Стиль
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
{statistic}
реклама
реклама

Вкус жизни


Ирина Муравьева — любимая актриса нескольких поколений зрителей. Но главное не это. Ирина Муравьева — это как родственница, интонации и фразы которой давно позаимствовал, да и забыл откуда.

— Для меня мужчины как класс не существуют.

— Не учите меня жить, лучше помогите материально!

— Хочешь кофа?

Что уж говорить про «Я самая обаятельная и привлекательная. Все мужчины оборачиваются мне вслед и смотрят». Или песня «Позвони мне, позвони»… Кто не подхватит ее с любого места?

В общем, разговор с Ириной Муравьевой — это как встреча с давним добрым знакомым. Одно «но»: личность актрисы и сыгранные ею роли совсем не одно и то же.

Какая она сама, Ирина Вадимовна, что она думает о жизни, отношениях мужчины и женщины и актерском хлебе, мы попробовали узнать в преддверии спектакля, с которым она 18 февраля посетит Минск.

ugranow.ru

— Ирина Вадимовна, скоро мы встретимся в Минске. Вы уже были в нашей стране, возможно, у вас сложилось о ней свое впечатление?

— Конечно! Моя мама белоруска. И бабушка. И все мамины братья-сестры отсюда. Много у меня родственников в вашей стране!

Мама всегда говорила: «В Беларуси живут самые лучшие люди на свете». И я подтверждаю: это действительно так.

— Спасибо за эти слова. Расскажите немного о спектакле «На струнах дождя», в котором вас 18 февраля смогут увидеть белорусские зрители.

— Пересказывать спектакль, конечно, не буду — приходите, все увидите сами. (Улыбается.)

Но одно могу сказать точно: пьеса хорошая. В ней много человеческого, много задушевного… Будет над чем и посмеяться, и поплакать.

artritmi.lv

— Ирина Вадимовна, вы играете в театре с 1970 года. Без малого полвека! Изменилось ли за это время ваше отношение к театру? Сохранилась ли для вас его магия?

— Сохранилась! И отношение мое к театру не изменилось ничуть, никогда даже мысли не возникало поменять его на что-то иное. Я просто счастлива, что работаю здесь, и не представляю другого места, где мне было бы так же хорошо. Да, были кинороли… Но все мое сердце всегда оставалось и остается в театре.

— Какие эмоции вы ощущаете после отыгранного спектакля?

— Настоящий эмоциональный подъем, если все прошло хорошо. Прямо «ууух! еще бы чего прямо сейчас сыграть!».

А бывает наоборот: недовольна собой настолько, что сама себе противна. И думаю только: «Скорей бы заснуть, чтобы утром, возможно, уже не помнить всего этого…».

— Личный опыт зрителя: в последние годы трудно находиться в театрах — жаль актеров. Они выкладываются на протяжении нескольких часов, а зритель все равно рассеян — то в сумке копается, то пересаживается с места на место, то на звонки отвечает. Вы тоже замечаете то, что аудитория как будто разучилась концентрироваться?

— Есть такое, но я терпимо к этому отношусь. С этими «трубками», например: пойди разберись, куда там нажимать нужно! Кажется, что ты выключил, а на самом деле — включил.

Нет, я на людей не обижаюсь. Я понимаю, что они сами в такие моменты чувствуют себя ужасно. Они переживают, что сделали что-то не так или напротив: не сделали то, что нужно было. Нет в этом злого умысла и коварства. (Улыбается.)

Самое ужасное знаете что? Не звук звонка, а это шипение в трубку: «Так, все, я не могу говорить! Я на спектакле!». Все вокруг возмущены, а человек смущен… Вот подождешь пока пройдет эта шелестящая волна, помолчишь минутку, мол, «ничего, ничего страшного»… И можно продолжать! (Смеется.)

files.vm.ru

— Если говорить о киноролях, «крайняя», в которой мы вас видели — роль Екатерины в фильме «Китайская бабушка». Фильм этот появился на экранах в 2010 году. Телезрители по вам скучают, а вы по кинематографу не скучаете?

— Буду честной: нет! Театр мне его с лихвой заменяет. Ну, а зрители… С ними мы всегда можем увидеться во время спектаклей! Приходите в театр! Или пересматривайте фильмы, которые вам, быть может, полюбились… (Улыбается.)

— Пересматриваем! Кстати, а вы похожи на Екатерину из «Китайской бабушки»? В фильме она скромный и тихий человек, которому сложно решиться на перемены. Ну, а ее сестра, Мила — полная противоположность, открытая всему новому, готовая к любым поворотам судьбы. Чей образ вам ближе в реальной, не экранной, жизни, и почему?

— Моей героини. Я к новому совершенно не готова! Не нужно мне никаких перемен. Вплоть до того, что я мебель в квартире переставлять не хочу… Не люблю менять места вещей. Пусть все будет «по-старому»!

И я всегда такой была, не то что с возрастом тяжела на подъем стала. С молодости не люблю перемен и не жду новостей. Боюсь я их, новостей этих…

— Давайте вспомним более ранние роли, после которых в вас влюбился зритель. Помните, в «Самой обаятельной и привлекательной» Надя Клюева говорит: «По расчету я не могу, придется ждать любви». Правды во всем ищет и Нина Соломатина из «Карнавала». Как вам кажется, в нынешнем обществе, где так ценят материальное, есть место для таких формулировок и таких девушек?

— Есть! Я в этом убеждена. Конечно, бывает, что включишь телевизор — и увидишь много… Много странного! Много того, что совсем не похоже на наше представление о том, каким должен быть мир и человеческие отношения в нем. Но, знаете, времена бывают разные, а хорошие люди остаются всегда. Я встречаю таких! И их много… А иначе конец света уже наступил бы.

mignews.com.ua

— Ваши героини, как и вы, кажется, неисправимые оптимистки. А трудно это — играть веселых людей?

— Мне — нет! Смеяться в кадре мне нравится больше, чем плакать. Как бы то ни было, мы, артисты, и то, и другое должны уметь делать легко.

— Должны… Но были роли трудные, выстраданные? Те, что не поддавались?

— А мне ничто сразу не поддавалось! Все через труд, с мыслью «о Боже, я иду на полный провал!» и с огромным желанием вообще соскочить с этого спектакля или фильма. И до сих пор так! И каждый раз! Ужас какой-то, правда.

—  Фильмы, в которых вы сыграли, жизненные и сказочные одновременно. Там добро всегда побеждает зло, а положительные герои получают то, о чем мечтали. Сегодня кинематограф все чаще склоняется к абсолютному реализму — много тяжелых, депрессивных фильмов. Ирина Вадимовна, как вам кажется, это правильно? Запрос времени такой?

— Нет-нет, неправильно. Это просто несчастье какое-то! Даже с точки зрения искусства это неверно. Обязательно должно в картине найтись место для хорошего героя и его светлого пути. Мы, актеры и режиссеры, не должны делать так, чтобы после просмотра фильма человек сказал «жизнь — ужасная штука, в ней нет ничего хорошего» — и пошел повесился. Если уж нам дано сказать свое слово на большую аудиторию, то пусть это слово будет в утверждение жизни! Пусть оно будет о том, что правда лучше, чем ложь, честность сильнее подлости, а добро — да! — побеждает зло.

vk.me

— Продолжая тему «телевизора». Можно ли там сегодня увидеть что-то хорошее?

— Можно. Мне вот очень пришелся по душе новый «Тихий Дон» — сериал Сергея Урсуляка. Тот редкий случай, когда литературное произведение раскрыли во всей полноте. «Прочли» роман на экране от первой до последней страницы… Мне очень понравилось!

— Кстати, какие книги повлияли на вас, на формирование вашей личности?

— Больше всего на меня повлияли сказки. Правда! В них ведь глубочайшая философия. И какие-то основные жизненные понятия я взяла именно оттуда, а потом уже укрепила их классической литературой. Всем бы советовала читать сказки и верить в них. Я вот верю!

Какая моя любимая? «Дикие лебеди» Ганса Христиана Андерсена. Помните такую? Там злая мачеха превратила 11 братьев в лебедей. И чтобы спасти их, вернуть им человеческий облик, их сестра Элиза должна была сшить для них рубашки из самой жгучей крапивы, не проронив за время работы ни слова.

Все постулаты моей жизни уложились в одну эту детскую сказку.

— У вас двое взрослых сыновей. Поделитесь рецептом: как воспитать в наше время хороших людей?

— Не могу я такие рецепты выписывать! По одной простой причине: я ничего не знаю наверняка. Да все мы ничего наверняка не знаем, идем на ощупь…

Одно могу сказать точно: слушайте и слушайтесь родителей, сколько бы лет им и вам ни было. Переносите родительские заветы из поколения в поколение. Потому что родители всегда правы… Дан им свыше такой вот дар.

—  Ирина Вадимовна, вы более сорока лет прожили в браке с одним мужчиной. Расскажите, на чем держатся такие нерушимые союзы?

— На терпении! И искреннем желании избавиться от гордыни и эгоизма…

Это, конечно, очень трудно: человеку жить с человеком. Надо себя самого урезонивать, сокращать… А чтобы получалось это делать, надо правильно выйти замуж!

— А «правильно» это как?

— А правильно — это выходить замуж только за того, с кем ты готова провести всю свою жизнь. Когда твердо понимаешь: «Да, я хочу идти с этим человеком одной дорогой до самого конца и смогу это сделать».

vk.me

— Для мужчин при выборе спутницы тот же принцип работает?

— Да. И время. Знаете, как мудрые старцы говорили? «Прежде чем жениться, посмотри на свою жену летом, осенью, зимой и весной». Проще говоря: посмотри ты на нее как следует! И хорошо подумай. (Смеется.)

— Ирина Вадимовна, как вам кажется, с вашим сегодняшним жизненным опытом, кто она — настоящая женщина? Что стоит за этим штампом?

— Настоящая женщина — та, которая хочет быть самой обаятельной и привлекательной только для своего избранника, стремится стать сладостной и притягательной только для одного мужчины… А быть самой обаятельной и привлекательной для всех… Какая ерунда! Не должна перед нормальной женщиной стоять такая задача. Нет в этом ничего хорошего! (Улыбается.)

— В фильме «С новым счастьем!» вашей героине Вере приходится пережить измену супруга — неожиданную, очень болезненную. Как вам сегодня кажется: стоит ли прощать измены?

— Помните, что об этом говорила Анна Каренина, утешая Долли Облонскую?
«Долли, душенька, я понимаю твои страдания вполне, только одного я не знаю: я не знаю… я не знаю, насколько в душе твоей есть еще любви к нему. Это ты знаешь — настолько ли есть, чтобы можно было простить. Если есть, то прости!

<…>

— Да, но ты простила бы?
— Не знаю, не могу судить… Нет, могу, — сказала Анна, подумав; и, уловив мыслью положение и свесив его на внутренних весах, прибавила: — Нет, могу, могу, могу. Да, я простила бы. Я не была бы тою же, да, но простила бы, и так простила бы, как будто этого не было, совсем не было".

Возможно, к этому совету стоит прислушаться…

— Хотелось бы узнать ваше личное отношение к фразе героини, сыгранной вами в фильме «Москва слезам не верит»: «Все у тебя по правилам, а в жизни еще лотерея есть. Я вот всегда лотерейный билет покупаю». Как у вас в жизни: все по правилам или с лотерейным билетом?

— У меня все по правилам. Никогда я ставку на лотерею не делала. По лесенке жизни надо своими ножками идти, на каждую ступеньку наступая, а не через три перепрыгивая. Вот и Люда Свиридова (героиня фильма) за все сразу пыталась ухватиться, а ничего от судьбы не получила. А та, которая прошла через все трудности, полагаясь только на себя и не ожидая, что кто-то ее осчастливит, получила все… Подарки судьбы — они бывают, конечно. Но их заслужить надо!

magnet.211.ru

— Вы теплая, родная и очень светлая для каждого, кто видел спектакли и фильмы с вашим участием. Поделитесь: откуда он, этот оптимизм, который чувствуется даже сквозь экран и согревает зрителя?

— Мне просто повезло с ролями! (Смеется.)
Но если серьезно, под словами песни «Спасибо, жизнь» (фильм «Карнавал») я бы подписалась. Вот и весь мой секрет…