Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


Беларусь переживает очередные тяжелые времена, и наблюдается невеселая тенденция решать проблемы и изыскивать дополнительные ресурсы за счет социальной сферы. Вот уже «оптимизировали» вопросы с трудовым стажем, пенсионным возрастом, тунеядцами и вплотную подобрались к самым матерым социальным иждивенцам — мамам в декретных отпусках. Женщины по три года сидят дома — а то и дольше, если один декретный отпуск плавно перетекает в следующий — и получают пособие по уходу за ребенком.

Всему миру и нам это преподносится как беспрецедентная финансовая поддержка в социальной сфере и забота о матери и ребенке: ведь ни в одной стране Европы нет отпусков по уходу за детьми такой продолжительности. От трех месяцев до полугода — вот все, на что может рассчитывать среднестатистическая европейская женщина. Но давайте не будем торопиться с выводами…

Ведь есть три принципиальных аспекта: финансовая поддержка женщин, продолжительность отпуска и включение декретниц в общественную жизнь. Это ли не признаки настоящей социальной поддержки?

oiij.com

Зависимость от мужа и родственников

Да, наши женщины имеют весомое единовременное пособие плюс ежемесячные выплаты в течение трех лет. Поначалу мои знакомые из Голландии были восхищены таким уровнем социальной поддержки, потому что у них в стране женщина получает оплачиваемый отпуск только на полгода. Но при дальнейшем рассмотрении выяснились нюансы. Когда мы говорим об оплачиваемом полугодовом отпуске в Голландии, имеется в виду отпуск с полным сохранением заработной платы.

То есть если у женщины хорошая работа и высокая зарплата, от которой зависят выплаты по ипотеке, оплата кредитов и прочие платежи, она может быть уверена: независимо от наличия мужа она сможет сохранить на эти полгода тот уровень жизни, к которому привыкла.

Но если женщина решает не работать, она в любом случае не остается без поддержки государства — то есть на пособие по уходу за ребенком она все равно имеет право. У нас же после выхода в декрет мы сразу переходим на базовые величины и попадаем в зависимость от окружающих нас людей, а речи о сохранении заработной платы вообще не идет.

Давайте скажем честно: сохранить привычный или хотя бы приемлемый уровень жизни, если нет рядом мужа с зарплатой, или без дополнительной поддержки родственников и друзей, которые помогают с детской одеждой, питанием, практически невозможно.

Я не рассматриваю слои населения, которые «нарожали» ради льготных квартир. У меня есть несколько знакомых женщин, которым приходилось жить на пособие, но если бы не было большого количества сочувствующих родственников, круговорота детских вещей в природе, бабушек и дедушек с закатками и картошкой на зиму, выжить одной с ребенком было бы нереально.

Получается, при любом раскладе наше пособие не делает белорусскую женщину социально защищенной и самодостаточной. Чаще всего она остается в течение всего декретного отпуска либо на шее у мужа, либо в зависимости от родственников.

mirmampap.ru

Хочешь работать? Не тут-то было

Планируется сократить продолжительность декрета в Беларуси с оглядкой на Европу, где действительно немыслимо, чтобы квалифицированный специалист с образованием и навыками выпал из рабочей обоймы на несколько лет. Неужели белорусские женщины просто не хотят работать? Давайте разберемся.

Могу сказать по себе: я сейчас нахожусь в декрете, моему ребенку почти годик. По сравнению с нервной работой в нескольких местах «от забора до обеда» домашние хлопоты: приготовить, постирать, купания, памперсы, прогулки, собачка-гав, кошечка-мяу, — это просто спа-курорт. Первое время я даже не думала о работе и о внешнем мире вообще.

Но это не значит, что мир не думал обо мне — накопились дела, появилась необходимость высунуться из домашней ракушки, и я стала искать любые возможности не досиживать три года дома. И что же я имею в распоряжении?

Начну с того, что я успела стать на очередь в детский садик. При этом садик, который находится рядом с домом, оказался ведомственным и на удивление популярным. Заведующая поплакалась на наплыв желающих и в конце разговора сказала, что они нас смогут взять не ранее чем по достижении ребенком 3,5 лет.

В администрации Советского района нас поставили на очередь, но не факт, что к нужному времени наша очередь подойдет, так как я пришла записываться слишком поздно. Так какие у меня есть варианты, если ребенку годик, а я хочу работать?

Первый вариант — приходящая няня. В интернете есть большой выбор нянь, от студенток, которые ищут подработку, до пенсионерок с педагогическим и медицинским образованием, которые готовы позаботиться о вашем ребенке, пока вы на работе, в среднем, от 3 до 5 долларов в час. Нетрудно подсчитать, в какую сумму обойдется няня на полный рабочий день пять раз в неделю. То есть я допускаю, что эта услуга может пользоваться спросом у женщин, имеющих доход выше среднего, который они не хотят потерять, находясь дома. Но когда зарплата в среднем около 600−800 рублей в месяц, в няне нет никакого финансового смысла: все заработанные деньги будут уходить на оплату ее труда, даже может и не хватить.

Второй вариант — дедушки-бабушки на пенсии, готовые присматривать за внуками, но в моем случае такого варианта нет. Боюсь, что варианты закончились.

Государство на данный момент не готово предоставить женщинам возможность выхода на работу раньше обозначенного срока: у нас нет государственных детских учреждений, готовых принять детей раньше трех лет, и нет никакого повода думать, что скоро эта проблема будет решена.

lovingmama.ru

«Сиди дома, смотри телек»

Вопросу включенности женщины с ребенком в жизнь социума в европейских странах на протяжении долгих лет уделяется много внимания. Планомерно прилагаются усилия на разных уровнях, чтобы женщина сразу после родов имела возможность привычного общения и участия в общественных делах. Встречи мам в декрете на базе территориальных социальных центров, в магазинах, фитнес-клубах, бассейнах, общепите с детскими комнатами, принимающими детей чуть ли не с рождения, но чаще всего с трех месяцев или с полугода. Часто это бесплатно или как минимум доступно большинству. У нас с этим беда.

В одной из статей на LADY, где молодая мама делилась ощущениями, она назвала своего новорожденного малыша своим «маленьким тюремщиком». Народ на форумах возражал, но это очень точное слово, на мой взгляд. И ребенок здесь ни при чем. Просто наша социально ориентированная система делает все, чтобы женщина с ребенком воспринималась, да и сама себя начинала чувствовать, как человек с некоторым дефектом. Поэтому чтобы куда-нибудь сходить, например, на фитнес, в парикмахерскую, или пройтись по магазинам, надо ждать мужа с работы, искать доступную бабушку, няню, соседку на пару часиков.

Вчера иду с коляской по улице, вижу, написано «Детский магазин», думаю: зайду. А не тут-то было! На ступеньках к магазину нет рельсов для коляски. Стала искать в интернете фитнес-центр с детской комнатой, нашла всего один. Абонемент на год стоит около 2000 рублей, плюс, если хочешь с ребенком ходить, еще ребенку надо абонемент покупать, правда, чуть дешевле, плюс — детская комната для детей только с 3 лет и ее надо оплачивать дополнительно, что-то около 9 рублей в час.

То есть они хотят почти две штуки баксов за двоих в год, плюс еще за детскую комнату почасовая оплата, и не факт, что ребенок до года там придется ко двору. Давайте честно скажем: это очень дорого даже по европейским стандартам, а для нас вообще, даже если получим свои «папиццот», надо чуть ли не полгода работать только на два абонемента.

И это в Минске, столице с населением почти 2 млн человек. Что уж говорить о менее крупных городах? Далее. Много ли у нас шопинг-центров с возможностью оставить новорожденного ребенка под присмотром? Много ли общепитовских мест, где вам предложат детский стульчик для кормления придвинуть к вашему столу? А как насчет других возможностей социализации?

Позвонила в ближайший частный семейный центр, спрашиваю: какие у вас есть мероприятия для мам с детьми около года? Есть встречи, где присутствует психолог и еще какой-то специалист, но это стоит 20 рублей и нужно ждать, пока соберется группа, а группы пока нет.

Может, потому и нет, что это стоит 20 рублей? Если ходить раз или два раза в неделю, дороговато будет, мне кажется. Муж мне в результате сказал: сиди дома, смотри телек. Это мне напомнило ситуацию, когда мы со старшим сыном поехали первый раз в Европу и он меня спросил: «Мам, почему у них тут так много инвалидов везде, а у нас нет?».

А я говорю: «У нас инвалидов даже больше, просто наши инвалиды все дома сидят, телек смотрят». Так и с новоиспеченными мамашами получается: сиди три года дома, чего тебе неймется? Вот такая вот социальная включенность получается.

Поймите меня правильно, наши женщины прекрасно справляются и ни на что не жалуются. Наши женщины находят способы, чтобы хорошо выглядеть, делать домашнюю работу и даже карьеру в декретном отпуске и после него. Но я хочу сказать, что если у нас что-то и хорошо, то не благодаря, а скорее вопреки, поэтому очень не хочется, чтобы зачет за «женский прорыв» стоял в зачетке Министерства труда и соцзащиты.