Делай тело
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


«Боже, я такая толстая!» — «Нет, что ты, ты не толстая, это я толстая». — «С ума сошла, ты не толстая! Я толстая»… Вот так могут общаться хоть три часа две взрослые умные женщины. Или три женщины. Пять женщин. Сколько угодно женщин — потому что любая из них пропитана ненавистью к себе так же сочно, как хорошая «ромовая баба».

img.tyt.by

Культура женская

Пока нельзя отрицать, что еще существуют «мужская» культура и «женская». В Швеции был скандал: феминистки набросились на каталог детских игрушек, где мальчиков использовали в рекламе всяких машинок, а девочек — в рекламе кукол. Общество потребовало сделать гендерно нейтральную рекламу — и производители перекроили каталог: девочек поставили рядом с техникой, а мальчиков — возле всякой кухонной утвари.

Но как бы то ни было, в очень прогрессивной Швеции пока еще мы каждый день видим десятки женских журналов с отретушированными красавицами на обложках, читаем женские сайты, где из года в год твердят об идеальной коже и всяких самодельных диетах, но, главное, мы каждый день можем видеть, как в комментариях женщины осуждают других женщин за то, что те слишком толстые, слишком худые, слишком старые (чтобы показывать коленки, например), и волосы у них недостаточно ухоженные, и вот одна чересчур накрасилась, а другая, наоборот, вообще без грима (о, ужас!)…

В этих замечаниях мы читаем и пишем то, что хотели бы сами себе сказать. Все женские страхи проявляются в них, как на УЗИ.

Я вот жила и не ведала, что локти, оказывается, выдают возраст женщины. И что «старые» локти — это ужасно-ужасно (коленки туда же, и не бывает ничего хуже этих «престарелых» коленей, о чем, разумеется, понятия не имеет какая-нибудь Анна Делло Руссо, которая в 54 года колени открывает прямо до самых трусов).

А теперь попробуйте рассмотреть в зеркале свои локти — и узнайте, что такое асана «женщина на грани нервного срыва».

Ну или вот недавно я пошла к косметологу-дерматологу — и теперь живу со знанием, что у меня провисают щеки. Именно щеки я раньше оценивала как очень красивые: скульптурно впалые, с глубокими ямочками, которые появляются, когда я улыбаюсь. В следующий раз в той же клинике я познакомилась с очаровательной женщиной, которой пояснили, что у нее плывет овал лица и стоит задуматься о какой-то там процедуре, чтобы остановить это безобразие. На мой взгляд, все у нее было прекрасно с овалом лица. Может, он и поплывет лет через двадцать, но сейчас все на месте, надежно пришвартован. Она тоже долго разглядывала мои щеки, пытаясь понять, где именно они висят.

storyfox.ru

Ненависть к себе

Женщинам очень легко внушить ненависть к себе — ну или хотя бы негативную оценку собственной внешности. Потому что в «женской» культуре красота — это главное. Женщина должна быть «женственной», привлекательной, свеженькой — чтобы выйти замуж. Все ради этого.

Кругом бушует феминизм, а женщины все сюсюкают о том, как сохранить молодость, как в сорок выглядеть на двадцать, как страшно и стыдно быть «старой» и как отхватить годного мужика, пока локти еще не очень морщинистые (и колени).

В мужских изданиях есть что-то там про спорт, да и то не в каждом. Сейчас уже есть тексты об уходе за собой — но это тоже минимально, и, главное, мужчин никто не терроризирует страхом утраты молодости и красоты. Даже те мужчины, которые читают журналы, не сравнивают себя с моделями, которые рекламируют штаны, и не колотятся в припадках, мечтая стать похожими на двадцатилетних мальчиков, украшенных фотошопом.

Несколько моих знакомых мужчин порядком раздобрели — но если они и уделяют этому хоть какое-то внимание, то, скорее, смеются над собой: мол, вот она, семейная жизнь, разнесло на борщах. Поржали — и забыли. Заказали еще по форшмаку — уж больно хорош…

Заботиться о внешности и фигуре — это очень здорово, правильно, но не должно быть основано на неприязни к своему лицу и телу. И это не должно превращаться в манию преследования морщин и каждого «лишнего» килограмма.

classicalhypnosis.ru

Зона комфорта

У любого человека есть «амплуа»: его образ, его привычки, его зона комфорта, где он и выглядит тоже определенным образом. Если ты любишь вкусную еду, вряд ли будешь очень уж тощим (так бывает, но это исключения). И что теперь — вырываться из зоны комфорта, отказаться от пирогов и пирожных лишь для того, чтобы чувствовать себя худым и несчастным? В этом вообще есть смысл?

Себя нельзя принимать только как объект — худой или толстый, высокий или низкий. То, как нас воспринимают окружающие, — это не исключительно лицо и тело, это общее ощущение. Некоторое время я встречалась с мужчиной, про которого узнала, что он очень красивый, только от приятелей. Хороший был мужчина, только немного скучный по жизни и скованный в сексе — поэтому я и не догадывалась, что он чертовски хорош собой. Это мое восприятие человека в целом.

Я вот не могу отделить обаяние от красоты (возможно, в каких-то исключительных случаях — встречаются и совсем уж запущенные личности). Не вижу красоты в пустых, неинтересных людях (даже если они каждый день занимаются спортом). Если человек старше меня на 10 или 20 лет интересный, живой — я ощущаю его своим ровесником.

«Женская» культура, проповедующая бесконечное, уходящее в никуда, самосовершенствование, — это «враг хорошего», такая лестница, где ты каждый раз, когда поднимаешься на очередную ступень, думаешь: таааак… А теперь что я в себе ненавижу?"

В этой культуре очень неприятно находиться, потому что она постоянно щиплет тебя, покусывает, наступает на ноги, пихает под ребра. Все эти замечания о провисших щеках, поплывших овалах, зарубцевавшихся морщинах, толстой заднице, все это упоенное самобичевание — это «женская» среда, где хороший тон — найти в себе как можно больше недостатков и наслаждаться тем, какие страдания они приносят.

Подруга с таким упоением говорит о том, что лысеет (волосы у нее лезут), словно хвастается, а не жалуется. Ура, она нашла в себе еще какой-то дефект (еще у нее тяжелые носогубные складки и плоская задница — ну, с ее слов)!

У другой — глубокие морщины на лбу (их даже под лупой особо не разглядишь).

И вот я уже чувствую себя каким-то уродом, которому нравится его внешность, которому нравится его тело (несмотря на набранные пять или шесть кило) и которого вот ни капельки не волнует всякий целлюлит. Если меня когда-то что-то не устраивает, я просто исправляю это и потом опять себе нравлюсь.

Конечно, как и любая женщина, навеки травмированная всеми этими глянцевыми изданиями, я могу сосредоточиться на неких мнимых (или не очень) недостатках, но лучшее средство от этих сомнений — вино, вечеринка и горячий любовник. Сразу же все терзания возвращаются туда, откуда приползли — в темные и сырые низины сознания.

Все, что мы себе сочиняем, только у нас в голове, и оттуда надо почаще выбираться, чтобы узнать, каким человеком видят тебя люди.