• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


/

Каждая мама, сочиняя одноразовую историю перед сном для своего ребенка, однажды задумывалась, а не записать ли все это на бумаге? Что это за профессия — детский писатель, что дети любят и не любят в сказках — об этом рассказала известная шведская писательница Юя Висландер, чьи книги про веселую корову Маму Му стоят на многих полках маленьких белорусов.

— Когда мои дети были маленькими, мы играли: складывали лист бумаги и разрезали его так, чтобы получилась небольшая книжка, потом спрашивали, какую сказку дети хотят почитать на ночь? Затем записывали историю и рисовали к ней картинки. Как-то я поняла, что мои дети постоянно говорят об одной и той же истории — о страшном персонаже и о том, как на них наезжает машина. И тут не нужно быть психологом, чтобы понять — они пытались говорить о своих страхах. Дети научили меня внимательно слушать и их, и других людей.

Что касается книг о Маме Му — она началась с серии радиопередач для малышей (их было около сотни). Мы с мужем сочинили песню про корову Маму Му, которая поет, отвечает на телефонные звонки… В Швеции эти песни так же популярны, как и книги. Забавно, что эти детские песенки полюбили и взрослые. Было много смешных историй, с этим связанных, расскажу одну. Как-то я зашла в строящийся дом, там были рабочие, плотники в комбинезонах. В комнате стоял радиоприемник, в какой-то момент они все откладывают свои инструменты, останавливают работу, садятся с чашкой кофе… Оказалось, по радио начиналась передача — Мама Му вела беседу с Вороном, беседа перемежалась песенками. И эти брутальные рабочие были фанатами Ворона!

К слову, этот персонаж — Ворон — непрост: у него неустойчивая психика, он злится, раздражает, поучает. Его отношения с коровой Мамой Му — своего рода отношения «взрослый — ребенок». Меня часто спрашивают, почему Мама Му? Где ее теленок? Но в моей сказке Мама Му — это просто сочетание звуков, это красиво звучит — Мама Му. И к тому же дети легко запоминают и могут произнести это имя. А что касается Ворона — это необязательно мужчина, в переводах на некоторые языки получилось, что Ворон превратился в Ворону (из-за особенностей языка). Скажу, что и женщины часто ведут себя, как Вороны: они все знают, что можно и что нельзя, все поясняют — «Нельзя прыгать через забор, иди, как нормальная корова!»…

Но у меня много и других персонажей. И все — выдуманные, мне важно, чтобы они были нереалистичными: детям необходим особый мир. У меня есть книга про ВинаВина, для совсем маленьких детей, которые находятся близко к земле — их интересует все, что там лежит: палки, грязь, камешки… Они очень интересуются всем этим. И я искала иллюстратора, который бы понимал, что дети интересуются грязью и камешками. Персонаж ВинаВина — мальчик 4 лет, но не совсем реальный, из особого, другого мира. Я знаю, как важно детям повторять что-то за кем-то: ВинаВина ходит по лесу, оставляя разной формы следы, и малыши теперь тоже ходят так, «как ВинаВина»…

Иллюстраторы так же важны для детской книги, как и авторы. Художнику я даю свой текст и доверяю. Хороший иллюстратор всегда добавляет что-нибудь от себя. Свен Нурдквист, например, в одном из эпизодов настоял на том, что Ворон просто не станет пить сок — он пьет кофе, без вариантов!

У меня есть серия книг о дневном привидении, оно черное, его не видно в темноте — поэтому оно пугает всех среди бела дня. Но его никто не боится, поэтому оно несчастное и грустное. Привидение постоянно ищет друзей. Дети любят, когда происходят превращения, поэтому в книге привидение постоянно превращается в разные предметы — в кофту, в скатерть (бабушка удивляется — отчего это на моем юбилее скатерть черного цвета?), а потом привидение страдает «ах, я не могу удержать на себе всю эту посуду!»…

Когда пишешь для ребенка, надо говорить на понятном ему языке, для годовалого ребенка язык будет другой, чем для четырехлетнего. Дети — те же взрослые, они так же могут ревновать, завидовать, переживать… Но у них другой опыт, и значит, другой язык. В понимании этого различия и заключается работа детского писателя.

Я не смогла бы написать книгу для 13-летних подростков. Сейчас пишу книгу о девочке, действие происходит в сороковых годах, когда я сама была девочкой, я могу описать то время и свой опыт, но вряд ли смогу описать современность.

Некоторые думают, что детская литература — несерьезная. Но надо иметь талант, чтобы писать. А еще это труд, я 30 лет работаю детской писательницей, 30 лет изучаю детей — как они говорят, изучаю их психологию. Взять и написать детскую книгу непросто. В Швеции сейчас часто взрослые состоявшиеся писатели вдруг решают «а напишу-ка я детскую книгу!», и эти книги обычно плохие.

Многое зависит от того, как ты смотришь на детей. Часто взрослые их рассматривают как тех, кто будет взрослым, кто «еще станет человеком». Но ребенок — это уже и есть человек! Все люди меняются, я и сама уже не та, что была 10 лет назад.

Главный вопрос — задуматься, для чего вам писать книгу для детей. Вспомнить что-то из собственного детства? Научить чему-то? Рассказать смешную историю? Или воспитать?

В год, когда я родилась, Астрид Линдгрен придумала «ПеппиДлинныйЧулок». До этого шведская, да и другая детская литература была педагогична… Когда я читаю, например, роман, я не хочу, чтобы меня учили, как правильно чистить зубы… Я не люблю мораль, это то же самое для меня, что и подсыпать сахар в лекарства. Дети получают мораль, глядя на своих родителей и жизнь вокруг — и это самый главный урок для них!

Беседа с читателями и мастер-класс для начинающих детских писателей прошли в Минске, в книжном магазине Логвінаў. Встречу с Юей Висландер модерировали поэтесса и переводчица Ольга Гапеева и Надежда Кондрусевич-Шидловская — переводчица серии книг про Маму Му на белорусский язык.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-10%
-50%
-50%
-20%
-20%
-30%
-15%
0057345