102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  2. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  3. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  4. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  5. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  6. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  7. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  8. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  9. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  10. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  11. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  12. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  13. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  14. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  15. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  16. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  17. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  18. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  19. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  20. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  21. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  22. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  23. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  24. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  25. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  26. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  27. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  28. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  29. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  30. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию


День Катастрофы и Героизма европейского еврейства состоялся 5 мая, а в Минске, в Музее истории ВОВ зажгли шесть свечей в память о шести миллионах погибших в Холокосте. Потомкам тех, кто спасал евреев во время войны, вручали дипломы и медали Праведников народов мира.

На медали Праведника есть надпись: «Тот, кто спас единую душу, спас целый мир».

По-разному относилось население к евреям в войну: большинство — думало о себе и своих семьях, равнодушно или со страхом наблюдая, как бывших соседей сгоняли в гетто. Кто-то сотрудничал с нацистами, кто-то богател за счет конфискованного имущества евреев. Но были и те, кто не терял человеческих качеств, такие люди спасали людей другой национальности, с риском для своей жизни и жизни близких…

Вот одна из множества историй спасения.

Еврейская семья Фалевич жила в Слуцке Минской области. В семье было шестеро человек — отец Йосеф, мать Юлия и четверо сыновей. Йосеф занимал высокие должности в городе и был членом коммунистической партии, а Юлия была домохозяйкой. В начале войны главу семьи призвали в армию, он служил в бронетанковых войсках. В 1941 г. получил ожоги и попал в госпиталь, после чего никаких известий от него не поступало. После мобилизации мужа Юлия осталась в городе одна с четырьмя детьми. Старший сын Игорь, которому к началу войны исполнилось 14 лет, бежал на восток, вглубь России. Юлия с остальными детьми (11-летним Борисом, 6-летним Фридрихом, и новорожденным Гришей) также попыталась бежать, но не успела — пришлось вернуться в Слуцк. Их дом был разрушен во время бомбежки, и они перебрались к Юлиной тете, но ненадолго.

Скоро в городе появилось гетто, и евреев перевели туда. Каждые несколько дней хватали то детей, то стариков, не пригодных для работы. Переживший те времена Фридрих вспоминает, как в августе 1941 г. его бабушку бросили в грузовик и убили. Сам он прятался в тот день, а мама со старшим братом Борисом были заняты на принудительных работах за пределами гетто. К тому времени младший брат Григорий умер от болезни.

В том же году, в конце октября, полицейский (из местных) Николай Могилевец предупредил Юлию, что немцы планируют «большую акцию». 28−27 октября были убиты более 5000 слуцких евреев, но полицейский нашел для Юлии и ее детей надежное место.

Человеком, который согласился помочь еврейке с детьми, был Константин Войнилович.

Юлия была удивлена и сбита с толку: она была почти уверена, что именно Войнилович скорее других выдаст их немцам из-за политической деятельности ее мужа.

Надо сказать, что все имущество Войниловича было в свое время конфисковано советскими властями, а его самого посадили в тюрьму. Но после лагерей ГУЛАГа Константин вернулся в Слуцк, где жил с семьей (женой и тремя детьми). Они очень нуждались, и именно еврей-коммунист Фалевич, муж Юлии, помог ему тогда найти неплохую работу. Поэтому Константин Войнилович и согласился помочь спрятать жену Фалевича с детьми.

В вечер погрома полицейский Могилевец вывел Юлию с сыновьями из гетто, а Войнилович спрятал их в заброшенном доме. Из окон своего убежища они видели, как на следующий день тысячи евреев были вывезены в лес, где и их расстреляли. Войниловичи жили рядом с заброшенным домом, и по ночам кто-либо из них приносил Юлии одежду, еду, воду. Пошли слухи о том, что кто-то живет в старом доме, поэтому Юлия с сыновьями большую часть времени сидели в подвале. Разговоры не испугали и не остановили семью Войниловичей, и они продолжали заботиться о Юлии и ее сыновьях.

В марте 1942 г. тот же полицейский Могилевец сообщил, что немцы основали в городе еще одно гетто. Туда перевели квалифицированных работников-евреев, которые выжили после акций в гетто, и евреев из окрестностей. Ночью Могилевец провел Юлию и ее детей в это новое гетто. Юлия зарегистрировалась в качестве квалифицированной рабочей, и ее отправили на работу за пределами гетто. Там ей удалось связаться с участниками подполья, некоторые из них были евреями с поддельными документами. От них она и узнала о возможности уйти в лес, к партизанам. Всю ночь Юлия с сыновьями напрасно прождала подпольщиков, с которыми договорилась о встрече.

В отчаянии она попросила о помощи женщину, с которой работала, Варвару Чернецкую, и та отвезла их к своим родственникам. Они отвели Юлию и детей к партизанам — так Фалевичи оставались в лесу до самого освобождения, в июне 1944 г.

Спасенный Фридрих Иосифович Фалевич:

Слева — Фридрих Фалевич, справа — Геннадий Войнилович

— Детство мое было замечательным. А когда пришла война, все кончилось одним махом. Два гетто, ты не знал вечером, проснешься или нет…

Мои дети все знают, а у меня два сына, пять внуков, четверо правнуков. Я им все-все рассказывал. То, что мы пережили в годы оккупации — страшно, и я хотел бы, чтобы люди не забывали сегодня, что натворил фашизм: 800 000 евреев были убиты в Беларуси.

Стоять под виселицей или в газовой камере и ждать своей смерти — это жутко… Я призываю всех, будьте сердобольными! Самое главное — в сердце человека.

С Геннадием Войниловичем, внуком моего спасителя, мы и дружим, и общаемся.

Праведница народов мира Раиса Кирилловна Семашко:

— Время уходит, с ним уходят и Праведники народов мира. Но внимание к нам со стороны государства Израиль мы чувствуем. Вот пример: делегация наша, из 10 Праведников из Беларуси, присутствовала на приеме у Шимона Переса, президента Израиля, уроженца Беларуси. Встреча была запланирована на 20 минут, а Шимон Перес с нами вел дружескую и теплую беседу в течение двух часов. Такое вот внимание и честь людям, ведь мы были вместе и во время войны, белорусы и евреи, которые попали в очень тяжелые жизненные условия.

Читать еще: История спасенной 70 лет назад еврейской девочки Зельды и дочери ее спасителей — Терезы

-5%
-10%
-10%
-20%
-15%
-40%
-20%
-10%
-40%
-30%
-10%
-10%