Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


/

Какие мы, белорусы — вопрос сложный. Историки говорят, что у нас уникальный путь национального развития. О поисках идентичности задумываются и художники: фотограф Марина Батюкова занимается подготовкой арт-проекта, в котором свое слово о себе, о стране и о нашем времени получит возможность сказать каждый белорус. Марина приглашает всех белорусов принять участие в арт-проекте о поисках идентичности.

Марина Батюкова

— Сейчас я работаю над проектом, который связан с нашей национальной самоидентификацией. Вот живем мы в Беларуси, кто-то за рубежом, нас волнует вопрос «кто мы?», хочется в себе разобраться. Каждый для себя определяет — какие мы, белорусы, и чем отличаемся? Что нас объединяет как нацию? Ведь от этого самоопределения зависит и то, как мы себя презентуем, как строим отношения с другими.

Участие в этом исследовательском арт-проекте, в обсуждении примут мои коллеги — фотографы, а также литераторы, социологи, режиссеры и художники… Что есть наша страна и мы сами? Я понимаю, что одного ответа тут нет, интересно как раз разнообразие, мозаика мнений. Помимо высказываний публичных людей и экспертов, я бы хотела получить также и отклик от всех белорусов, от тех, кто так же, как и я, задумывается над вопросами самоидентификации в современном мире.

Я приглашаю всех принять участие в моем проекте и высказать свое мнение — что для вас важно здесь, в этой стране. Это может быть любое слово, которое для вас определяет наше время и наше место.

Хочу отметить, что смысл проекта — понять, чем мы сейчас живем. Я бы хотела при помощи собранных слов «соткать» ткань, сеть важных и определяющих понятий, и это покажет, что сегодня волнует людей. Однако проект нельзя назвать национально направленным: надеюсь, получится набор общечеловеческих вопросов, которые близки нам всем. Это срез нашего времени. Каждый увидит там что-то свое…

— И какое слово, понятие для вас характеризует наше время и эту землю?

— «Мгновение», это каждое осмысленное мгновение жизни. Это такое понятие, которое немного спрятанное, сокровенное, но если ты осмыслишь это, возможно, изменится иерархия ценностей… Да и идея этого проекта родилась из моментов общения — с семьей, с интересными людьми.

— Для фотографа понятие «мгновение» наверняка естественно. А что для вас белорусская земля, здесь и сейчас?

— Эта земля для меня связана со многим: я люблю запах осенних яблок, люблю мох… Это создает настроение. Это то, почему мне хочется вернуться домой даже из невероятно красивых мест за границей.

— Что для вас означает — «вернуться домой»?

— Запахи, ассоциации — этого не хватает. Для меня Беларусь — это не площадь Победы, это, скорее, белорусский лес. Ощущения помогают сосредоточиться, чтобы понять и определить то главное слово — что для тебя место, где ты живешь.

Говорим «Париж» — сразу возникают ассоциации: Эйфелева башня, сыр, вино, каштаны… А при слове Беларусь? Антоновка? Мох? Лес? Может быть многое… Выставка покажет, что мы находимся здесь, на этой земле. А слова будут визуализированы.

— Вы говорите, что тянет домой, когда не в Беларуси. Это тяга к земле или людям?

— Тут многое: и семья, и твоя среда, и друзья. По утрам пение птиц даже разное — в разных странах. Я училась год в России, помню, как я бегала осенью и искала клен. Я привыкла, что он желтеет, привыкла к его особому запаху — и мне этого не хватало. Даже туманы у нас другие, и то, что видишь сквозь этот туман, и то, каков он по цвету. Здесь все — мое, а там я любуюсь как турист. Как бы мне ни было интересно — меня тянет домой, в Беларусь.

Вместе с тем я — городской человек, и в детстве была лишена каникул в деревне. А соприкосновение с «беларускай мовай» пришло ко мне лишь в 1994-м, в момент вступления в Союз художников. Вопросы самоидентификации я начала задавать себе еще тогда. Ведь сложно не заметить: в любой другой стране все говорят на языке своей страны, а в Беларуси — все по-другому.

Но если не белорусский язык, то тогда что же делает нас белорусами? Что чувствуют люди, которые родились здесь?

— Не так давно вы сделали фотопроект «Сула. Непрерывное», к слову, посвященный традициям в белорусской глубинке…

— Меня пригласили приехать на Полесье (деревни Столбун и Неглюбка) и поснимать старинный обряд — «Сулу». Меня зацепило развитие во времени этого обряда, самобытный мир белорусской традиции, который все же связан с современностью.

Обряд «Сулы» — из языческой традиции: женщины селенья уходили в поле, где отдавали темные силы и собирали светлые, чтобы был хороший год для семьи и урожая. Идут в поле, там качаются, делают земле свои подношения — это их молитва. В мой фотопроект (который показывали во дворике Национального исторического музея летом 2016 г.) тогда вошло многое — и подготовка женщин, и разные забавные моменты.

— Уходят ли народные обряды и традиции в Беларуси по-вашему? То, что пытаются воспроизвести студенты Института культуры на сцене — это ведь шоу, фольклорный материал.

— В некоторых деревнях традиция еще живет, я говорю о том, что видела сама. Женщины искренне верят в то, что делают, и ты понимаешь, как обряд для них важен и наполнен особым смыслом, а значит, и энергией, и жизнью.

Когда ты видишь, как по пыльной сельской дороге женщины разных поколений идут вместе: замечаешь и стоптанные кроссовки «Адидас» 80-летней бабушки под народной юбкой, и татуировку на лодыжке молодой девушки… А их песни — это настоящий космос… Думаю, что сохранение этих традиций зависит от готовности молодых поколений их поддерживать. Смогут ли они туда вплести свою собственную «ниточку», в эти обряды?

— Каким образом наши читатели могут прислать для арт-проекта о самоидентификации свое слово?

— Можно оставлять его в комментариях к этому интервью, также есть страница на Facebook. И слово каждого участника появится в экспозиции. Все, что важно для каждого из вас, важно и для меня, даже если одно слово будет повторяться несколько раз. Это тоже интересно!

Одна из участниц проекта Марины Батюковой — философ, кандидат философских наук Ольга Шпарага. Она рассказала нам, какое слово для нее имеет особое значение сегодня в Беларуси:

— На постсоветском пространстве, и Беларусь тут не исключение, понятию идентичности принадлежит особенная роль. Связано это с тем, что разные национальные идентичности должны были прийти на смену одной советской. Однако общественной дискуссии на тот счет, что должна каждая национальная идентичность включать, по существу, не состоялось. Необходимость же такой дискуссии связана с разнообразием культур и форм жизни на постсоветском пространстве, где исторически (в особенности если мы обратимся к Беларуси) не говорили на одном языке или не исповедовали одну-единственную религию.

В итоге споры об идентичности обернулись стремлением к гомогенизации исторического разнообразия, к выделению доминирующих культурных черт. С одной стороны, такое доминирование ставит целью эти черты развивать, белорусский язык, например, с другой, связано с опасностью дискриминации тех, кого они не характеризуют.

В нашей стране мы ощущаем эти тенденции и со стороны государства, которое наделяет преимуществами советскую идентичность, и со стороны целого ряда сообществ. Одни из них настаивают на религиозности как определяющей черте, другие на традиционной белорусской культуре, третьим вообще хотелось бы выйти за пределы дискурса идентичности, чтобы обсуждать социальные, в том числе повседневные, практики и институты, и формируемые именно ими представления белорусов о самих себе и о Беларуси в целом.

Чтобы хотя бы временно приходить к согласию на тот счет, что нас объединяет, а что разъединяет, нужны возможности и пространства для встречи разных сообществ, и очень хотелось бы, чтобы этот проект послужил таким пространством.

Избранное мною слово — «супольнасць». Решила написать его по-белорусски, потому что в моем представлении сообщества, какими они могут и должны быть, не подавляют различия между людьми. То, что объединяет людей в сообщества, — это признание, уважение друг в друге личностей. Это опора на горизонтальные и доверительные отношения. Чем больше будет именно таких сообществ, тем больше будет взаимоуважительных отношений в рамках всего общества. Но для этого сообщества еще должны быть открытыми друг к другу, образовывать что-то вроде сети. Корневая система, которую использовала в своем проекте Марина Батюкова, может быть метафорой такой сети. Если только мы говорим не о корневой системе древа мира, а о ризоматической — множественной и разветвленной, т.е. не имеющей одного начала — структуре луковиц и клубней. Похожим образом белорусскую культуру описывал Валентин Акудович, обозначая ее нелинейной. Поскольку разные ее персонажи — Ефросинья Полоцкая и Сымон Будный, Петр Машеров и Светлана Алексиевич, и другие — не объединяются в одну, национальную Беларусь. Эта структура похожа также на болото, если освободить его от коннотаций черной дыры и в качестве определяющих черт выделить отсутствие центра и динамическое сосуществование суши и воды.

Нужные услуги в нужный момент