Стиль
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


Непрыхавана відаць, (…) аўтарка генітальна заклапочаная асоба. (…) Фемінізм лякуецца толькі ва ўмовах уласнай паўнавартаснай сям'і… Што тычыцца шырока растаўленых ног пры сядзеньні, то з анатоміяй мужыны нічога не зробіш, як і ўвогуле з біялёгіяй чалавека. (…)

Комментарий, приведенный выше, был размещен на портале Радыё Свабода, в блоге авторши Насты Захаревич как реакция на текст Сындром Фабэржэ. Автор комментария, очевидно, — широкий специалист-биолог, готовый рассказать про анатомию и сексопатологию, если его хорошо попросят.

garagebiz.ru

Когда внимательно читаешь интернет-издания, открытые к комментированию, становится понятно, что не у одной Насты Захаревич в комментарии к статьям приходят биологи, готовые пояснить, как все работает на самом деле. Армии биологов готовы отстаивать свои позиции под любым текстом об… обществе. Почему-то именно «гуманитарные» темы больше всего привлекают диванных анатомов, сексопатологов, психиатров, гинекологов, теоретиков дарвинизма и даже исследователей социальных насекомых.

Разумеется, почти все биологи в комментариях — не настоящие, а диванные. Главное отличие диванных биологов от настоящих в том, что они днем и ночью готовы пояснить незадачливым авторам и авторшам с их философским, историческим или социологическим образованием, что общество развивается совершенно не так, как вы думаете. Оно развивается по законам науки, и у этой науки есть имя — биология. Второе отличие диванных биологов — отсутствие хоть как-нибудь связанного с биологией образования.

Обилие социальных дарвинистов-дилетантов и докторов-любителей всех специальностей заставляет задуматься. В первую очередь о том, почему параллельно с разъяснениями особенностей женской анатомии феминисткам эти же люди не брезгуют в Facebook делиться рецептами лечения рака чайными пакетиками.

Второй важный вопрос: почему умы диванной армии завоевала именно возможность комментировать социальное и культурное с точки зрения биологии? Почему не новости спорта с точки зрения астрономии, например? Ответ, впрочем, простой: они стопроцентно уверены, что у человека «всё, как у зверей».

Ну, а кто спорит? Нет смысла отрицать, что существуют некоторые сходства между человеком и другими представителями животного царства. Нет даже смысла отрицать, что в некоторых обстоятельствах группы некоторых зверей функционируют так же, как некоторые человеческие сообщества. Однако существует и масса причин, по которым биология, при всем уважении к этой науке, даже вкупе с медициной не может использоваться как универсальное пояснение культурных и социальных явлений.

Социально-культурная реальность — широкий предмет исследования. Исследование проводится научными методами (или, в определенных случаях, методами философии). Для того чтобы написать аналитическую статью про общественные явления в интернете, нужно (в идеале) иметь достаточную научную либо философскую подготовку.

На этом-то моменте все и становится сложным. Основная наука, которая занимается анализом социально-культурных явлений, — культурная (или социальная, в зависимости от исследовательской призмы) антропология. Что, если я скажу, что это именно наука: не хобби, не популярная точка зрения и даже не отдельная теория? Здесь можно возразить, что «гуманитарные науки» вообще возможны только благодаря неточности перевода англоязычных терминов «sciences» и «humanities». Совершенно согласна. Однако мы пользуемся языком, где «вещь в себе» и «гуманитарные науки» — выражения общепринятые, их и будем использовать.

Собранные о предмете исследования факты ученые (даже гуманитарии) анализируют, и затем делают обобщения. В результате этого процесса рождаются гипотезы и теории. Теории — не только результат анализа явлений, но и инструмент их оценки. Пока теория не опровергнута, она служит системой принципов, опираясь на которые можно делать выводы о причинах и последствиях явлений, а также прогнозировать их дальнейшее развитие. Устаревшая и опровергнутая теория в науке, как правило, перестает использоваться, как только появляется новая, более полно и точно описывающая явления.

hlamer.ru

Существуют также поля исследований — отдельные части большого предмета «социальная реальность». Например, есть поле исследования «женщины». Исследовать это поле мы будем методами различных наук в зависимости от а) вопросов, которые нас интересуют, и б) взглядов, которых мы придерживаемся. Для исследования одного и того же поля, таким образом, могут использоваться различные инструменты: можно материалистическую диалектику взять, а можно — квир-теорию, например.

Что еще нам важно знать о науке? Что она не стоит на месте. Если в XIV веке объяснения феноменам социальной жизни давали в основном при помощи инструментов теологии, то в XIX веке биология стала самым популярным способом объяснять непонятное. Так появилась, к примеру, идея, что у правонарушителей мозг построен иначе, чем у остальных людей. К сожалению, таким же образом появилась и идея о том, что есть расы более биологически совершенные и менее биологически совершенные (и, конечно же, о том, что если женщину допустить к высшему образованию и политике, то у нее кровь отольет от матки к голове и помешает рожать детей).

Именно потому, что некоторые социальные явления (например, ритуальные войны, да и войны вообще) свойственны человеку, а другим животным — не свойственны, пришлось серьезно пересмотреть применимость биологизаторских объяснений в гуманитарных дисциплинах. Так социальный дарвинизм уступил место «самого передового объяснения» другим теориям и инструментам анализа.

Однако это никак не повлияло на аналитический аппарат комментаторов в интернете. Я предполагаю, если бы Наста Захаревич писала свои статьи в советское время, ее критиковали бы с позиций материалистической диалектики (если бы цензура пропускала). Сегодня же мы переживаем какой-то всплеск популярности вульгарно-биологического инструментария, и каждый хочет научиться пользоваться именно им, и именно им, пусть и в упрощенной форме, тыкать в лицо «злым феминисткам».

Еще забавнее получается, когда уже феминистки начинают бить врага его же оружием и использовать те же упрощенные формулы, почерпнутые из школьных учебников анатомии и зоологии. В результате рождаются потрясающие перлы: вот, смотрите, у животных самец конкурирует за самку, а не наоборот, значит, и у людей должно быть наоборот. Вот, смотрите, клитор получает такое же удовольствие, как и пенис, значит, женщины тоже имеют право на секс. Что ж, нет лучшего способа испортить идею, чем позволить ее защищать людям, которые плохо понимают, о чем вообще идет речь.

Использование простенького биологизаторства в феминистских текстах очень способствует желанию обсуждать эти тексты на таком же уровне. Комментаторы старательно держат заданную авторами планку, — но ведь армия диванных биологов комментирует и хорошие феминистские тексты тоже!

Кадр из фильма “Безумный Макс: дорога ярости”
Кадр из фильма «Безумный Макс: дорога ярости»

Комментаторам неохота углубляться в контекст гуманитарных исследований — вот источник некачественного комментария. Действительно, зачем читать о феминизме, интерсекциональности, интересоваться статистикой, гуглить «стеклянный потолок», если можно выехать на гадательных воспоминаниях из школьного курса биологии. Женщины выглядят так, мужчины — иначе; про изобретателей-мужчин мы слышали много, про женщин — гораздо меньше; выводы все время напрашиваются сами собой. (Тот, кто еще верит, что имеет смысл написать в комментарии, что у авторши статьи просто мозг меньше, чем у мужчины, пусть сходу вспомнит названия всех костей запястья — только это дает право претендовать на звание специалиста по анатомии.)

Дополнительная проблема в том, что многие мужчины искренне уверены: феминистские тексты пишутся лично для них. Видимо, свою роль играет привычка к статьям и брошюркам типа «Как понять женщину». Видимо, каждая статья, написанная женщиной о женщинах, на самом деле сочинялась, чтобы мужчины прочитали и поняли, что же происходит в этих смешных кудрявых женских головках.

Не бойся, читатель, я не претендую на твое право читать женские порталы! Идея совсем не в создании сегрегации, куда мужчинам нет входа. Просто чтение (простите мне биологизацию) — занятие, призванное стимулировать мозговую деятельность. Чтобы этот механизм работал, недостаточно комментировать, иногда нужно поинтересоваться и дополнительной литературой. В случае со статьями об обществе (и в частности — с феминистскими текстами) помогут именно гуманитарные науки.