Стиль
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


Полгода прошло с момента, когда мы окончили теоретический курс в яхтенной школе BENETEAU (филиале одной из лучших яхтенных школ Олега Гончаренко), и пришло время пройти практический курс на Минском море. О моих теоретических уроках я писала ТУТ (часть 1, часть 2, часть 3, часть 4).

Время прохождения практики я выбирала сознательно. Мне хотелось, чтобы было тепло, но еще не жарко. За пару недель до предполагаемой даты, изучив предварительный прогноз, списалась с ребятами, которые также планировали проходить в этот период практику, и мы записались в группу.

Сейчас могу с уверенностью сказать, что время было выбрано идеально. Мы могли быть в закрытой одежде, что спасало лично меня от загара, которым я не увлекаюсь. А также было достаточно ветрено, что позволяло нам ходить под парусом в очень сложных условиях. Иногда практически штормовых!

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Обучение проходит с понедельника по субботу. Такой плотный график объясним: 23 августа у меня начинается практика в Черногории, после которой – экзамен на получение прав.

22 июня Леша Роговцев (директор школы), Макс Светличный (основатель школы) и Артур (наш первый инструктор) торжественно встречали нашу команду в составе трех человек – меня, Виктора Козлова и Сергея Каснерика.

Сразу замечу, что быть на практике в команде с двумя мужчинами – идеальный вариант. Яхта, на которой нам предстояло проходить обучение, – спортивная BenetEAU Platu 25, что очень добавило физических нагрузок, делить которые с сильными ребятами значительно легче, нежели со второй девушкой на борту. Отмечу отдельно: все операции на этой яхте – от запуска двигателя до подъема парусов и работы со шкотами – ведутся вручную.

Для практики мы запаслись солнцезащитным кремом, кепками, водой и перчатками (рекомендую строительные, дабы кончики пальцев остались целыми; красивые яхтенные перчатки такого уровня защиты не дают).

Перед отправкой яхты мы каждое утро проходили процедуру подписи инструктажа (признаюсь, не помню, что там написано, но главная суть – во всем слушаться инструктора).

Итак, мы поднялись на борт, и Артур сразу же обозначил, что нам необходимо распределить судовые роли, которые каждый день будет исполнять новый человек: капитан, штурман, радист, боцман. Нам показали сайт, где можно знакомиться с направлением и силой ветра, и мы приступили к теоретической части, необходимой для повторения непосредственно перед выходом на воду.

Некоторые из правил:

● на лодке у человека должно быть три точки опоры;

● держаться можно только за стоячий такелаж и неподвижные детали рангоута;

● никогда не отпускаем обе руки и т.д.

Далее последовала грустная история про одного из величайших яхтсменов мира Эрика Табарли, который погиб нелепым образом, будучи сбитым гиком (подробнее историю жизни, а также обо всех изобретениях этого великого человека можно прочитать тут). Поэтому слова нашего инструктора "держаться до последнего" как-то особенно глубоко осели в сознании.

Артур рассказал нам о слабых местах лодок – осмотрев их до того, как подписать акт приемки, мы можем избежать трат впоследствии.

В первой половине дня наш лексикон был обогащен новыми словами, успешно забытыми за полугодовой перерыв после теории. Могу сказать, что за первый же день я вспомнила практически весь месяц теоретических занятий.

После обеда мы уже не только слушали теорию, но и совершили выход "в море". Честно говоря, после первого же крена яхты, когда вода стала касаться верхней части палубы, у всей нашей команды возник вопрос "оно нам надо"? Поначалу было страшно, что так будет всегда. И очень неожиданно! Ведь на круизных яхтах мы так не кренились никогда…

По итогу замечу, что отрабатывать практику на спортивных яхтах сплошное удовольствие. Впоследствии мы провоцировали крен, чтобы испытать острые ощущения. Но, конечно, не в первый день.

После отхода от пирса мы приступили к постановке парусов. Поскольку инструктор радужно заявил "матрос без дела – преступник", каждому из нас нашлось дело по физическим способностям. Итак, мы привели яхту в левентик (это когда ветер дует ровно в нос яхты) и, удерживая ее в таком положении, начали постановку грота. Она завершилась успешно, и воодушевленные первой победой, мы приступили к постановке стакселя, которая делалась уже с заглушенным двигателем и практически на ходу, который был возможен за счет грота.

А дальше началось то, о чем я писала выше: инструктор приводил яхту в бейдевинд (когда ветер ближе к носу, но дует в яхту сбоку) и развлекал нас кренами, показывая ситуации, когда яхта выходит из-под контроля и теряет возможность маневра за счет румпеля (руля). Походив на лыже – именно так называется это страшное на первый раз положение яхты на воде – мы разобрали вопросы рифления парусов, вкусили еще немного новых терминов и отправились на базу.

Итого первые 6 часов практики были отработаны.

В следующие дни к нам приехал новый инструктор из Москвы Влад Семенов, который, несмотря на внешнее спокойствие и приятную внешность, оказался довольно строгим учителем. Он не просто показывал, как и что работает, а каждого из нас просил совершать весь необходимый набор действий, при этом только наблюдая и поправляя грубые ошибки. С таким инструктором к третьему дню кажется, что ты уже уверенный профессионал на яхте.

В один из дней мы попали в штормовой ветер и в довольно тяжелых условиях брали рифы (убирали часть большого паруса, чтобы снизить на него нагрузку ветра). Как итог – яхта перестала крениться.

Влад периодически рассказывал интересные истории, задавал вопросы из серии "Сколько, как вы думаете, человек ходит под парусом, которым можно управлять?". Оказалось 5000 лет! Так наша практика переросла из просто уроков по управлению в ознакомительный курс истории. Мы научились делать страшные повороты (оверштаг и фордевинд), которые впоследствии щелкали как орешки, уверенно швартовались и кармой, и лагом (боком). Влад предложил нам посмотреть видео про швартовку Captain Ron's docking maneuvers (отрывок из фильма "Капитан Рон"), в котором капитан невероятно мастерски швартуется лагом, а также фильм All is lost ("Не угаснет надежда"). При этом уверенно показывал свою эрудицию, цитируя адмирала Северного флота, чем скрашивал наши физические усилия (полный сборник цитат тут).

По ходу нашей практики с яхты периодически выбрасывали то желтый шарик, то пустую бутылку, имитируя человека за бортом. Это, пожалуй, один из самых непростых маневров, отработка которого заняла много времени. Но Влад сжалился над нами, только когда мы могли делать это с закрытыми глазами. После чего большой желтый шарик сменился пустой литровой пластиковой бутылкой с грузом, которая еще быстрее пропадала из виду, тем самым повышая наше мастерство по ее поиску.

После 5 дней практики на Минском море я отсыпалась еще три дня. Физически это было не так просто, как казалось поначалу. Каждое утро в период практики меня качало. Тело вибрировало, так как были задействованы все мышцы – 6 часов в день 5 дней (а у остальной части группы – 6) подряд. Спалось глубоко как никогда. Колени были усыпаны синяками, а руки – следами от крепления за леера. Но такой заряд позитива, новых эмоций от командной работы и осознания, что еще немного – и ты сама сможешь пойти под парусом в море, я не получала давно!

Для меня яхтинг – это мое самое большое и любимое хобби. То, чем я готова заниматься бесконечно, и именно поэтому мы ездим периодически на тренировки матч-рейсов, которые организует наша яхтенная школа. Ученики яхтенной школы, которые уже получили права, смогут выйти в качестве капитанов на Белорусскую яхтенную неделю уже в октябре 2015. Пожалуй, обучение яхтингу – это такая большая порция счастья, которая наконец-то попала мне в руки!

А впереди осталась только неделя практики в Черногории, ночные переходы, навигация и управление круизной яхтой…

Продолжение следует!