Делай тело
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


День Катастрофы и Героизма европейского еврейства состоялся 5 мая, а в Минске, в Музее истории ВОВ зажгли шесть свечей в память о шести миллионах погибших в Холокосте. Потомкам тех, кто спасал евреев во время войны, вручали дипломы и медали Праведников народов мира.

На медали Праведника есть надпись: «Тот, кто спас единую душу, спас целый мир».

По-разному относилось население к евреям в войну: большинство — думало о себе и своих семьях, равнодушно или со страхом наблюдая, как бывших соседей сгоняли в гетто. Кто-то сотрудничал с нацистами, кто-то богател за счет конфискованного имущества евреев. Но были и те, кто не терял человеческих качеств, такие люди спасали людей другой национальности, с риском для своей жизни и жизни близких…

Вот одна из множества историй спасения.

Еврейская семья Фалевич жила в Слуцке Минской области. В семье было шестеро человек — отец Йосеф, мать Юлия и четверо сыновей. Йосеф занимал высокие должности в городе и был членом коммунистической партии, а Юлия была домохозяйкой. В начале войны главу семьи призвали в армию, он служил в бронетанковых войсках. В 1941 г. получил ожоги и попал в госпиталь, после чего никаких известий от него не поступало. После мобилизации мужа Юлия осталась в городе одна с четырьмя детьми. Старший сын Игорь, которому к началу войны исполнилось 14 лет, бежал на восток, вглубь России. Юлия с остальными детьми (11-летним Борисом, 6-летним Фридрихом, и новорожденным Гришей) также попыталась бежать, но не успела — пришлось вернуться в Слуцк. Их дом был разрушен во время бомбежки, и они перебрались к Юлиной тете, но ненадолго.

Скоро в городе появилось гетто, и евреев перевели туда. Каждые несколько дней хватали то детей, то стариков, не пригодных для работы. Переживший те времена Фридрих вспоминает, как в августе 1941 г. его бабушку бросили в грузовик и убили. Сам он прятался в тот день, а мама со старшим братом Борисом были заняты на принудительных работах за пределами гетто. К тому времени младший брат Григорий умер от болезни.

В том же году, в конце октября, полицейский (из местных) Николай Могилевец предупредил Юлию, что немцы планируют «большую акцию». 28−27 октября были убиты более 5000 слуцких евреев, но полицейский нашел для Юлии и ее детей надежное место.

Человеком, который согласился помочь еврейке с детьми, был Константин Войнилович.

Юлия была удивлена и сбита с толку: она была почти уверена, что именно Войнилович скорее других выдаст их немцам из-за политической деятельности ее мужа.

Надо сказать, что все имущество Войниловича было в свое время конфисковано советскими властями, а его самого посадили в тюрьму. Но после лагерей ГУЛАГа Константин вернулся в Слуцк, где жил с семьей (женой и тремя детьми). Они очень нуждались, и именно еврей-коммунист Фалевич, муж Юлии, помог ему тогда найти неплохую работу. Поэтому Константин Войнилович и согласился помочь спрятать жену Фалевича с детьми.

В вечер погрома полицейский Могилевец вывел Юлию с сыновьями из гетто, а Войнилович спрятал их в заброшенном доме. Из окон своего убежища они видели, как на следующий день тысячи евреев были вывезены в лес, где и их расстреляли. Войниловичи жили рядом с заброшенным домом, и по ночам кто-либо из них приносил Юлии одежду, еду, воду. Пошли слухи о том, что кто-то живет в старом доме, поэтому Юлия с сыновьями большую часть времени сидели в подвале. Разговоры не испугали и не остановили семью Войниловичей, и они продолжали заботиться о Юлии и ее сыновьях.

В марте 1942 г. тот же полицейский Могилевец сообщил, что немцы основали в городе еще одно гетто. Туда перевели квалифицированных работников-евреев, которые выжили после акций в гетто, и евреев из окрестностей. Ночью Могилевец провел Юлию и ее детей в это новое гетто. Юлия зарегистрировалась в качестве квалифицированной рабочей, и ее отправили на работу за пределами гетто. Там ей удалось связаться с участниками подполья, некоторые из них были евреями с поддельными документами. От них она и узнала о возможности уйти в лес, к партизанам. Всю ночь Юлия с сыновьями напрасно прождала подпольщиков, с которыми договорилась о встрече.

В отчаянии она попросила о помощи женщину, с которой работала, Варвару Чернецкую, и та отвезла их к своим родственникам. Они отвели Юлию и детей к партизанам — так Фалевичи оставались в лесу до самого освобождения, в июне 1944 г.

Спасенный Фридрих Иосифович Фалевич:

Слева — Фридрих Фалевич, справа — Геннадий Войнилович

— Детство мое было замечательным. А когда пришла война, все кончилось одним махом. Два гетто, ты не знал вечером, проснешься или нет…

Мои дети все знают, а у меня два сына, пять внуков, четверо правнуков. Я им все-все рассказывал. То, что мы пережили в годы оккупации — страшно, и я хотел бы, чтобы люди не забывали сегодня, что натворил фашизм: 800 000 евреев были убиты в Беларуси.

Стоять под виселицей или в газовой камере и ждать своей смерти — это жутко… Я призываю всех, будьте сердобольными! Самое главное — в сердце человека.

С Геннадием Войниловичем, внуком моего спасителя, мы и дружим, и общаемся.

Праведница народов мира Раиса Кирилловна Семашко:

— Время уходит, с ним уходят и Праведники народов мира. Но внимание к нам со стороны государства Израиль мы чувствуем. Вот пример: делегация наша, из 10 Праведников из Беларуси, присутствовала на приеме у Шимона Переса, президента Израиля, уроженца Беларуси. Встреча была запланирована на 20 минут, а Шимон Перес с нами вел дружескую и теплую беседу в течение двух часов. Такое вот внимание и честь людям, ведь мы были вместе и во время войны, белорусы и евреи, которые попали в очень тяжелые жизненные условия.

Читать еще: История спасенной 70 лет назад еврейской девочки Зельды и дочери ее спасителей — Терезы