108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  2. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  3. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  4. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  5. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  6. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  7. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  8. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  9. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  10. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  11. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  12. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  13. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  14. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  15. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  16. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  17. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  18. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  19. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  20. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  23. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  24. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  25. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  26. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  27. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  28. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  29. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  30. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта


/

Каждая мама, сочиняя одноразовую историю перед сном для своего ребенка, однажды задумывалась, а не записать ли все это на бумаге? Что это за профессия — детский писатель, что дети любят и не любят в сказках — об этом рассказала известная шведская писательница Юя Висландер, чьи книги про веселую корову Маму Му стоят на многих полках маленьких белорусов.

— Когда мои дети были маленькими, мы играли: складывали лист бумаги и разрезали его так, чтобы получилась небольшая книжка, потом спрашивали, какую сказку дети хотят почитать на ночь? Затем записывали историю и рисовали к ней картинки. Как-то я поняла, что мои дети постоянно говорят об одной и той же истории — о страшном персонаже и о том, как на них наезжает машина. И тут не нужно быть психологом, чтобы понять — они пытались говорить о своих страхах. Дети научили меня внимательно слушать и их, и других людей.

Что касается книг о Маме Му — она началась с серии радиопередач для малышей (их было около сотни). Мы с мужем сочинили песню про корову Маму Му, которая поет, отвечает на телефонные звонки… В Швеции эти песни так же популярны, как и книги. Забавно, что эти детские песенки полюбили и взрослые. Было много смешных историй, с этим связанных, расскажу одну. Как-то я зашла в строящийся дом, там были рабочие, плотники в комбинезонах. В комнате стоял радиоприемник, в какой-то момент они все откладывают свои инструменты, останавливают работу, садятся с чашкой кофе… Оказалось, по радио начиналась передача — Мама Му вела беседу с Вороном, беседа перемежалась песенками. И эти брутальные рабочие были фанатами Ворона!

К слову, этот персонаж — Ворон — непрост: у него неустойчивая психика, он злится, раздражает, поучает. Его отношения с коровой Мамой Му — своего рода отношения «взрослый — ребенок». Меня часто спрашивают, почему Мама Му? Где ее теленок? Но в моей сказке Мама Му — это просто сочетание звуков, это красиво звучит — Мама Му. И к тому же дети легко запоминают и могут произнести это имя. А что касается Ворона — это необязательно мужчина, в переводах на некоторые языки получилось, что Ворон превратился в Ворону (из-за особенностей языка). Скажу, что и женщины часто ведут себя, как Вороны: они все знают, что можно и что нельзя, все поясняют — «Нельзя прыгать через забор, иди, как нормальная корова!»…

Но у меня много и других персонажей. И все — выдуманные, мне важно, чтобы они были нереалистичными: детям необходим особый мир. У меня есть книга про ВинаВина, для совсем маленьких детей, которые находятся близко к земле — их интересует все, что там лежит: палки, грязь, камешки… Они очень интересуются всем этим. И я искала иллюстратора, который бы понимал, что дети интересуются грязью и камешками. Персонаж ВинаВина — мальчик 4 лет, но не совсем реальный, из особого, другого мира. Я знаю, как важно детям повторять что-то за кем-то: ВинаВина ходит по лесу, оставляя разной формы следы, и малыши теперь тоже ходят так, «как ВинаВина»…

Иллюстраторы так же важны для детской книги, как и авторы. Художнику я даю свой текст и доверяю. Хороший иллюстратор всегда добавляет что-нибудь от себя. Свен Нурдквист, например, в одном из эпизодов настоял на том, что Ворон просто не станет пить сок — он пьет кофе, без вариантов!

У меня есть серия книг о дневном привидении, оно черное, его не видно в темноте — поэтому оно пугает всех среди бела дня. Но его никто не боится, поэтому оно несчастное и грустное. Привидение постоянно ищет друзей. Дети любят, когда происходят превращения, поэтому в книге привидение постоянно превращается в разные предметы — в кофту, в скатерть (бабушка удивляется — отчего это на моем юбилее скатерть черного цвета?), а потом привидение страдает «ах, я не могу удержать на себе всю эту посуду!»…

Когда пишешь для ребенка, надо говорить на понятном ему языке, для годовалого ребенка язык будет другой, чем для четырехлетнего. Дети — те же взрослые, они так же могут ревновать, завидовать, переживать… Но у них другой опыт, и значит, другой язык. В понимании этого различия и заключается работа детского писателя.

Я не смогла бы написать книгу для 13-летних подростков. Сейчас пишу книгу о девочке, действие происходит в сороковых годах, когда я сама была девочкой, я могу описать то время и свой опыт, но вряд ли смогу описать современность.

Некоторые думают, что детская литература — несерьезная. Но надо иметь талант, чтобы писать. А еще это труд, я 30 лет работаю детской писательницей, 30 лет изучаю детей — как они говорят, изучаю их психологию. Взять и написать детскую книгу непросто. В Швеции сейчас часто взрослые состоявшиеся писатели вдруг решают «а напишу-ка я детскую книгу!», и эти книги обычно плохие.

Многое зависит от того, как ты смотришь на детей. Часто взрослые их рассматривают как тех, кто будет взрослым, кто «еще станет человеком». Но ребенок — это уже и есть человек! Все люди меняются, я и сама уже не та, что была 10 лет назад.

Главный вопрос — задуматься, для чего вам писать книгу для детей. Вспомнить что-то из собственного детства? Научить чему-то? Рассказать смешную историю? Или воспитать?

В год, когда я родилась, Астрид Линдгрен придумала «ПеппиДлинныйЧулок». До этого шведская, да и другая детская литература была педагогична… Когда я читаю, например, роман, я не хочу, чтобы меня учили, как правильно чистить зубы… Я не люблю мораль, это то же самое для меня, что и подсыпать сахар в лекарства. Дети получают мораль, глядя на своих родителей и жизнь вокруг — и это самый главный урок для них!

Беседа с читателями и мастер-класс для начинающих детских писателей прошли в Минске, в книжном магазине Логвінаў. Встречу с Юей Висландер модерировали поэтесса и переводчица Ольга Гапеева и Надежда Кондрусевич-Шидловская — переводчица серии книг про Маму Му на белорусский язык.

-25%
-20%
-10%
-15%
-25%
-15%
-70%
-50%
-30%
-25%