Делай тело
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


Меня зовут Наталья Бертош, я маркетолог, журналист и певица. Именно по поводу последнего пункта многие больше знают меня как Берту. Я занимаюсь рекламой, пою, пишу, придумываю и воплощаю в жизнь разные проекты. Журналистский проект "Бранч с Бертой" – один из них.

Каждое воскресенье в ресторане отеля Renaissance Minsk с полудня и до четырех дня проходят бранчи, пришедшие к нам из Америки и представляющие собой нечто среднее между поздним завтраком и ранним ланчем. Бранч принято проводить с близкими людьми, наслаждаясь их обществом под девизом "Отдохни, ты не на работе!". Мой проект "Бранч с Бертой" призван познакомить вас с интересными персонами, открывая их с новых, неожиданных и ярких сторон. Каждое воскресенье – новый гость. Присоединяйтесь!  

Вот так бывает. Пришел гость на интервью, и в этом бородатом брутальном мужчине я узнаю мальчика из лицея при БГУ, который учился на пару классов младше меня. То ли физик, то ли химик… За бранчем в отеле Renaissance мы встретились с главным редактором журнала "Большой" и заядлым путешественником Дмитрием Новицким. Признаться, это первое интервью, во время которого я готова была расплакаться. Дима так красиво говорил о Севере, настоящих людях и дыхании космоса, что это тронуло меня до глубины души.

– Дима, как получилось, что вдруг журнал? Ты же физик.

– Я гуманитарий. Я в физике вообще ничего не понимаю, учился на факультете журналистики. Я журналист, но при первой же возможности куда-то уезжаю, чтобы путешествовать. Есть две вещи в жизни, которые я люблю больше всего: писать и путешествовать. Все остальное – это побочные продукты этого процесса. Мы в журнале за пару лет наладили процессы, и при первой же возможности я взял и уехал. Я всегда знал, что моя цель – не сидеть в кабинете.

– Доходное дело – журнал?

– Ну как тебе сказать… Развитие требует много ресурсов, поэтому сложно ответить на этот вопрос однозначно. Я бы сказал, что большая часть доходов сейчас идет на развитие.

– Я видела номер вашего журнала с Александром Солодухой. Он меня взбудоражил. Ты любишь эпатировать людей?

– Я вообще люблю необычные идеи. Например, у меня есть идея сделать летом интернет-редакцию. Машина, прицеп-дача и – вперед по городам и весям: знакомиться с людьми.

– Ой, а можно мы с вами?

– Так а я к чему клоню. Устроим твое выступление в каком-нибудь сельском клубе, диджея еще какого-нибудь подтянем, сделаем такой арт-продукт, снимем про это ролик, с интервью с людьми, которые выходят в клуб на дискотеку каждую пятницу и субботу. Будет отлично!

– Я согласна. Давай поговорим о путешествиях. Откуда вообще такая безумная идея – поехать на Север?

– Захотел – и все.

– На Север? Там же холодно, медведи.

– Я давно хотел поехать в Якутию. Очень хотел. Ну и в один момент все сошлось в одном месте – люди и возможности – и я поехал.

– И сколько продлилось путешествие?

– 45 дней.

– И ты все время ехал?

– Практически да. Были дни, когда машина – в сервисе, а ты пишешь пост или статью…

– Или пьешь с сибиряками…

– Нет, мы там совсем не пили. Там очень большая нагрузка на организм. Каждый день мы проезжали огромное количество километров, делали большие куски работы, а к вечеру тебя еще настигала работа в компьютере… Погода такая, которая тоже требует от тебя очень много энергии. Когда минус 40-50 градусов, организм работает на повышенных оборотах. Ты знаешь этот миф, что на Севере все пьют? Так вот – там желания выпить нет вообще.

– А я все время представляла, что на Севере суровые бородатые мужики ходят с фляжкам, а когда им становится холодно, начинают пить…

– Ну, борода – это необходимость, а то лицо обморозишь. Когда минус 40 градусов пить алкоголь – просто опасно для жизни. Ты ведь теряешь чувствительность. Простой пример: как-то на дороге увидели какую-то экспедицию, и я выбежал с камерой на улицу, держа ее в руке без перчатки. Буквально через несколько секунд я почувствовал не просто онемение или холод, а острую боль в руке. Еще чуть-чуть, и могло бы быть обморожение с последствиями, наверное. Так вот, если выпьешь, руку точно отморозишь. И все это понимают. Можно лицо отморозить, например…

– Поэтому мужчины с бородой. А как же женщинам там быть?

– Ходить в специальной лыжной маске и даже лучше в лыжных очках, потому что глаза при сильном морозе тоже могут пострадать. Ты замечала, что все якуты с узкими глазами, маленькими носами и ушами? С большим носом и большими ушами ловить там нечего вообще. Отваливается все.

– Не, мы туда не поедем, с моим–то носом. А что там вообще интересного?

– Понимаешь, когда минус 50 – это очень интересное ощущение. Ты как бы наполовину в космосе. Ты чувствуешь ледяное дыхание космоса и понимаешь, что ты просто маленькая песчинка и все, что вокруг тебя, может закончиться в любое мгновение, если космос пошлет какой-то сигнал. Это там очень хорошо чувствуется.

– Хорошо, наверное, приехать, почувствовать дыхание космоса и уехать. А как же там всю жизнь жить, каждый день чувствуя дыхание космоса?

– Каждый представитель русской цивилизации часто ноет о том, что он хочет куда-то уехать. Но якутам там комфортно – это их земля, им там хорошо. Они по-другому думают. Путешествуя по планете, ты рано или поздно сталкиваешься с культурами, которые просто не понимаешь. Например, если к нам сейчас подсядет, например, швейцарец, даже не зная языка, ты сможешь объясниться с ним знаками. Есть культуры, с которыми ты знаками не объяснишься. Например, дремучие китайцы, дремучие индусы… У них голова по-другому работает. Так вот якуты жизнь чувствуют совсем по-другому. Именно поэтому они там живут и чувствуют себя комфортно…

– Говорят, они кровь оленей пьют…

– Ну, им же нужно где-то витамины брать.

Юля:

– А правда, что там головка чеснока стоит, как мешок золота?

– Не-а. Но там бывает такое, например. Как-то в Магадане и Якутске пропали лимоны – что-то там с ними произошло. Предприимчивые люди сразу загнали два самолета лимонов, продали по завышенной в разы цене и очень неплохо заработали.

Юля:

– Потом, наверное, бриллиантов якутских накупили. Они, поди, там совсем недорогие.

– Не знаю, я не интересовался. Но я был в месте, где добывают алмазы. И мне расхотелось иметь дело с бриллиантами вообще. Представьте себе: кимберлитовая трубка, в мороз минус 40-50 ездят БелАЗы, выгружают породу на завод, люди приходят на завод, работают, а потом каждую смену несколько человек отправляют на полную проверку. Это не очень приятная процедура, учитывая, что нужно раздеться догола и у тебя его поищут везде. Через такую неэстетичную процедуру получается красивый бриллиант. Глядя на то, как это происходит, мне расхотелось иметь дело с бриллиантами вообще. С золотом – то же самое. Нужно видеть этих людей. С такими ранами на лице и в душе. И они добывают это золото через страдания и мучения. Сразу хочется все сделать искусственным: бриллианты, золото и все остальное…

Но при этом вокруг очень красиво. Понимаешь, ночью, когда ты в минус 50 стоишь на улице, поднимаешь голову наверх, а все алмазы и бриллианты – там. Там нет облаков, и видимость такая, что ты можешь не только звезды разглядеть, но и песчинки на них. Ты наедине со вселенной и Богом. Он дышит на тебя сверху, и от этого внутри все замирает. Это не поэзия, это правда. Ты не только это чувствуешь, ты это видишь. А потом начинается день, и ты видишь красивейшие горы вокруг. Какая-нибудь Испания, Пиренеи, Франция – это все детский сад с барабаном. Северные горы нереально красивы! Чтобы это видеть, можно закрыть глаза на некоторые бытовые неудобства. В Минске ты живешь как бы посередине – балансируешь: деньги, культурная жизнь, еще что-то. Ты постоянно находишь какие-то компромиссы и на них живешь. Там у тебя максимум: либо ты на максимальном подъеме от того, что ты видишь, либо наоборот. Там нет оттенков, компромиссов и полутонов. Там все ярко, выпукло, честно! Поэтому люди там реально другие…

– Лучше?

– Лучше намного! Разговаривая с человеком здесь, ты все равно должен держать в уме целую шахматную игру и его какой-то интерес. Потому что мы все живем в капитализме, мы все должны улыбаться друг другу и говорить: "Как я рад тебя видеть!". Мы стремимся в ту самую условную Швейцарию, где все друг другу улыбаются, все друг другу чужие и все играют во внутренние шахматы. Там шахмат нет. Там твое слово должно весить слово. Там твое "да" должно значить "да". И без оттенков. Без компромиссов. Потому что если ты хоть чуть-чуть сфальшивишь, дальше будет смерть. Либо твоя, либо окружающих тебя людей. Минус 50 – это очень холодно, это смерть. Понимаете?

– В смысле, никто не поможет?

– Поможет, наоборот. В том смысле, что ты останавливаешься на дороге и видишь мужика в солидоле, который на КамАЗе возит уголь на Колыму, чтобы там добывали золото. У него руки в шрамах и следы обморожения на лице, но он выглядит очень фактурно, как обложка журнала Esquire. Ты видишь, что это человек с непростой судьбой. Вас разделяют триллионы световых лет. Потому что ты потом уехал, сидишь вот в Reneissance, кушаешь всякие вкусняшки, попиваешь шампанское с прекрасными дамами. Ты человек из другой цивилизации. Ты на размалеванной машине с подогретыми сиденьями и с возможностью сказать: "Меня это все достало! Я улетаю из Якутска первым же самолетом в цивилизацию". А у него нет этой возможности. И ты к нему подходишь и говоришь: "Привет, друг!" Он говорит: "Привет. Помощь нужна?". И ты говоришь: "Нет, нормально". И поехал дальше. Ты знаешь, ты абсолютно уверен, что он тебе отдаст последнее, и ты ему отдашь последнее. Иначе ты там не выживешь. Там так. Без игр. Как есть. По-настоящему.

Или ты едешь, а на дороге в машине замерзает женщина с ребенком, потому что машина сломалась, а муж уехал за деталью. И ты останавливаешься, нарушаешь свои планы на целый день и оказываешь помощь. Так подумать, ты вроде и не обязан. Но ты по-другому не можешь. Там ты понимаешь, что все наши заботы – это такая чушь и мелочь! Жизнь человеческая, люди, отношения – это важно. А больше ничего не важно! Деньги, кредиты какие-то, бумажки, кризис – да пофиг вообще все! Живые – отлично! Люди есть рядом – отлично! Позвони маме, позвони брату, другу, скажи им, что ты их любишь. Вот это важно, а остальное все чушь. Поэтому я туда и поехал – ведь я раньше был на Севере – чтобы испытать это еще раз. У каждого свои острые ощущения. Мои – такие. И я снова хочу на Север.

– Прямо какой-то кодекс самурайской чести.

– Кодекс самурайской чести стал настолько попсовым, что многие его понимают неправильно. А там написано четко и внятно, что каждую секунду самурай должен быть готов к смерти. И все свои поступки пропускать через призму смерти. Вот если через минуты ты умрешь, ты можешь сказать, что сегодня день был прожит не зря? Ты можешь вычеркнуть всю мишуру и наносное? И тогда остается самое важное, то, для чего нужно жить. У меня еще много мишуры в жизни, но я стараюсь.

Вычеркнуть мишуру – это страшно. Но если ты делаешь то, чем ты дышишь по-настоящему, то тебя обязательно заметят, и ты пойдешь дальше. И деньги появятся. И их будет больше, чем если бы ты делал нелюбимую работу. Думаешь, если у тебя есть чемоданчик, костюм галстук и ты едешь на хорошую работу на дорогой машине, ты состоялся? Там огромное количество несчастных людей. А при этом человек гораздо более бедный будет счастливее. Север учит тому, что не важно, кто ты внешне. Важно, кто ты внутри. Твои поступки, и только.

– Но чтобы что-то изменить, нужно что-то сделать. Не каждый может себя заставить.

– Однажды, выезжая из леса, в деревне на перекрестке я увидел собаку. Она сидела и внимательно смотрела на меня. И не уходила. Я вспомнил, что в багажнике у меня остались какие-то колбаски – где-то с килограмм. Я понимал, что я их до Минска все равно не довезу, поэтому я остановился, достал колбаски и отдал собаке, которая их тут же уволокла на огороды. Я ехал и думал: она же их все даже не съест. Она, скорее всего, позовет своих друзей-собак и расскажет им эту историю. Если говорить о мечте сельской собаки, то она выглядит примерно так. Главное отличие той собаки от всех остальных – в том, что она вышла, села на дорогу и смотрела на машину. А все остальные собаки сидели под забором, и их было не видно. Так вот, для того чтобы чудо произошло, нужно хотя бы выйти на дорогу, сесть и смотреть на машину.

Узнать подробнее о приключениях Дмитрия Новицкого и его команды можно ТУТ

Фото: Юлия Мацкевич

Проект: Бранч с Бертой

Благодарим Renaissance Minsk Hotel за помощь в проведении интервью