Стиль
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
{statistic}
реклама
реклама

Вкус жизни


Минск, как и всякий город, многое повидал на своем веку: счастливые и печальные, романтические и трагические события оставили свой след в его истории. Что-то кануло в небытие, а что-то стало городской легендой. Правда или вымысел скрыты в них - мы никогда не узнаем, но в легенды хочется верить, потому что без преданий город превращается в скучный набор бетонных коробок.  Есть у Минска и свои привидения, истории которых мы вам сейчас и расскажем.

фото

Пожалуй, самым известным призраком, обитающим в нашей столице, стало привидение Ядвиги Любанской из Лошицкого парка. Двадцатилетнюю красавицу, дочь главы мозырской шляхты выдали замуж за хозяина Лошицы – Евстафия Любанского. Жених, а впоследствии и муж, был человеком занятым и почти в два раза старше Ядвиги. Чтобы юная красавица жила в полном комфорте и не скучала, Евстафий перестроил дом, разбил прекрасный парк, реорганизовал усадьбу, которая именно в эти годы достигла своего расцвета, устраивал грандиозные приемы. Обаятельная хозяйка балов неизменно привлекала к себе внимание противоположного пола и, как поговаривали, отвечала взаимностью. В свете судачили о ее громкой связи с самим генерал-губернатором Минска –  Мусиным-Пушкиным.  В  числе ее поклонников числился и один из самых  влиятельных аристократов Минской губернии – граф Кароль Эмерик Чапский.

Трагическое событие, окруженное многочисленными легендами, произошло в усадьбе в июне 1905 г., когда после бала, данного в честь дня рождения Ядвиги, между супругами вспыхнула нешуточная ссора.

фото

Что же заставило ее в ту роковую ночь выбежать из дома, спуститься по тропинке к реке и сесть в лодку – навсегда останется тайной. Тело обнаружили наутро у излучины Свислочи. Может, это было самоубийство из-за вины и стыда, а может, банальный несчастный случай? Или ослепленный ревностью муж не смог сдержать своей ярости? Или связь с Ядвигой стала угрожать карьере ее влиятельных поклонников?

Этого мы никогда уже не узнаем. Несчастную похоронили в подземелье фамильной каплицы, остатки которой расположены в конце главной аллеи парка. Евстафий после смерти жены очень горевал, приказал замуровать окно в ее спальне, а у излучины реки, где нашли утопленницу, посадил маньчжурский абрикос. С того времени в пору, когда расцветает абрикос, бродит по парку в весенней дымке призрак Ядвиги. Поговаривают, что встреча с ней сулит благословение в любовных делах.

История призрака Минской Ратуши берет начало в XVIII веке, когда жил на свете задира, пьяница и дебошир – Михаил Володкевич. Все выходки, однако, благополучно сходили ему с рук благодаря могущественному родственнику и покровителю – Каролю Радзивиллу (Пане Коханку). По протекции последнего Володкевич даже получил место в Минском магистрате, где его с такой репутацией никто особенно не ждал, но с Радзивиллами трудно было поспорить.

фото

Ответственная и солидная должность, надо сказать, никак на поведение Михаила не повлияла. Напротив, его бесчинства только усугубились: то ксендзу проповедь сорвет, то пьяный дебош затеет, то бесплатную раздачу вина у входа в храм организует. Городские власти долго терпели эти  выходки шляхтича, помня о высоком покровителе.

Последней каплей стала драка в стенах самого Минского магистрата, произошедшая 12 февраля 1760 г. Тогда Володкевич, будучи по слухам в сильном подпитии, ранил несколько человек и разрубил саблей настольное распятье.

Его арестовали и фактически без суда и следствия вынесли приговор – расстрел. Печальной участи можно было бы избежать, просто покаявшись, но Володкевич принял происходившее за фарс и извиняться отказался. В результате его вывели в парк возле Ратуши и тут же расстреляли. Спустя некоторое время по ночам у ее стен начали встречать его призрака, искавшего возмездия за несправедливый суд и приговор. После сноса Ратуши в середине XIX века призрак лишился крова, но поговаривают, что он вернулся во вновь отстроенное в 2004 г. здание и бродит по окрестностям.

Призрак Белой панны поселился среди могил и склепов самого древнего из сохранившихся минских кладбищ – Кальварийском.

фото

Здесь в конце XIX в., в один из ненастных осенних дней, похоронили  умершую от тяжелой болезни молодую паненку. Девушку, одетую по традиции в белое платье, положили в гроб, отпели и замуровали в фамильном склепе. Но оказалось, что несчастная не умерла, а просто заснула летаргическим сном. Выбраться из своей смертельной ловушки ей не удалось, и душа, покинувшая тело в ужасных мучениях, так и осталась бродить по кладбищу на протяжении более чем ста лет. Исчез призрак после разрушения склепа, но поговаривают, что в темную ноябрьскую ночь нет-нет да и мелькнет среди крестов фигура в белом.