, более слабым чем он; уважает ли он людей в принципе. Мне очень повезло, что он заключил в себе немецкую рациональность и латиноамериканскую любовь к жизни. Я сказала «да». Расписались мы через шесть месяцев после знакомства. Конечно, мы не пробыли вместе вечность перед предложением выйти замуж, а эти все мои размышления не дают гарантии долгосрочного и успешного брака. Но скажите, есть ли что-то, что эту гарантию дает?..

Большинство немцев были шокированы нашей свадьбой! Разговоры были такими:

— Расскажите, а кто из вас делал предложение?!

— Вы так быстро решили пожениться… Вот мы перед браком сначала 11 лет повстречались!

От немцев белорусы значительно отличаются…

Например, когда после двух перелетов и целого дня в пути, я прибыла в Германию, меня накормили… хлебом с намазкой. Меня, путника с долгой дороги, который был готов съесть кабана и закусить ведром яблок! Но это не связано с тем, что принимающая семья жадная. Просто это — разность наших культур. У немцев принято есть хлеб на завтрак и на ужин. Если что, можно еще и в обед. Но не думайте, что они погрязли в однотипности. В течение дня используются разные джемы, сыры и нарезки. А это уже ни что иное, как разнообразное питание! Вспомните, что делают наши люди для гостей: пока он не выкатится колобком из-за стола, его просто не выпустят.

Немцы всегда вежливы и улыбаются. Они даже будут говорить кому-то, что он идиот, с улыбкой во все лицо. А еще и письма о том, что через месяц у вас отберут дом/детей/посадят в тюрьму, будут заканчиваться «с дружеским приветствием, херр Мюллер». Я же больше ратую за искренность.

Скучаю иногда по «настоящести» наших белорусов. Между пятью немецкими формальными улыбками я выберу одну белорусскую, но сапраўдную. Многие говорят после Европы: «Вот приезжаешь в Минск, а там город печали, аж хочется вскрыться». Да, у нас много погрузившихся в себя прохожих. Но когда я им улыбаюсь или дарю случайным людям цветы, те расцветают и расплываются в улыбке как коты на солнце. И передают это настроение по цепочке другим прохожим.

Танцую несколько лет парные танцы и делала это с сотней партнеров. Могу сказать, что немцы — очень техничны, но чего нет в их танцах, так это души и страсти! В свою очередь, те немцы, которые были на вечеринках на просторах СНГ, хватаются за голову. Говорят: «Да это ж невозможно, так близко приближаться к партнерше!». На любой вечеринке в Германии самые пластичные девушки — либо из стран бывшего СССР, либо Латинской Америки. Всегда с ними знакомлюсь, чтобы в этом убедиться.

Забавных случаев из-за разности языков множество, и они продолжают происходить регулярно. Приведу вам несколько примеров.

— Олья, почему ты ругалась на подругу и называла ее «Арашон»? — спросил Серхио после нашего с подругой спокойного разговора по телефону. Ругались?! Да я, наоборот, бодро с ней соглашалась: «Хорошо, хорошо!» Русский часто почему-то выглядит ругательным.

***

Я долгое время использовала в немецком прямой перевод выражения «у меня много дел». И все было замечательно, пока Серхио через пару месяцев это не услышал и не спросил:

— Олья… Ты знаешь, что означают эти слова?

— А что тут не знать-то? — отвечала я радостно.

— Так ты что, в правду спешишь в туалет?

***

Серхио:

— Мы идем завтра ужинать с коллегами.

— Ок, — отвечаю и планирую этот вечер для себя.

Что слышу я: «мы идем = он + коллеги (обо мне ни слова)». Что имеет в виду Серхио:

«мы идем = я+он идем с коллегами».

По итогу стало ясно, что, собирайся он один, сказал бы: «Я иду с…». Но мы-то в русском привыкли «мыкать»…

У Серхио появился особенный интерес к русскому языку после празднования свадьбы в Беларуси. Он был так тронут нашими обычаями, гостеприимством и душевностью! И сильно пожалел, что приехал со скудным словарным запасом.

Есть ли у нас с ним трудности в связи с разностью культур? Возможно, вы удивитесь, но белорусская и чилийская культуры очень схожи! Например, для немцев важнее всего работа, для нас на первом месте семья. Немцы не особо запариваются над тем, что надеть, белорусы и чилийцы с детства приучаются выходить в люди всегда чуть ли в самом лучшем. Когда приходишь к чилийцу или белорусу домой, тебя всегда будет ждать обед или хотя бы чай с пирогом, в Германии приглашение в гости не означает, что вам что-то предложат.

Сейчас работаю из дома — пишу тексты на заказ. Параллельно изучаю немецкий. Скоро планирую пойти на подработку в офис, чтобы активнее погружаться в среду. Также веду блог в Instagram (я подписана как volya_by) и рассказываю о возможностях переезда, трудностях и радостях эмигранта.

Люблю Беларусь и всегда немцам рассказываю, какие у нас замечательные люди и страна. Тогда у меня спрашивают: «Так что ты тогда делаешь в Германии?» Резонный вопрос! Меня сюда привела череда случайностей, и на ближайшее время мой дом здесь. Но от мысли, что в Беларуси всегда ждут, становится очень тепло. Больше всего в Германии не хватает «моих» людей. Не хочу привязываться к одному месту и скоро начну изучать еще и испанский. Все-таки через год предстоит поездка в Чили, хочется быть на коне!

Немецкий язык оказался не таким уж и сложным, как рисовалось в голове. Марк Твен, конечно, загнул! Самым важным для меня оказался хороший учитель — он был проводником в мир грамматики. И любимый человек, по совместительству, главный мотиватор. Если бы я знала, что иностранные языки так круто изменят мою жизнь, взялась бы за их изучение намного раньше.

Партнер проекта:

Иностранный язык улучшает качество памяти и помогает преодолеть застенчивость. Streamline — одна из крупнейших несетевых языковых школ Европы, здесь вас научат не лезть за словом в карман!

Нужные услуги в нужный момент
-30%
-10%
-15%
-30%
-10%
-50%
-15%
-13%
-50%
-10%
-20%