• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Стиль
  • Отношения
  • Карьера
  • Звезды
  • Еда
  • Вдохновение
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

Официальная медицина Беларуси домашние роды, мягко говоря, не одобряет. Конечно, силой женщину на сносях никто в медучреждение не потащит, но и легальными эти роды являться не будут. А значит, если ребёнок получит осложнения при родах или погибнет, роженицу могут судить за оставление ребенка в опасности и причинение смерти по неосторожности. Пример тому — резонансная история Ольги из Витебска, дочь которой умерла после домашних родов.

При этом пары, которые уверены, что домашние роды — единственно верное для их семьи решение, все-таки находятся. Мы спросили у трех белорусок, почему для них рожать дома, а не в роддоме, было важнее всех рисков.

«Роддому я предпочла собственный дом, а всем акушеркам — помощь мужа»

Малика, 30 лет, и Антон, 32 года:

«И для меня, и для мужа это был первый ребенок, и мы ничего толком не знали о родах, поскольку среди наших друзей детей еще ни у кого не было, — рассказывает Малика. — Но поскольку я уже много лет назад разочаровалась в официальной медицине и склонна считать, что она больше «калечит», чем лечит, я не спешила становиться на учет, а занималась собой, прислушиваясь к сигналам своего организма ежеминутно. Муж старался максимально окружить меня заботой и теплом. А где-то на третьем месяце беременности мы стали искать информацию об альтернативных методах рождения детей, параллельно читая «революционные» книги о родах и воспитании. Мы до последнего не знали, будем ли рожать дома, но все нам подсказывало именно такой метод рождения. А причин было много:

— сформировавшееся убеждение, что в роддоме ребенка травмирует атмосфера полного отсутствия чуткости, внимательности и любви, а также яркий свет, шум;

— разочарование в современной медицине и годы здоровой жизни без ее участия;

— желание рожать в пространстве домашнего уюта среди близких мне людей; желание ощущать себя свободно, защищенно и безопасно во время родов и делать все, что захочется.

Реализовать это в условиях больницы, по крайней мере у нас в Беларуси, было невозможно. Поэтому роддому я предпочла собственный дом, а всем акушеркам — помощь мужа".

«Я готовился, читал специальную медицинскую литературу. Старался быть объективным, — говорит Антон. — Но главное, что я понял: слушать следует только свое сердце (как бы пафосно это ни звучало). Все мысли вроде: «А что если вдруг?» — это всего-навсего страхи, которые в нас живут. Никто и никогда не сможет дать вам гарантии, что все будет так или иначе. Можно, конечно, возложить всю ответственность на других людей — врачей. Но проблемы это не решит. Рожать не поможет. Рожать поможет любовь, внимательность, уверенность, трезвый, осознанный взгляд на происходящее.

Врачи в больнице делают «как надо». Это хорошо, когда ты в тайге зимой и спички кончились. Но роды — это же совсем не то. Роды — естественный древнейший процесс. Интимный, сакральный по своей сути. Это не болезнь, не несчастный случай. Тем более что в роддоме, по моему мнению, «помощь» не предлагают, а навязывают. Чтобы отказаться от чего-либо, надо писать специальную бумажку. Не просить чего-то, а отбиваться от «помощи».

«Категоричности мы старались избежать и смотреть по ситуации: если нам покажется, что уместным будет поехать в роддом или вызвать врачей, то мы всегда готовы были это сделать, потому что в приоритете у нас стояло здоровье ребенка, — говорит Малика. — Хотя, начитавшись отзывов и форумов в интернете, я уверилась в том, что рисковать приходится везде: и дома, и в роддоме что-то может пойти не так, и что врачи все тоже люди и могут что-то не так сделать, поэтому я не сильно переживала по поводу риска. Твердо уверена: дома и стены лечат.

Мы много читали о родах, купили надувной бассейн, который занял почти всю нашу комнату, запаслись травами, поддерживающими организм во время родов и в послеродовой период, подготовили пеленки, купили свечи для уюта, установили турник, на котором я могла висеть, переживая схватки.

Когда однажды утром начались схватки, муж съездил за необходимыми продуктами, мы наполнили бассейн. К ночи начались сильные боли, и я пережидала схватки в бассейне, кричала, если мне хотелось, ходила по квартире, искала подходящие позы, висела на муже, обхватив его руками. Дома мы были одни, не считая нашего кота. Муж все время подсказывал мне, что делать и как дышать, потому что от сильной боли у меня совсем перестала соображать голова. А потом, после долгого периода потуг родился мой малыш — маленький мальчик Лев. Он не кричал, а только кашлянул пару раз. Я легла и приложила его к груди, а он тут же стал ее сосать. Я почувствовала, что от сосания у меня начались схватки, на этот раз практически безболезненные, и через какое-то время родилась плацента. Мы с сыном отдыхали.

Плаценту, соединенную пуповиной с малышом, мы поместили в чистую миску и накрыли крышкой. Перерезали пуповину где-то на третий день. Плаценту закопали в лесу.

Через месяц, когда мы привыкли к ребенку и к жизни с ним, мы занялись бумагами. Нам повезло: все прошло гладко и практически без конфликтов. К нам приходили: педиатр с медсестрой, представитель милиции из отдела по делам несовершеннолетних, две женщины из социальной службы, заведующая акушерским отделением районной больницы. Последняя, едва войдя в квартиру, стала заявлять, что ребенок больной и его срочно нужно госпитализировать, начала осуждать нас, поэтому муж проводил ее за дверь. С остальными посетителями нашего дома мы спокойно побеседовали, попили чаю и расстались. Еще нам понадобилось пообщаться с судьей, которая тоже отнеслась к нам с пониманием. По решению суда мне нужно было посетить гинеколога, чтобы врач, осмотрев меня, подтвердил факт недавних родов. Врач, узнав о домашних родах, высказала мне свою негативную критику. На этом все формальности были завершены. От прививок мы отказались.

В целом я очень довольна своим опытом домашних родов и следующую беременность, если позволят обстоятельства, я бы прожила подобно этой. Конечно, думаю, что нам сопутствовала удача, но залогом ее было наше усердие. Благополучие наших родов обеспечили старания. Это был огромный труд, прекрасный опыт тандемной работы, окончившийся рождением нашего замечательного сына".

«Я считаю, что каждая женщина, если захочет, имеет право родить дома»

Елена, 36 лет:

«У нас с мужем трое детей. Дома я родила двоих из них — среднюю и младшую дочерей. Это было самое ответственное и осознанное решение в моей жизни. И я очень благодарна мужу за то, что он меня поддержал (это очень важно!).

Одной из причин, по которой я выбрала домашние роды, была остановка родовой деятельности в роддоме при рождении старшей дочери. По прошествии времени я консультировалась с тремя специалистами-медиками, которые в один голос сказали мне, что причиной остановки была моя реакция на больничную обстановку роддома. После этого я решила, что благоприятнее всего для меня — рожать дома.

Чтобы минимизировать возможные риски и осложнения, я посещала женскую консультацию.

Дома расслабляющая атмосфера, и боль при родах в такой обстановке оказалась вполне сносной. Кроме того, по моему мнению, благодаря домашним родам легче формируется материнский инстинкт.

Очень важно, что, рожая дома, я получила возможность подождать, пока отпульсирует кровь в пуповине (то есть, вернется к ребенку из плаценты). В роддоме же пуповину перерезают сразу — из-за этого, насколько мне известно, у деток становится низкий гемоглобин: ведь часть их крови так и осталась в плаценте.

Еще один очень значимый фактор для меня: сразу после родов дома я могла приложить деток к одной и ко второй груди (что тоже очень важно!), и позволить им сосать столько, сколько захочется. Это и стало основой нашего дальнейшего успешного грудного вскармливания. В роддоме же после рождения старшей доченьки ее поднесли к одной моей груди, она не взяла ее, и тогда дочь вернули на другой столик, где она сосала какой-то проводок, который был рядом (было воскресенье, праздник, все куда-то ушли). После этого я не могла очень долго наладить кормление…

Кроме того, мне нравится, что после домашних родов я сама ухаживаю за ребенком. Если нужна помощь, я могу ее попросить у близких или у частного медика. Так я чувствую себя увереннее. В первые пять дней после родов у матери формируется чувство ее «материнской силы и эффективности», как утверждают психологи. А если в это время вокруг много людей, которые постоянно дают советы и говорят, что делать, я теряю чувство своей уверенности в воспитании и уходе за ребенком.

Что касается дезинфекции, боязни микробов, то вполне достаточно простой хорошей домашней уборки перед домашними родами. И важно то, что дома рядом с малышом находится минимальное количество родных ему людей.

Вторые и третьи роды стали для меня тихим праздником дома: с приглушенным светом, любимой музыкой, любимым мужем рядом. Была рядом и акушерка. И когда я вспоминаю эти дни, это наполняет меня силой и уверенностью. Мне очень жаль, что в Беларуси домашние роды пока получают мало поддержки, но верю, что со временем отношение к домашним родам станет лучше в нашей стране. Я считаю, что каждая женщина, если захочет, имеет право родить дома".

«Думаю, было бы неплохо легализовать домашних акушерок»

Ева, 26 лет:

«Беременность моя была первая, запланированная и желанная, — рассказывает Ева. — Перед зачатием мы с мужем 21 день голодали по специальной системе. По моему мнению, это позволило мне лучше себя чувствовать во время беременности: уменьшило токсикоз, к примеру. Это условное голодание, проводится на соках и специальном отваре трав с медом и лимоном.

О своем решении рожать дома мы рассказали моей маме. Она сперва переживала, но в целом поддержала нас. Еще задолго до беременности я интересовалась соответствующей литературой, видео, семинарами по естественному рождению и знала, что наш ребенок будет домашним. Почему? Я хотела избежать многих формальных (и, на мой взгляд, вредных) процедур роддома и рожать в спокойной домашней обстановке. Кроме того, я чувствовала в себе достаточно здоровья, уверенности и сил, чтобы родить нашего малыша дома. И моя история не про грубых и халатных врачей. Мне либо попадались хорошие доктора, либо я к ним не ходила. Ведь это тоже мое право.

Фото носит иллюстративный характер

От женской консультации лично для меня толку было мало. Из их рекомендаций я выполняла только то, что считала нужным. От остального писала отказы. Ко мне отнеслись с достаточным пониманием, а большего я и не ждала. Чтобы освежить информацию и морально подготовиться, мы с мужем ходили на курсы по партнерским родам в областной роддом. Курсы оказались весьма достойными, за что врачам отдельное спасибо.

Беременность протекала легко. Я занималась йогой, белояром, плаванием и скандинавской ходьбой, чувствовала себя цветущей и сексуальной. В свою вегетарианскую диету включила яйца — так хотелось. Холодильник пестрил напоминаниями по правильному питанию, травяным чаям и витаминам на каждый триместр. А в середине срока я познакомилась с двумя замечательными женщинами, которые вели мою беременность: своей акушеркой и врачом из областного роддома (ведь должен быть запасной вариант).

К родам подготовилась основательно: помимо физической и моральной подготовки написала инструкции на разные случаи, закупила необходимые медикаменты, вещи и травы, попросила родных надуть детский бассейн и фитбол, повесить канатик (самая полезная вещь во время потуг!), собрала два пакета старых простыней и все это отнесла в баню, где и собиралась рожать. Акушерка привезла стульчик для родов.

И вот ночью начались схватки, за 42 часа до рождения малыша. Они были легкими, нерегулярными и короткими. Когда накатывала схватка, я висла на шее у мужа, и ноющая боль сменялась легким экстатическим ощущением. Мы много болтали и гуляли по лесу.

Ночью мы переместились в остывшую баню, налили бассейн. Вообще всегда мечтала рожать в воде. Вода меня успокаивает. Так и произошло. В бассейне я смогла отдохнуть и расслабиться. Но тут родовая деятельность прекратилась! Пришлось выползать из своей уютной гавани. Сил было мало. Чтобы подготовиться к потугам на два часа легла поспать. Схватки в лежачем положении были сильнее, а раскрытие не шло. После сна меня осмотрела акушерка. Малыш неправильно встал в таз из-за околоплодного пузыря. Пробовали с помощью упражнений откатить и вставить его на место, но он снова не попал. Было принято решение проколоть пузырь. После этого роды продолжились. Ребенок правильно расположился, но схватки перестали быть приятными.

А потом начались потуги. Муж и мама тужились, мне кажется, не меньше меня. Это придавало много сил. Родила сына я за 7−8 потуг. У сына было одинарное обвитие пуповины. Акушерка лихо распутала малыша, и он моментально выскользнул, такой теплый и родной. Я плакала от счастья.

Позже акушерка осмотрела меня: были слабые боковые разрывчики, но меня не шили, только обрабатывали дважды в день. Разрывы не беспокоили и зажили через две недели.

После родов я перевязывала живот, пила травы для сокращения матки и кормила грудью по требованию, отчего фигура моментально вернулась в свое прежнее состояние.

Педиатр нашей поликлиники, приветливая женщина, ничуть не удивилась нашему домашнему ребенку: «Вы у меня не первые такие». С регистрацией тоже особых трудностей не возникло. Никого уже этим не удивишь. Все процедуры — чистая формальность, хоть и отнимают немало времени: взять отказ в загсе, подать заявление в суд, прийти в указанный день, через 10 дней получить письменное решение суда и зайти в загс за свидетельством о рождении.

Конечно, было бы неплохо обходиться без этого. А еще, думаю, стоит легализовать работу домашних акушерок. Эти женщины заслуживают уважения, а не гонений. К тому же легализация поможет роженицам легко находить опытных помощниц и убережет их от мошенничества и непрофессионализма.

Домашние роды сплотили нашу семью, помогли мне узнать свое тело и в то же время развеяли многие иллюзии. Домашние роды подходят не всем. К тому же это должен быть осознанный выбор женщины (не дань моде или желание мужа). Своих следующих детей я буду рожать дома, но рядом со мной будет опытная акушерка. На всякий случай".

Мнение специалиста:

Акушер-гинеколог Наталья Федюкович

— Мое отношение к домашним родам как специалиста с большим опытом резко отрицательное. Я понимаю, что дома и стены помогают, и поддержка мужа очень важна. Но муж может находиться рядом и в роддоме, и это называется партнёрские роды. Одна из моих недавних беременных, например, ходила в родзал с мамой. Ей так было легче и спокойней. И никто не ставил им никаких преград.

Хорошо, когда роды идут физиологически и ребёнок здоров. А теперь представьте, что ребёнок в процессе рождения повернулся не так и, говоря простым языком, застрял.

Какими бы свечами и травами ваш муж не запасся, сколько пособий по акушерству он ни проштудировал — он вам не поможет. А счёт идёт на минуты. В лучшем случае, если вам повезет и скорая приедет быстро, ребенок останется в живых, но будет инвалидом.

В худшем случае он погибнет от асфиксии, да и для матери такой эксперимент может закончиться летально. Вы можете мне возразить: как же наши бабушки и прабабушки рожали? Мол, вышла в поле, быстро родила, пуповину перегрызла и пошла дальше жито жать.

Но всё было совсем не так. Вы не знаете, какой высокий процент был младенческой смертности, сколько рожениц умирали от разрыва матки и кровотечений. Перечислять все сложности родов вне роддома можно бесконечно. Помните, что вы в ответе за своего ребёнка. Он пока не может выбирать, но дайте ему шанс на благополучное рождение. С собой вы имеете право делать то, что захотите: лечиться травами и свечами, извлекать воспаленный аппендикс при помощи хиллеровских методик, устранять зубную боль можжевеловым отваром и не ходить к врачам вообще. Но будьте ответственны за жизнь своего ребёнка.

Знакомясь с историями рожениц в этом материале, я, конечно, вспомнила свои роды. Заходя в родзал, я была не врачом, который знает все биомеханизмы родов, а просто женщиной, которой больно. И хорошо, что рядом со мной были замечательные врачи и акушерка. Чуткие и добрые, как и все, кто стоит у истоков появления новой жизни.

-80%
-20%
-10%
-20%
-45%
-45%
-20%
-15%
0062472