Делай тело
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


/

Курточка - дутая, розовая, под ней - несколько кофточек, на голове - шапка, а на шапке - капюшон, подвязанный шарфом. Крошечных куколок в коконах мамы ведут за руку, через вечер и зиму, в школу гимнастики, где они будут превращаться в бабочек.

Во время суматошного - а оно у детей всегда такое - переодевания, слышны разговоры мам с тренером и основательницей школы гимнастики для девочек всех возрастов - cеребряным призером "Олимпиады" Александрой Наркевич.

- Какое у Лизы платье красивое сегодня. Вообще принцесса!

- Это она сама выбирала. Сборы на тренировки - каждый раз целая история. Типа “мне нечего надеть” перед полным шкафом.

- А почему тренировку прошлую пропустили?

- Говорила: не хочу, не пойду. Сначала у нее “лодочка” не получалась. Потом смогла “лодочку”, но не села на шпагат - и слёзы. А потом вроде успокоилась, сама захотела прийти.

- У детей так часто бывает, особенно в этом возрасте. Настроение мгновенно меняется. Одна четырёхлетка пришла ко мне на занятие, села - и отказалась работать. “Ну, что у тебя случилось?” - спрашиваю. “Мне, - говорит, - тяжело. Я очень люблю мальчика одного, то обниму его, то поцелую, а он в ответ - ничего. У меня нет сил”.

Отвела её к маме, та подтверждает: два дня ребёнок страдает, от всего отказывается…

Что думаете? Уже на следующее занятие приходит собранная, бодрая. Говорю: “Ну как дела с тем мальчиком? Исправился?”. А она в ответ: “Нет, я с ним развелась! Буду теперь работать!”. Это в четыре года! Понимаете, как мы скучно живём?

Саша Наркевич может рассказать не одну такую историю. Мы понимаем это, покрутившись в “женском детском пространстве” буквально 15 минут. Девочки всегда девочки. В любом возрасте. И характеры угадываются уже сейчас, во время разминки.

Возможно, жизнь всё поменяет, но пока типажи характерные и яркие, как в кино.

Вот тебе старательная умница, будущая чемпионка… Или по крайней мере “очень хорошая девочка”, которую всем ставят в пример. Когда кого-то хвалят за усердие, она по-детски непосредственно и прямо спрашивает: “А я - умница?”. Или: “А я стараюсь?”.

Вот - весёлая оторва. Она уже сейчас знает, что такое “ловить кайф от происходящего”, хотя в её словаре явно нет такого понятия. Ей весело, она строит забавные рожицы, поджучивает остальных участвовать в шалостях, осторожным, но метким шёпотом вставляет свои комментарии. Тренер, наблюдая её очередной кульбит, спрашивает шутя: “Слушай, ты у нас гимнастка или тхэквондистка?”. “Так-ван-диска” - заливается смехом малышка.

Есть ещё, конечно, типаж “Маленькая Женщина”. Она знает, что вырастет взаправдашней гимнасткой - из тех, которых по телевизору показывают. У нее будет красивый купальник, красивая прическа и красивая ленточка. И все будут восхищаться! Она, что бы ни делала, забавно косится на фотографа и держит его под прицелом, стараясь привлечь внимание и уже сейчас, в три года, попасть в объектив. Разумеется, уверена, что это никому незаметно, и от этого ещё смешней.

Как в каждой школе, есть здесь и романтичная мечтательница. Позже - она будет читать романы под партой и представлять себя в роли героини клипов на попсовые песни. А пока, отвернувшись от всех, кружится в своём ритме, задирая до головы зефирно-розовую балетную пачку. В три года ничего не стесняешься, и это правильно. Пачка похожа на облачко - она должна летать.

И есть отдельная категория. По имени Ева. Её мы замечаем сразу, потому что она, конечно, делает всё, чтобы её заметили. Ева горит спортивным энтузиазмом и рвётся в бой. У неё круглые щёчки, пухленькие ручки и забавные ножки, которыми она перебирает не в такт. Ева напряженно сопит и периодически расталкивает девочек вокруг, налетая на них. Не специально! От старания. Когда тренер подзывает к себе кого-нибудь, Ева, не разобравшись, в надежде вылетает вперёд: “А я? А я?!”. Сразу вспоминается видео о маленькой “лисичке”, которая так стремилась повторить движения за настоящей гимнасткой, что полностью её затмила.

Ева точно может стать актрисой или королевой стендапа. А может, и большой гимнасткой.

Ведь у самой Саши Наркевич всё именно так и начиналось: девочка-булочка очень-очень хотела стать принцессой с ленточкой. И ей это удалось.

- Я пришла в гимнастику в 4,5 года. Точнее - меня бабушка привела. Она всегда была активной, спортивной, сама мечтала стать гимнасткой. Но не сбылось. Конечно, она хотела, чтобы у нас, её внучек, всё получилось.

Была и ещё одна причина… Мама в 18 лет попала в серьезную автомобильную аварию, выбила спиной лобовое стекло. Она долго лежала в больнице, и врачи не обнадеживали: говорили, что травма слишком сложная, что не сможет она в будущем выносить и родить ребенка.
Бабушке, конечно, было трудно, и она искала утешения, в том числе и у предсказателей. И ей сказали дословно: родит ваша дочь двух девочек, и одна из них станет олимпийской чемпионкой в художественной гимнастике.

Ну, понимаете: когда мы с сестрой родились, всё было предрешено. (Смеется.)

При этом фактура у меня в детстве была совсем не гимнастическая. Нормальный такой ребенок в теле, упитанный, с щёчками и попкой. Никто, глядя на меня, не мог сказать: это будущая гимнастка.

А по итогу из 20 человек в группе осталась только я одна. Влюбилась в гимнастику сразу и решила для себя, что не брошу. Ну и тренер заметила эту упёртость козерожью. (Улыбается.)

Занялась мной всерьёз, добилась от меня того, что есть сегодня.

В школе самой Наркевич тренеры тоже не дают спуску: за лень могут, чего доброго, и поощрительной наклейки в дневнике лишить. А это - трагедия. Но, по словам Саши, прежде всего школа нацелена на то, чтобы гимнастки, большие и маленькие, получали удовольствие. А уже потом - результат. Важно, чтобы девочки не боялись приходить сюда. И понимали: гимнастика может быть такой - без боли и крика.

- Если узнаю, что без меня кто-то из тренеров кричит на девочек… Ну, плохо будет, - конкретно обозначает спортсменка.

В этом особенность школы: она даёт шанс стать гимнасткой не для большого спорта, а для самой себя. Попробовать мечту на вкус могут девочки любого возраста - сейчас в школе занимаются будущие гимнастки от трёх до сорока пяти - и любой комплекции.

Ну а главное, пожалуй, здесь нашлось место для особенной девочки. Хрустальной малышки по имени Кира.

Огромными карими глазами Кира наблюдает за тренировкой девочек, периодически восхищенно всплескивает ручками, оборачиваясь на маму. Если бы она могла выразить свои чувства одним словом, то сказала бы: “Невероятно!”. Но она удивляется, как и положено пятилетней девочке - куда более искренне и эмоционально.

Мама осторожно подталкивает её к остальным. Кира несколько раз вопросительно оборачивается, мол: “Точно, мам?”. Точно-точно. После чего она весело выбегает в центр зала, опираясь на ходунки.

Без них пока никак. За свои пять лет Кира перенесла двадцать переломов. Пока мы работали над этим текстом, случился двадцать первый - перед самым Новым годом Кира сломала руку.

Диагноз Киры Ломейко звучит так: несовершенный остеогенез. Переводя на человеческий: кости Киры настолько хрупкие, что могут сломаться от незначительной нагрузки. Именно поэтому таких деток называют хрустальными.

А парадокс в том, что относиться к Кире, как к хрустальной вазе, ограждая её от любых движений, нельзя. Без зарядки малышка со временем не сможет двигаться. А без общения со сверстниками - чувствовать себя полноценной и счастливой. Ну а сейчас она ощущает себя именно так: глаза светятся от радости, а ручки двигаются удивительно плавно и красиво, в такт музыке. Под руководством Саши Кира повторяет за девочками из группы упражнения, и только в эти моменты смотрит не на маму, а в зеркало - с интересом и долей скромной такой гордости.

Когда Кира берет пару минут на отдых, мы пристаём к ней со взрослыми вопросами, а она даёт вполне себе серьёзные ответы, которые, правда, пробиваются сквозь абсолютно смущенную улыбку.

- Что мне здесь больше всего нравится? Больше всего мне нравится всё! Я думаю, если честно, у меня всё-всё получается. Есть только одно упражнение сложное… Но мне просто нельзя его делать. Ну вооот так - показывает - достать до пола нужно.

- Ничего, потом обязательно сделаешь…

- Да, я знаю, с мамой вместе, - серьёзно кивает Кира.

- А кем хочешь стать, когда будешь взрослой? Гимнасткой?

- Нет, гимнасткой не смогу - это очень трудно. Я хочу стать моделью. Пока ещё не стала, но мне сшили платье в розы! Оно до пола! - весомо добавляет Кира.
Девочка рассказывает о показе детской одежды на Белорусской неделе моды, в котором она принимала участие. Дизайнер Татьяна Ефремова придумала тематическую коллекцию по сказке “Маленький принц”. Кира была розой. Она и правда на неё похожа - такая же хрупкая и сильная, не похожая на все другие розы.

- Как тебе кажется - только честно - у остальных девочек всё получается?
- Нууу… (Кира кокетничает!) Их вообще-то ругают! Говорят, что они неправильно делают. А меня никогда не ругают. Мне всегда говорят, что я всё делаю хорошо.

- А трудно - делать хорошо?

- Нееет, не трудно, у меня ничего не болит. У меня только рисовать не сразу получается после гипса. Я не знала сначала, как пальцы загибать, карандаш держать. Но уже ничего.

Кира хорошо рисует, и недавно состоялась её первая выставка, все средства от которой были направлены на лечение девочки. Саша Наркевич тоже помогает Кире и рассказывает:

- Я вот только увидела эти глазёны и поняла: для Киры всё, что в моих силах, сделаю. Это чудо, а не ребёнок. Она такая… счастливая! Нам, взрослым, этого часто не хватает. Я всегда смотрю на неё и думаю: всё у нас хорошо, а мы не ценим. Слава Богу, кое-что для Киры мы уже сделали, даст Бог - поможем и в сборе средств на операцию. А Бог даст - потому что Кира у нас ангел. (Улыбается.)

Мама Киры, Виктория, называет ангелом-хранителем саму Сашу и рассказывает:

- У нас благодаря Саше появились ходунки. Кира с ними такой уверенной стала! Наконец смогла попрыгать в классики - всегда мечтала об этом. Саша для Киры друг и покровитель, а занятия в школе - хорошая зарядка.

Зарядка для нас - это жизнь, а в окружении детишек - тем более. Мы с Кирюшей долго свыкались с её болезнью, не понимали, как жить с этим. Теперь - учимся. И помощь людей, просто даже общение с ними на этом пути ценно для нас.

- Сколько было Кире, когда болезнь проявила себя?

- Она совсем крошкой была. Слабой и хрупкой настолько, что у нее затылок проваливался - когда носили на руках, подкладывали подушечку, чтобы не повредить ей голову пальцами. Не знала, как её пеленать, как брать… Тяжелый период. И врачи тоже ничего не знали. Сказали: “Сделайте так, чтоб она не “ломалась”. А как я это сделаю, если она подворачивает ножку, сидя в коляске - и уже перелом?
Три года мы боролись с Министерством здравоохранения за то, чтобы детки с таким диагнозом, и Кира в том числе, могли получать бесплатное лечение. Добились этого совсем недавно, но, надеюсь, мамам других деток будет легче.

Лечение нам нужно проходить каждые три месяца курсом. Мы сейчас ездим за этим в Москву. Не в обиду нашим врачам: до Москвы она три года не могла ни стоять, ни двигаться. А там всего за год пошла. В клинике с ней занимаются опытные реабилитологи, которые разработали для нее специальную зарядку. Вопреки установке “чтобы не ломалась”, они говорят: “Кира должна двигаться. Только так она сможет жить полноценной жизнью”.

- Вы сказали, что учитесь жить с болезнью Киры. А получилось принять сам факт того, что такая редкая генетическая болезнь - именно у вашей дочки?

- Это трудно, но необходимо принять. И понять, для чего это. Что могу сказать? Болезнь Киры показала, сколько вокруг добрых людей, которые помогают нам, поддерживают. За всё это время Кирюшу никто не обидел, не посмотрел косо… Может, дело ещё и в том, что она очень светлый ребенок. От неё столько добра идет, что хочется сразу отдать в два раза больше в ответ. Мелкая, а такая зажигалка!

Конечно, иногда у неё силы заканчиваются, она же просто ребенок, хоть и очень мудрый. Психологическая травма у неё на почве всех этих переломов, боится не так протянуть руку или ножку неправильно поставить. Ей очень тяжело после очередной травмы восстанавливаться - и физически, и психологически.

- Как она пошла в первый раз?

- Этого я никогда не забуду. Ей было около четырех, когда она смогла сделать первые три шага в жизни. И у неё случился настоящий нервный срыв. Она рыдала и смеялась одновременно: “Мама, мама, у меня получилось”. Нашему счастью не было предела!

Главное, продолжать двигаться - во всех смыслах. Я знаю, что она будет ходить, пойдет в школу, а когда вырастет - верю и молю Бога - справится со своей болезнью.

- Какая помощь вам нужна сейчас особенно остро?

- Мы собираем деньги для операции на ножках - их нужно выпрямить. Если не сделать этого, Кира не сможет ходить правильно и будет постоянно ломать бёдра - на них приходится основная нагрузка. Но Кирюша боец! Я верю, что мы справимся.

Боец Кирюша ни о чём таком не догадывается. Она кружит на ходунках под музыку - ей очень нравится танцевать - и явно представляет, что на ней то самое платье. В розы. До пола!

Тем временем остальные девочки в младшей группе усердно “держат спинку” и “тянут носочки”, выполняя упражнения с самыми правильными детскими названиями: тюльпан, рыбка, бабочка… Во время этого упражнения тренер спрашивает бабочек, куда же они полетят. И тут вспоминаешь, что бабочки - совсем дети, все ответы - одинаковые, тонкие голоса заглушают друг друга: “К мамочке! Домооой!”. Только “отличницы” верны себе и, хитро улыбаясь, отвечают: “Моя бабочка! Полетит! На тренировку!”.

- Есть ответы посмешнее, - на ухо рассказывает Саша. - Дочка одного нашего популярного телеведущего во время этого упражнения призадумалась и говорит: “Ммм… Бабочка сначала полетит в Грецию, потом - в Эмираты, потом в Макдональдс… И уже домой!”. (Смеется.)

- Часто дети приносят на тренировку взрослые разговоры?

- Да постоянно, они ведь искренние абсолютно, что в голове - то и на языке. Одна красотка только сегодня танцевала перед занятием и напевала сосредоточено: “Я больше не надену твою футболку!”. Я и песни такой не знаю! (Смеется.)

А еще одна недавно не хотела уходить после занятия, грустная была, потерянная. Говорю: что случилось? Отвечает: “Ай… Сейчас поеду домой, меня закроют в комнате и скажут “играй”, а сами пойдут ругаться на кухню…”.

Наша тренировка тоже заканчивается, и девочки пулей летят к мамам, чтобы похвастаться: им первый раз “поставили” в дневник не наклейку, а настоящую десятку. Да ещё и с плюсом! Десятка досталась всем, но каждая, несмотря на то, что пока не умеет считать, уверена - её “10” самая десятистая, важная и ценная. И пока они взахлеб рассказывают об этом - а их переодевают, не забывая поддакивать - мы с Сашей разговариваем о её тренировочном детстве. По общей договоренности - на “ты”.

- Саша, вот ты говоришь, что гимнастика - любовь с первой тренировки. Мечты о будущем, пример взрослых девочек-спортсменок… Это всё понятно. Но есть же элементарная усталость. Говорят, у гимнасток нет детства…

- Всё так, но я же знала, зачем это делаю, верно? Всё, чего мне не хватило в детстве, я могу наверстать сейчас: прогуляться по парку, прокатиться на велосипеде или освоить ролики...

Какой режим у меня был? В детстве - 1 тренировка в день. Начиная с молодежной сборной и дальше - по 2 тренировки в день. Перед Олимпиадой занималась с 8 утра до 13.00, а потом с 16.00 до позднего вечера. И так каждый день, кроме воскресенья.

Конечно, и физически, и психологически трудно. Я вообще не поверю ни одному спортсмену, который скажет, что ему ни разу не хотелось все бросить. Моя первая попытка случилась в 10 лет. Знаешь, почему хотела уйти? Потому что тренер называла меня по фамилии. Других девочек - Катя, Наташа, а меня - Наркевич. Обидно было до слёз. Я запомнила это на всю жизнь, и сейчас всех деток помню и называю по именам. Знаю: назовешь кого по фамилии - решит, что любишь меньше.

Так вот: я сказала папе, что ухожу. Потому что не любят меня, зовут “Наркевич”. А он говорит: ну, хорошо, тогда медали - в мусорку, метелку - в руки. Не знаю, насколько это педагогично, но для меня точно сработало. Я так возмутилась: как это выбросить медали? И какая метелка? Я гимнастка, а не дворник!

Второй раз захотела уйти из-за гораздо более серьезной причины. Два года операций меня измотали… Были постоянные срывы от усталости и боли. На вопрос “зачем всё это?” трудно было ответить - и медали ведь есть, и опыт, кому что доказывать? А оказалось, что самой себе надо было доказать, что могу вернуться в спорт и остаться в нём.

- Расскажи подробнее об этом периоде жизни.

- Перед чемпионатом мира, в 2013 году, сильно травмировала стопу, но смогла отстреляться на обезболивающих уколах. А уже после того как стала абсолютной чемпионкой мира в групповых упражнениях, просыпаюсь и понимаю: вообще не могу ходить. Снимок - идеальный, а боль такая невыносимая, что я начала верить - схожу с ума. Понимаешь: мне больно было даже от того, что носок к ноге прикасается. Оказалось, что это был оскольчатый перелом, настолько глубокий, что обычный снимок его не показывал, только томография.
Пробовала лечиться в Беларуси - ничего не вышло. Пришлось оперироваться в Италии. Там мне в ногу вживили титановую пластину. Это было в апреле, а уже к декабрю я восстановилась и начала тренироваться.

И вот только начало что-то получаться, как раз - я снова с утра не могу подняться и от боли кричать хочется. Я не понимала, как такая боль вообще может быть - я ведь на обезболивающих сижу. Оказалось, это пластина титановая разломалась и попала в мягкие ткани. Пришлось срочно ложиться на повторные операции - их было две. Одна - восемь, вторая - пять часов.

Вернулась в Беларусь, начала восстанавливаться физически, но тут сдали нервы. Начались мигрени на нервной почве. С ними я встретила в больнице свой двадцатый день рождения и Новый год.

Думала, это конец. Но, знаешь, в какой-то момент поняла: если хотя бы не попробую вернуться в гимнастику - буду жалеть об этом до конца жизни. Вернулась! И жалеть мне не о чем.

- Ты легко об этом говоришь, наверное, это спортивная закалка срабатывает. А как мама, близкие люди ко всему, что с тобой происходило, отнеслись?

- Ой, я маме не хотела даже говорить про операции. Я понимала, что она, если узнает, найдёт возможность попасть в Италию без визы. (Улыбается.)

По итогу всё равно мама узнала, конечно. И были все эти разговоры: зачем тебе это, бросай, пожалей себя. Но и мама, и родные знают: я упрямая до невозможности. Если захочу - сделаю, хоть об стену расшибусь. Понимаю, что и без гимнастики могу прожить. Но зачем от неё отказываться, если это моё?

Я вернулась в спорт ради самой себя, но, знаешь, приятно было доказать, что я могу это сделать, и тем “доброжелателям”, которые столько всего успели наговорить за моей спиной.

Впрочем, ни на кого зла не держу. Просто надо помнить, что все мы под Богом ходим, и все, что нам посылается, - неслучайно.
Моя травма - в том числе. Жизнь дала мне такую закалку, что ничего уже страшно не будет. Хороший урок выносливости и терпения получила.

А главное - школа моя тоже появилась и вопреки, и благодаря травме. Мне дважды после наркоза снилось, что я открою свой зал! Мы ещё с сотрудницей клиники поспорили, что это случится. Я выиграла!

Саша привыкла выигрывать, и понятно, что к жизни она относится как к серьезному соревнованию - ответственно, с выдержкой и долей юмора, без лишних сантиментов.

С таким вот характером - крепче, чем та титановая пластина, которая не выдержала тренировок - несложно снова и снова идти на преодоление.

А вот как тем, у кого нет такой закалки?
Время познакомиться со второй группой - взрослыми начинающими гимнастками, каким бы оксюмороном это ни звучало.

- Девочки, спешу вас расстроить, - говорит Саша. - Фотограф уехала на задание, будет снимать вас в другой день.

- Как?! - упавшим голосом спрашивает одна из девушек. - Я не ела весь день, чтобы быть худой на фотках!

Разочарование такое искреннее, что мы спешим заверить: зато мы напишем, какая вы стройная!

А девушки в группе и правда подтянутые, в тонусе. Не “канонически” худющие-длиннющие-гнущиеся во все стороны света, как положено профессиональным гимнасткам, но гибкие, изящные в движениях. И это притом что многие из них никогда всерьёз не занимались спортом, а сюда, в гимнастику, пришли после тридцати.

Кстати, вопрос возраста - как это обычно бывает - табу.

Одна из учениц говорит другой:

- Ты только не выдавай меня корреспонденту. А то будешь, как мой друг. Я на день рождения поставила свечку с цифрой 25 на торт, а он приходит с плакатом: “35 - баба-ягодка опять!”.

Хохочут. Но исправно выполняют упражнения. Например, поочередно поднять корпус к правой и левой ноге по 15 раз. И сразу следом - позатейливей: написать в воздухе ногой, слегка приподнятой над полом, свою фамилию.

- Как? Уже фамилию? Раньше ж просто имя писали! - проносится ропот.

- А вот сюрприз! Задача усложняется! - улыбается Саша. - Не подведите меня перед журналистом.

Выписывая в воздухе фамилию, одна из будущих гимнасток отвечает:

- А я уже видела тебя в одной статье! Там было видео, как ты растягиваешься. Я посмотрела!

- Посмотрела - и сделала также? - уточняет Саша.

- Да нет… Посмотрела и поела.

Атмосфера в зале самая что ни на есть дружеская - хоть говорят, что дружбы женской не бывает. Ну, как в той песне.

Чувствуется тот самый командный дух, который из настоящего спорта. Правда, без соревновательной нотки. Девушки поддерживают друг друга, ну а если кто-то раскисает, атмосферу разряжает Саша.

- Я не могу уткнуться головой в колени. Это реально невозможно!

- Ну как это невозможно? Наши детки запросто с этим справляются: нужно просто завязать длинный хвост, немного нагнуться - и достать кончиком хвостика до колена. Хвост считается частью головы, упражнение засчитывается.

Девочки снова смеются. И это при том, что взрослые гимнастки относятся к занятиям серьезнее, чем маленькие. Те всё-таки приходят за игрой, настроением, похвалой тренера. Эти - за мечтой и результатом. А результат - он разным может быть. Как тут избежать сравнений и “обидок”?

- В профессиональном спорте всё это, конечно, есть - рассказывает Саша. - Возможно, и здесь проявится, но пока я за девочками такого не замечала. Думаю, взрослая группа пришла сюда всё-таки в первую очередь за удовольствием от работы над собой. А результат… Каждая добьется максимума для самой себя - это я гарантирую.

Многие из группы уже попробовали и шейпинг, и аэробику, и все виды фитнеса… А остались здесь, в гимнастике.

Потому что она меняет осанку, координацию движений, походку. Разница колоссальная, и она видна окружающим невооруженным глазом: девочки спустя месяц тренировок ходят, стоят, сидят, даже голову поворачивают по-другому!
Хорошая растяжка нужна ведь не только в профессиональной гимнастике, но и просто чтоб быть гибкой, грациозной, подтянутой. А не скрюченной в букву “зю” старушкой, как выглядят многие двадцатилетние, к сожалению.

У нас в школе нет уравниловки, но и нет любимиц. Если кто-то успевает быстрее и больше, с него и спрос выше. Просто даю более серьезную нагрузку - и происходит выход на новый уровень. Такое вот поощрение. (Улыбается.)

Я подхожу к тренировкам с каждой девочкой индивидуально, подбирая тот комплекс упражнений, который ей подойдёт. За основу взято всё то, что мы сами, профессиональные гимнастки, делали на тренировках. Только, конечно, программа адаптирована под взрослых людей, которые никогда не были в профессиональном спорте. Мы учитываем любой уровень физической подготовки и понимаем: человек последний раз мог заниматься физкультурой в школе. Если применить к нему те же методы, что и к гимнасткам, которые тренируются с детства - у него просто порвутся связки.

Ну а если работать медленно, но двигаться верным курсом - всё получается так, как надо. Девочки говорят: “я не думала, что смогу без дрожащих коленок достать ладонями до пола”, “я была уверена, что не сяду в моем возрасте на шпагат”, “у меня же гибкость, как у дерева, не верю, что я могу делать всё это!”. И у них при этом такой восторг на лицах, что это дороже медалей, правда. (Улыбается.)

Главное, не дать им совсем уж войти в азарт и начать форсировать события. Все ведь хотят с первого занятия летать в гимнастических купальниках с лентами и обручами. (Улыбается.)

Сканируя взглядом девушек, которые старательно выполняют упражнение “коробочка”, я замечаю ту, которая, как мне кажется, особенно старается. Интуиция не подводит!

- Это Маша, ей 36 лет. - рассказывает Саша. - И гимнастика - её мечта с детства. Помню, она позвонила мне со словами: “Серьезно? Можно после тридцати попробовать стать гимнасткой? Я не верю, что такая школа есть”. Но пришла и поверила. И вдохновилась так, что вот уже и на правый шпагат села, и на левый. Только поперечный осталось освоить! Но Маша как раз из тех, кого надо останавливать, чтоб не надорвалась. А так-то всё у неё получится. У Маши - точно!

Мы, конечно, пользуясь случаем (и Машиной беззащитностью во время упражнения) подобрались к ней, чтобы узнать: как это - реализовать мечту о гимнастике после 35.

- Я айти-специалист, - рассказывает Маша. - Свой шанс стать гимнасткой я упустила в детском саду. (Смеется.)

Меня отобрали в группу, а я сказала, что не хочу. Представляете?
Сколько живу, столько об этом и жалею. Не переставала мечтать о гимнастике и много где пробовала заниматься, но всё не то было - не чувствовала результата, упиралась в потолок своих возможностей.

Здесь я уже полгода почти. Мне нравится, что я становлюсь мягче, гибче. Я как будто заново со своим телом знакомлюсь. А ощущения такие… Ну, как в детстве, знаете? Когда летаешь просто от радости. Каждый раз выхожу после тренировки со словами: “Как же мне хорошо”.

Я пока настолько наслаждаюсь каждым моментом тренировок, что цель перед собой не ставлю. Но вместо цели у меня мечта. Хочу научиться делать безупречный мостик и шпагат, а потом устрою красивую-красивую фотосессию в образе гимнастки! В настоящем гимнастическом купальнике и с лентами, мячиками, обручами. Хотя… Почему “в образе гимнастки”? Для себя я к этому моменту точно буду гимнасткой! Закрою гештальт. (Улыбается.)

Рассказываю Саше о планах Маши, и она говорит:

- Понимаешь, в этом вся суть того, что я делаю. Давать шанс каждому. Не всем суждено родиться “форматными”, вовремя попасть в школу гимнастики и стать чемпионками. Но нельзя позволять цифре возраста или веса определять - сбудется у человека мечта или нет. Если восьмилетняя девочка привязывает ленточку к карандашу и танцует с ней в своей квартире, не стоит отказывать ей в праве попробовать свои силы. Если тридцатилетняя девочка не пропускает по телевизору ни одного соревнования по гимнастике и мечтает оказаться на месте спортсменок - почему не дать ей шанс. Да, она уже не станет чемпионкой. Но она почувствует себя счастливой.

Я верю, что научить можно всему и всех. Главное - любить. Своё дело и людей.

У меня школа счастливых девочек - маленьких и взрослых - и, думаю, это моё главное достижение.

… Когда дети шалят и увещевания тренера не действуют, в ход идёт беспроигрышный метод - напоминание про Деда Мороза.

- А вы помните, что в зале стоят камеры и Дедушка на нас через них смотрит? - спрашивает Саша.

Девочки затихают, а когда за темными окнами шумят ветки деревьев, перешептываются: “Дед Мороз летает!”.

Одна радует сокрушительным резюме: “Даа, летает… А я вообще ничего не делаю!”.

А ведь многие из нас чувствуют, что “Дед Мороз” за нами наблюдает - и желание вряд ли исполнится. Только вот признаться себе в том, что это всё из-за того, что мы ничего не делаем, не можем. Потому что серьезные люди, не пять же нам лет в конце концов.

Очень хочется, чтобы у девочек всех возрастов, которые “что-то делали” и вели себя хорошо, всё сбылось. Хочется, чтобы Дед Мороз не забыл про двадцатилетнюю девочку Сашу - она хочет открыть филиалы своих школ во всех регионах страны, тридцатишестилетнюю Машу - пусть случится та самая волшебная фотосессия настоящей гимнастки, и, конечно, про пятилетнюю Киру. Ей чудо нужно больше всех.

И сделать его может каждый. Если вы хотите немного побыть Дедом Морозом, вот: