• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


Очередной выпуск программы «Психология навынос» посвящен проблемным ситуациям в отношениях взрослых детей и родителей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Просмотрев или почитав стенограмму программы, вы узнаете:

на какие периоды можно разделить детско-родительские отношения;

почему хорошие отношения с родителями — это крайне трудная штука по самой природе этих отношений;

как себя вести, если родители начинают учить тебя, взрослого, жизни и критиковать любой твой выбор;

почему уходить из родительской семьи сразу в собственную, минуя период отделения и жизни в одиночестве, — это не лучший вариант;

правда или нет, что мы неосознанно подбираем себе партнеров, похожих на наших родителей;

почему мы не имеем права требовать от родителей любить нас больше, чем они любят друг друга;

почему так сильно иногда стараясь построить свою жизнь «от противного» и не быть похожими на своего однополого родителя, мы потом с ужасом ловим себя на мысли, что повторяем их поведение и воспроизводим их взгляды;

как выйти из манипулятивной игры «ты плохой сын (дочь)» и не считать себя виноватыми, даже если мама/папа настойчиво пытаются убедить вас в обратном.

Ответы на эти и многие другие вопросы — в программе «Психология навынос» с психологом Павлом Зыгмантовичем и журналистом Ольгой Какшинской.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/скачать видео (146.73 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (27.08 МБ)

— Отношения детей с родителями — это по природе своей крайне сложная вещь. Чтобы сделать их хорошими, нужно прикладывать огромное количество усилий.

Так происходит, потому что отношения родителей и детей иерархические. Можно ли дружить со своим начальником? Это не просто дарить друг другу мелкие подарки, а прийти в гости, взять денег в долг, рассказать о проблемах в браке, пожаловаться на жизнь. Отношения с родителями допускают некоторые разногласия. По аналогии: можно ли допустить некоторые разногласия с начальником, наорать на него?

Современное 35-летнее поколение вряд ли скажет, что нынешние 15-летние молодцы, у них хороший вкус и они с ними одной крови. Не сходятся ни музыкальные вкусы, ни взгляды на моду. Из-за разрыва в возрасте 35-летний никогда не будет наравне с 15-летним. Человек даже нехотя выстраивает иерархию исходя из этого. Такое же поведение — и со стороны родителей.

Представим, что у 35-летнего сотрудника появился 23-летний начальник, только вышел после вуза. Ничего хорошего такой работник про руководство не скажет, хотя что, в сущности, произошло? Он может быть умнее, лучше что-то знать, и что, что вы проработали на этой работе на 12 лет больше него? Но вопрос иерархии важен для человека. С родителями то же самое. Они очевидно старше вас на некоторое количество лет, они были на Земле, пока вас не было. Эту иерархичность трудно преодолеть, поэтому хорошие отношения с родителями — это всегда активный, трудоемкий и не всегда успешный процесс навстречу друг другу. Требуются серьезные усилия со стороны младшего и старшего поколения. Если никто ничего не делает, отношения не будут хорошими.

— Можно ли разделить детско-родительские отношения на периоды?

— Выделить четкие периоды сложно. Когда ребенок маленький, он хочет одобрения со стороны родителей. Это включает в себя опеку, поддержку, удовлетворение каких-то нужд — все, что делает родитель для выживания ребенка. Вдобавок к этому ребенок хочет свободы. Пока ребенок маленький, он хочет больше одобрения и любви. Когда он становится старше, ему все больше нужно свободы. Это не значит, что ему не нужно одобрение, но акценты меняются.

У родителей все по-другому. Они ожидают от детей послушания и уважения. При этом родителю хочется ощущать свою необходимость этому ребенку. С возрастом у родителя сохраняются оба эти желания, но чем ближе к старости, тем больше потребности в собственной нужности. И если у детей с возрастом снижается потребность в одобрении, то у родителей снижается потребность в уважении.

Получается, ребенок хочет свободы, а родитель — уважения, которое проявляется в подчинении. Такое противоречие заложено самой природой, и его надо решать по доброй воле: договариваться, размышлять, понимать нужды другого.

Отношения ребенка к родителям можно разделить на этапы. Первая стадия — это обожание. Он длится примерно до пяти лет. Дети обожают родителей, даже если последние не очень хорошие. В большинстве случаев, когда в неблагополучную семью приходят забирать ребенка, ребенок до пяти лет прячется и не хочет уходить от родителей.

Потом обожание сменяется некоторым протестом. Это начинается со школы, когда на первое место выходит учитель, и усиливается к подростковому возрасту. Но кризисы протекают у всех по-разному. Переходный возраст — это не всегда катастрофа. К примеру, диснеевский мультфильм «Русалочка» прекрасно раскрывает этот этап жизни. Шестнадцатилетняя русалочка Ариэль мечтает о жизни на земле, хочет узнать, как ходят люди, ее пленит тот мир. Папа Ариэль возмущен и запрещает ей. Но в подростковом возрасте для ребенка нормально считать место, где он живет, плохим, а какое-то другое — хорошим. Иначе он просто не захочет уйти, а когда-то он должен встать на собственные ноги. Этот процесс может протекать мягко, ребенок может считать, что родители молодцы, но они не все понимают. Тем более это касается нынешней ситуации, когда развитие технологий настолько быстрое, что ребенок освоил компьютер, а мама боится к нему приближаться. 15 лет — нормальный и нужный период бунта. В идеале лет в 16 ребенок должен встать на ноги, жить своей жизнью и за свой счет.

Третий период — дистанцирование. Ребенок не вдается в подробности жизни родителей, возможно, уезжает учиться в другой город. Они не воюют, но у каждого своя жизнь. Этот период может длиться до бесконечности, как и протест. Но если от бунта человек переходит к дистанцированию, у него большие шансы рано или поздно выйти на четвертый этап — принятие.

Ребенок понимает, каково это — быть родителем. Чаще всего это связано с появлением собственных детей, но не обязательно. Когда ходишь по квартире с ребенком в три часа ночи, наутро у многих появляется желание позвонить родителям и извиниться. Человек понимает, что пережили его родители с ним. В возрасте 14 лет своего ребенка родитель начинает понимать, почему его мама все время звонила ему и спрашивала, где он.

— Нам пришло письмо, в котором девушка рассказывает о напряженности, которая возникает при совместном проживании с родителями после 20 лет. Например, ребенок поступил в университет в том же городе, снимать квартиру дорого, и он остается жить с родителями. Но в воздухе начинает витать напряжение. Вроде никто не гонит из дома, но тебе не очень и рады. Нужно ли уезжать от родителей после 20?

— На самом деле важно не то, с кем человек живет, а то, как он живет. С одной стороны, лучше, чтобы ребенок уезжал. Это самостоятельность, проверка на готовность к взрослой жизни. Но это не всегда возможно. Если ребенок живет с родителями на полном пансионе, это проблема. Но если дети перестроили отношения с родителями по принципу «я ваш младший партнер, квартирант», тогда все гораздо лучше. Квартирант платит какие-то деньги за коммуналку, квартиру, он оплачивает какие-то продукты. Если бы этот ребенок снимал где-то комнату, кто бы ее убирал? Кто бы убирал места общего пользования? В партнерстве эти обязанности распределены равномерно: есть график, кто, что и когда моет. В таком формате неважно, живете вы с родителями или отдельно, вы живете как взрослый человек.

А если мама за вас все моет, стирает, готовит для вас, вы берете из холодильника все что угодно и ничего не кладете взамен, это проблема. Так нельзя. Может быть, нашей читательнице намекают, что пора участвовать в коммунальной жизни на других основаниях. Когда человек приезжает на два дня в гости, можно лечь на диване, и вам будут рады. Но если мы говорим о постоянном проживании, будьте добры жить как взрослый человек с другими взрослыми людьми, без мыслей, что вам кто-то что-то должен.

— Хороша ли ситуация, когда из родительской семьи девушка выходит замуж и сразу переходит в свою собственную семью, минуя период становления и адаптации жизни в одиночестве?

— Скорее нет, чем да. В этом варианте больше шансов создать не очень счастливый брак. Это зависит от причины вступления в брак. Если вы женитесь или выходите замуж, чтобы сбежать из родительской семьи или чтобы был кто-то, чтобы заслонил вас от «ужасной действительности», брак долго не продержится. Нельзя вступать в брак из страха, и нельзя в нем оставаться из страха. Брак, пропитанный страхом, отравляет обоих. Как ком накапливаются взаимные претензии, люди выражают их некрасиво и не могут нормально обсудить, потому что им страшно. Когда человеку страшно, он ведет себя неадекватно.

Когда женщина вступает в брак, чтобы мужчина защитил ее от этого «ужасного большого страшного мира», как она с ним будет общаться? Он же наверняка не сможет ее защитить так, как она хочет. Когда-то он обязательно проколется. Как она себя поведет, когда это произойдет?

Или мужчина женился, чтобы уйти из родительской семьи. Теперь он глава семьи, все должно быть по его желанию. А так не происходит, потому что он живет с живым человеком, у которого есть свои интересы. Он сбежал, чтобы им не командовали, а им все равно командуют. Человек будет бояться разрешить ситуацию, потому что это чревато разводом, а это значит, что человек останется один, вернется к родителям или его некому будет защищать.

Но если это делается не из страха, это хороший вариант.

— Существует устойчивое мнение, что мы очень часто выбираем себе партнеров по жизни, похожих на наших родителей. И потом, будучи в браке, вдруг понимаем: как муж похож на вашего отца или жена — вылитая мама.

— Рациональное зерно в этом есть. Например, есть два вида уток. У одного вида самцы — с зелеными головами, а у второго — нет. Если взять этих самцов, еще в яйцах перенести их в гнездо другого вида и их высидит наседка, эти самцы никогда не пойдут к своим самкам. Они будут считать своими местных самок, потому что самки этих видов очень похожи, а самцы отличаются. Но если проделать подобное перемещение с самками, она поймет, где чей самец.

Безусловно, образ родителя очень важен. Самцы, которых перенесли от одного вида в другой, не возвращаются к своему виду, потому что по мелким признакам они привыкли, что самка их вида выглядит вот так. Учитывая, что самки их вида отличаются незначительно, они выбирают ту, что похожа на маму.

Но когда мы говорим, что выбираем партнеров, похожих на наших родителей, о каком сходстве мы говорим? По внешности, повадкам, характеру, вкусам и интересам? Это уже четыре критерия, а если вдаваться в подробности, деталей еще больше. Поэтому нельзя сказать, что мы выбираем партнеров, похожих на родителей. Мы из частности делаем обобщение. Можно говорить: в этом ты похож на моего папу (или маму), а в этом непохож.

На образ будущего партнера сильно влияет первая влюбленность или образ, запавший в сердце в детстве. Тогда мужчина ищет партнерш, похожих на этот образ, а не на маму. А еще чаще влияют все вместе взятые факторы.

— Нам написала читательница: «Мама любит больше отца, чем меня. Даже в три года я понимала, что она меня как будто не любит. Подозреваю, что и родила она меня и брата в угоду ему, чтобы привязать, а не потому что хотела детей. Она спокойно может подставить меня перед отцом, даже присвоить мой труд себе, например, по уборке дома. Сейчас у меня самой ребенок, но возиться с внуками она не хочет. Что делать?»

— Так и хочется спросить, а что нашу читательницу удивляет? В конце концов, мама папу узнала гораздо раньше, чем вас, и, вполне возможно, любит его больше, чем вас. Что тут такого удивительного? Может, у нее материнское поведение не так обусловлено, как у других женщин. Папе в этой ситуации повезло.

Это иллюзия, что у женщины есть материнский инстинкт. У нас есть материнская программа, которая заложена в качестве дистрибутива. Ее еще надо запустить, чтобы она заработала. Но нет материнского инстинкта, который однозначно привязан к заботе о потомстве. У нас есть выделения окситоцина и пролактина, когда мы видим маленьких существ с большой головой — ребенка. Это вызывает умиление, но это рефлекс. Наша родительская программа рефлексивна, и то, что родители полностью выкладываются ради потомства, отказывают себе во всем, это больше социальное, а не врожденное явление. Да, мама в этом письме местами ведет себя нечестно. Но сама по себе любовь матери не обещана. Мама, вполне возможно, любит эту девочку на своем уровне, просто девочке хочется большего. Снизьте планку ожиданий. Мама не обязана вас любить настолько сильно, как вам этого хочется.

— Следующее письмо: «Очень властная мать. У нас дома не жизнь, а хронический скандал. В детстве она меня часто била, а отца выгнала. Сейчас, когда я взрослая, постоянно лезет в мои отношения, критикует мой выбор. Мужчины просто сбегают от меня из-за нее. Что делать?».

— Если женщина живет вместе с матерью, надо разъехаться. Хорошие отношения родителей — это работа обеих сторон. Если одна из сторон не старается, можно разойтись и не позволять матери критиковать. Например, если она в разговоре по телефону перешла черту, сказать, что больше вы не хотите этого терпеть, это неприемлемо, и договориться, что больше она так делать не будет. А если будет, то класть трубку. Это воспитательная мера. Может быть, чувство вины из-за когнитивного диссонанса: вы хороший человек, поступаете плохо, значит, вы плохой человек. Но это не плохой поступок. Мама будет недовольна. Но у нее что, есть эксклюзивное право портить вам жизнь? Она могла бить в детстве и сейчас тоже может? Совершенно нормально класть трубку, уходить из гостей. Три, пять, шесть, семь, десять таких раз, и человек начнет думать. Он может обидеться, но зато точно не будет лезть в отношения.

Звучит дико, но если человек заигрывается, имеет смысл донести до него некоторую реальность. Каждое прерывание контакта дает сигнал, что это неправильное поведение. Если вы не делали ничего плохого, а родитель обиделся, вы не виноваты. Точно так же, если родители не делали ничего плохого, а ребенок обиделся, они не виноваты. Откровенно плохая вещь, когда вы бьете человека, оскорбляете его, воруете деньги, вещи, делаете пакости. Но если вы говорите, что вы не хотите разговаривать в таком тоне, это не плохое поведение, это нормально. Конечно, это вызовет бурю эмоций, но это не плохое поведение. Прерывание контакта после договоренности, предупреждения, напоминания — это нормальное поведение.

— Почему так сильно стараясь построить свою жизнь от противного и не быть похожим на своего отца или мать, вдруг в какой-то момент понимаешь, что ведешь себя точно так же?

— Ребенок — это не чистая доска, на которой можно написать все, что захочешь. Формирование личности ребенка — это сложное взаимодействие внутреннего (того, что заложено природой) и внешнего. К внешнему относится даже гормональный фон матери, когда ребенок был в утробе. Ребенок учится, снимает какие-то модели с окружающих людей или персонажей. Причем мы не знаем, сколько именно и с кого он снимет. Ребенок — это самообучающаяся машина. В ходе обучения у него выстраивается когнитивная схема — инструкция по взаимодействию с информацией. Туда входят четыре элемента: восприятие, оценка, эмоциональное реагирование и действие, которое возникает из этих эмоций. Допустим, девушка написала парню сообщение в мессенджере, а он не отвечает. Она фокусирует все внимание на его ответе. Если она увидит, что он прочитал и молчит, она может подумать: «Я тебе не нравлюсь, ты не хочешь отвечать». В этот момент она обидится, придет в отчаяние, разозлится. После этого она может ему позвонить и сказать, что он мерзавец.

Теперь вернемся к родителям. Ребенок вырос и сам стал родителем. Выросший ребенок приходит со своим ребенком с прогулки. Первое, что он замечает, это грязные коленки на комбинезоне, а не веселое настроение ребенка или ветку, которую он принес с улицы. Он обращает внимание именно на это, потому что в его опыте родители всегда акцентировали внимание на чистоте одежды. В этой когнитивной схеме у него сформирована оценка, что грязная одежда — это плохо.

Возможно, когда его воспитывали, стиральных машин не было или плохо стирали, и за грязную одежду ругали. Ребенок выучил, что это плохо. Раз это плохо, значит, реакцией на грязные коленки ребенка будет злость и раздражение. В результате он может накричать на ребенка.

Это хорошая новость, потому что можно проследить за собой: что вы воспринимаете, что вы при этом думаете и как оцениваете происходящее, что вы при этом чувствуете и делаете. Например, ребенок приходит из школы. Что у него спрашивают родители? Что было интересного в школе или какие оценки он получил? Если человек начинает это осмысливать, похожесть на родителя ослабевает.

— Периоды, когда мы усваиваем родительские оценки, продолжаются всю жизнь или только в детстве?

— Сензитивный период — время, когда человек наиболее восприимчив к чему-либо. Сложность в том, что мы никогда не знаем, когда наступит сензитивный период. Наверное, есть периоды, когда мамино внушение доходит до адресата, но это совпадение. Поэтому в детских садах детям стараются дать много: и лепка, и рисование, и движение, и музыка, и пение. Есть шанс, что зацепит сензитивный период.

— Письмо от мужчины: «Мама — больной человек по нервной части. Чуть что — слезы, крик или надуманные претензии. Живем в разных городах. Не позвонил вовремя — обида. Не приехал — обида. Такое впечатление, что она отказывается понимать, что у взрослого человека есть своя жизнь и разрываться надвое невозможно. Что делать?».

— Звоните маме сами и спрашивайте: что надеть, что поесть. Через две недели мама скажет: «Живи уже своей жизнью, что ты как маленький». Второй вариант связан с чувством вины. Наш читатель чувствует вину, что он неправильно себя ведет. На самом деле в этой истории не очень правильно ведет себя мама. Взрослый человек живет своей жизнью, и важно это понимать. Мама обижается, наш читатель чувствует себя виноватым. Нужно понимать, что вы не плохой и ничего плохого не сделали. Мама обиделась, но ничего страшного. Детям и родителям нужно понимать, что все уже выросли. Если один не понимает, второй ему об этом говорит. Это трудно, но напомню, что хорошие отношения родителей и детей — следствие огромной работы. Нужно вырасти и детям, и родителям. Когда оба выросли, становится легче. Если кто-то не вырос, ему надо помочь вырасти. Это не будет сопровождаться бурной радостью, но никто и не обещал, что будет легко.

Связь с автором: Facebook, «ВКонтакте», YouTube.

 

Больше видео вы найдете TUT и на нашем канале на YouTube. Подписывайтесь!

Смотрите также

Родился ребенок – и муж залег на диван. Психолог подсказал выход из ситуации
Родился ребенок — и муж залег на диван. Психолог подсказал выход из ситуации
"Брак — это дружба, в которой есть секс". Психолог рассказал, как продлить отношения и сохранить семью
«Брак — это дружба, в которой есть секс». Психолог рассказал, как продлить отношения и сохранить семью
Нужные услуги в нужный момент
20170619