• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  2. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  3. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  4. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  5. Новый президент НОК, что происходит с ценами на лекарства и сутки за обращение к депутату — все за вчера
  6. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  7. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  8. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходило 26 февраля
  9. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  10. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  11. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  12. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  13. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  14. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  15. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  16. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  17. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  18. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  19. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  20. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  21. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  22. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  23. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  24. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  25. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  26. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  27. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  28. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  29. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  30. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком


/

Для многих девушек выбор нарядов превращается в проблему вселенского масштаба. Некоторые, чтобы подстраховаться, продумывают свой look еще с вечера, но если вдруг утром бац — и дождь, то впору снова кричать: «Караул!»…

Однако есть и такие барышни, которые всегда точно знают, что наденут. По крайней мере по будням. Это те, у кого не работа, а служба: девушки с погонами.

Три белоруски — представительницы милиции, Вооруженных сил и прокуратуры — рассказали о том, каково это — каждый день ходить в форме. А заодно о том, как они одеваются в обычной жизни.

«Девушка есть девушка, даже если у нее очень мужественная профессия»

Ольга, 27 лет, сотрудник милиции:

— Я пришла в ряды милиции не случайно. Всю жизнь там проработал мой отец, которого я безмерно люблю, уважаю и который до сих пор остается для меня главным примером. Папа начинал с самых низов, с патрульно-постовой службы, а на пенсию уходил, уже будучи в должности заместителя начальника отдела внутренних дел в одном из городков Беларуси.

Я с детства видела, как хорошо относятся к моему папе люди, как часто ему говорят спасибо, и, конечно, мне хотелось, когда вырасту, пойти по стопам отца. Так и вышло: я получила юридическое образование и уже около четырех лет работаю в пресс-службе ГОВД.

Форму я ношу каждый день, хотя допустимо иногда надевать и «гражданку». Но когда я «при исполнении», я чувствую себя лучше, если одета соответствующе. На мой взгляд, форма внушает людям некое особое отношение к тебе, во многих взглядах прохожих читается уважение. Да и сама я в форме чувствую себя увереннее, становлюсь серьезнее. Никогда не знакомлюсь с противоположным полом, когда я не просто Оля, а старший лейтенант милиции. Хотя комплименты говорят и разговоры пытаются завести нередко. Когда задействована в охране общественного порядка на каких-нибудь массовых мероприятиях, часто просят сфотографироваться со мной. Особенно после того как выдали вот эту новую красивую форму.

Она, кстати, моя самая любимая. Ношу ее уже примерно год. А шляпка — отличный головной убор, хоть сразу было и непривычно. Она гораздо лучше, чем пилотка, защищает от палящего солнца в жару и спасает макияж в дождь. Сплошные плюсы.

Что бы я изменила в том, как выглядит нынешняя милицейская форма для женщин? Наверное, мне бы хотелось, чтобы вместо юбки/брюк и кителя, которые мы носим все остальное время, кроме летней поры, тоже было платье, только, соответственно, с длинным рукавом. Мне кажется, каждой девушке все же хочется оставаться девушкой, даже если у нее очень мужественная профессия. Еще я бы сделала хотя бы чуть-чуть повыше каблук в форменных туфлях. Хотя бы как «парадный» вариант — понятно, что на охране порядка в таких не подежуришь.

В целом же претензий к форме нет. Она очень добротная, удобная, зимой в ней не холодно, а летом не жарко — кожа дышит. И шьют хорошо — можно подобрать себе комплект на любой рост и размер, даже ничего не ушивая и не подгоняя.

Конечно, большой минус в том, что сложно внести в то, как ты выглядишь на работе, хоть какое-то разнообразие. Зато что уж касается моего гардероба в обычной жизни, тут уж я отвожу душу по полной. У меня миллион платьев — наверное, я, пытаясь компенсировать нехватку нарядов на работе, покупаю их больше, чем другие девушки. Очень люблю яркие и броские расцветки, мини, туфли — только на высоких каблуках, обязательно дополняю наряды какими-нибудь украшениями. И да — распускаю волосы. Ведь на службе нам, девушкам, ничего этого нельзя: волосы должны быть собраны, чтобы были видны погоны, макияж и маникюр минимальный, украшения, даже самые скромные, не приветствуются.

Так что я веду, можно сказать, этакую двойную жизнь: на работе я серьезная и строгая, а вне нее — яркая и заметная барышня. И, кстати, веду достаточно активную общественную жизнь: участвую во многих мероприятиях, путешествую по городам Беларуси, много гуляю с подругами, хожу на йогу … Наверное, это во многом благодаря тому, что мне же надо куда-то носить свои красивые платья, раз на работу нельзя.

«Когда я в форме, мне даже мороженое на людях есть неудобно»

Ольга, 31 год, военнослужащая:

— Как-то так сложилось, что мне с малых лет очень-очень нравилась военная форма, даже чисто визуально. Внушала некий трепет, желание приобщиться. Любовалась своим старшим братом, когда он отправился в армию на срочную службу. И ей-богу, если бы у нас можно было идти на срочную службу и девушкам, я бы в свои восемнадцать лет пошла бы служить не задумываясь.

По образованию я медик и до знакомства с мужем работала медсестрой в поликлинике. Но поскольку муж у меня — военный, а служба в Вооруженных силах связана с постоянными переездами, работу мне пришлось оставить. Мы переехали сначала в один город, потом в другой, и я решила, что будет гораздо проще, если я тоже пополню ряды военнослужащих в той части, где служит муж. Так, вне зависимости от того, куда мне придется следовать за супругом дальше, без работы я не останусь, а во-вторых, это же реальный шанс осуществить мою детскую мечту.

В общем, на сегодняшний день я служу Отечеству в войсках противовоздушной обороны уже около семи лет. И да, все это время я хожу на службу только в форме — у военных с этим строго, и никаких причин прийти в «гражданке» быть не может. Разве что женщинам разрешают надевать что-то неброское «свое» на больших сроках беременности, перед декретным отпуском.

Когда я только пришла в армию, форма у женщин была точно такая же, как у мужчин. Так что со спины можно было распознать представительницу прекрасного пола среди других военных разве что по косе или хвосту. Но с тех пор количество женщин-военнослужащих в Беларуси сильно выросло, и, видимо, поэтому назрел и был решен вопрос с формой, которая была бы предназначена специально для нас. Этот комплект — юбка, брюки, китель и на лето — рубашка с коротким рукавом — появился около пяти лет назад. Каждая военнослужащая могла сшить форму по своей фигуре в ателье. Так что проблемы с тем, что не подобрать одежду по размеру или по росту, не возникало.

Конечно, чаще я все-таки ношу боевую камуфляжную форму, чем эту, повседневную. Мне в ней удобнее. Ведь мы, военные, не только «сидим по кабинетам», но и нередко уезжаем «в поля», живем там в палатках дней по десять, воду кипятильником греем. Так что тут уже не до юбок особо.

Многие спрашивают, каково нам ходить в форме, например, в страшную жару. Ну, как-как? Точно так же, как и большинству людей, которые работают в жару в офисах и тоже не могут себе позволить сарафаны и шлепанцы. Мы уже привыкли, да и нет в этом ничего сверхсложного. Единственное, на лето хотелось бы какую-то обувь полегче.

Обычной, «гражданской» одежды у меня немного. А зачем?.. Куда ее особо носить, если большую часть времени проводишь на службе или дома, с мужем?.. Поэтому в этом плане я абсолютно спокойна, не страдаю шопоголизмом и не стараюсь компенсировать недостаток яркой одежды на службе какими-то чрезмерными тратами. У меня в гардеробе в основном удобная одежда: джинсы, брюки, майки. Макияжем я тоже не злоупотребляю. Правда, вне работы предпочитаю распускать волосы и иногда позволяю себе накрасить ногти ярким лаком, использую яркую помаду.

Но в целом могу сказать, что годы службы в Вооруженных силах оставляют свой отпечаток на характере. Замечаю по себе, что стала более серьезной, ответственной во всем, в том числе в поведении и внешнем виде. Стараюсь «не посрамить» армию. Всегда подбираю неброские сумки и как-то даже стесняюсь есть мороженое, например, или что-то еще, идя по улице в форме. Потому что есть ощущение, что прохожие, которые смотрят на меня, видят в моем лице все Вооруженные силы Беларуси, и это не только обязывает, но и вызывает чувство гордости за принадлежность к этой профессии.

«Когда я впервые надела форму, мне сказали: «О, хоть на человека стала похожа!»

Александра, 27 лет, сотрудник прокуратуры:

— У меня юридическое образование, и когда я попала на последнем курсе учебы на практику в прокуратуру, то сразу поняла — это судьба. Там был замечательнейший коллектив, который серьезно отнесся к практикантке и объяснил все тонкости работы в этой структуре, все плюсы и минусы. Так что к моменту устройства на работу я точно знала, куда иду и чем буду заниматься.

Чем меня «зацепила» работа в прокуратуре? Большинство девушек с юридическим образованием работают где? На каком-нибудь предприятии. Где из года в год перебирают и печатают практически одни и те же договоры, акты и прочие бумажки. В прокуратуре работа куда разнообразнее: ты постоянно ездишь на проверки в самые разные предприятия и организации, каждый раз практически заново изучаешь законодательные акты в той или иной сфере: ведь если ты надзираешь за соблюдением на предприятии законодательства об охране труда — это одно, если едешь на посевную в поля и следишь за тем, все ли там правильно организовано, — это уже совсем другое. То есть о такой работе ты точно не скажешь, что «завяз, как в болоте» и «умираешь со скуки». Наоборот, я постоянно чувствую, что расту и прогрессирую в профессиональном плане. Ну и как бонус — возможность продвигаться по службе. Я, например, пришла простым стажером, а сейчас, спустя четыре года, — старший помощник прокурора и имею три звездочки на погонах (у нас это называется «юрист второго класса», а если переводить в обычные звания, то старший лейтенант.

О том, что на работу нужно будет ходить в форме, я, конечно, знала. Но, естественно, это никак не повлияло на мое решение. Вообще, если выдаются такие дни, когда тебе не нужно никуда ехать на проверку или принимать граждан, а только сидеть в кабинете и работать с документами, иногда можно прийти и в «гражданке». Но такое бывает очень редко и не приветствуется. Так что к тому, что я всегда в синем, я уже привыкла. Тем более что этот цвет подходит к моим глазам.

Форму мы шьем в ателье — нам только выдают для нее материю. Поэтому и юбка, и китель хорошо сидят на всех сотрудницах прокуратуры. Однажды я прямо явственно почувствовала гордость от того, что тоже ношу такую форму, когда весь наш коллектив принимал участие в параде, посвященном Дню независимости, и я увидела, как же здорово мы смотримся со стороны. Единственные неудобства, которые связаны для меня с ежедневным ношением формы, так это то, что летом в ней очень жарко. У нас в состав ткани, из которой шьются кители и юбки, входит шерсть, и летнего варианта, увы, нет… Ну и мне, как большой любительнице интересной и разноцветной обуви, очень жаль, что под форму не наденешь, к примеру, красные туфли на платформе или яркие босоножки. А так всё устраивает.

В обычной жизни я одеваюсь очень по-разному. Могу надеть классическое платье и лодочки. Могу — яркие «вырви глаз» брюки или легинсы. А бывает, и вовсе «кошу под подростка», надев рваные джинсы и кеды. Конечно, коллеги и люди, с которыми сталкиваюсь по работе, иногда, видя меня в городе в такой одежде, немного удивляются. Но понимают, конечно, что все мы живые люди: работа есть работа, и вне нее мне хочется расслабиться и побыть самой собой.

Помню, когда я только-только сшила себе форму и начала в ней появляться на людях, некоторые шутили: «О, хоть на человека стала похожа!» Конечно, цвет волос (а он у меня варьируется от огненно-рыжего до ярко-красного) я менять не собираюсь, и в прокуратуре, хоть и смотрели сначала косо, уже привыкли к этому моему, какому-никакому, а все же проявлению индивидуальности. В конце концов, все мы понимаем, что на самом деле то, как человек выглядит и соответствует ли его вид каким-то там нормам, — это второстепенное. Главное ведь — чтобы специалист был толковый.

-10%
-40%
-20%
-50%
-10%
-30%
-14%
-20%
0072142