Стиль
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
{statistic}
реклама
реклама

Вкус жизни


/

У белорусской актрисы Юли Шевчук есть пьеса "Животное". Вся прелесть и весь ужас "Животного", в общем-то, в одном и том же: абсолютной жизненности каждого написанного слова.

Пьесу сняли со всех литературных конкурсов по причине того, что в каждой строчке – нецензурная лексика. По сути, нецензурная лексика – весь текст.

А автор всего-навсего дословно записала диалоги, которые слышала за стенкой. Лаконичное изложение жития-бытия соседей-алкашей, с каждым днем все более стремящихся к точке невозврата.

А если задуматься: какой смысл отрицать явление, которое имеет место быть в каждом подъезде нашего города?

Вот расскажите, у кого нет "Любы" с первого этажа, которая зимой и летом путешествует от квартиры до мусорного бака в резиновых сланцах, с утра до вечера вопит не своим голосом, что муж ее убивает, и с завидной регулярностью пытается одолжить на опохмелиться?

Окей. Даже если вы живете в мире, где властвуют розовые единороги и мыльные пузыри, и "Люба" вам незнакома, вы наверняка знаете "Машку", тихую печальную женщину, с отросшими темными корнями и потухшими глазами, подсвеченными фингалами, то поодиночке, а то и двумя в один присест.

фото

Возможно, язвительный тон в этом контексте может показаться неуместным. Женщину бьют, унижают, применяют в комплексе физическое и психологическое насилие. Самое время ее – пожалеть, его – заклеймить. Но нет. И женской солидарности тоже нет.

Вот у нас в подъезде живет Лена. Лена с первого этажа. То, что Лену с первого этажа бьет смертным боем муж, знала еще моя мама, а теперь это знаю я (а моя бабушка знала, что муж бьет Ленину мать, то бишь, ситуация династийная).

В большинстве случаев соседи Лены вынуждены засыпать и просыпаться под такой аккомпанемент:
"Я убью тебя, с*ка!" –"Не убивай меня!".

Еще есть вариант:
"Я тебя без волос оставлю!" – "Ах ты, тварь, совсем меня без волос оставил".

Рискну предположить, что среди жителей подъезда не осталось тех, кто не пытался бы вызвать милицию, чтобы Лена осталась жива и при волосах. Но ей это сто лет не надо – вот в чем дело.

Лена и сама мужа не обидит, и другим в обиду не даст. Она не снимает побои, не подает в суд и, само собой, не собирается от него уходить. То бишь, у Лены шансов на любовь до гроба – ну просто как у никого.

фото

Недавно, после внеочередной ночной дискуссии "кто здесь скот опустившийся?", свидетелем которой мог быть каждый житель нашего дома, Лена схватила меня под локоть при выходе из подъезда.

– Ты ж журналистка! Напиши, как мне живется! Он же меня убьет! Вот, волос уже не оставил! (Очень слезливый голос.)

– Лена, – говорю, – а не желаете ли вы развестись для начала?

– Ой, неее! Я ж жена ему! Не буду я с ним разводиться.

"Нет" – избитой жены ответ. Садись, пять баллов, как говорится.

Я выполняю просьбу Лены и пишу о ней. А также о ее подругах, которые живут в подъездах моих знакомых повсеместно.

Один из них затеял в квартире ремонт – перекладывали пол. Приятного для соседей снизу, конечно, немного, но время дневное, все по закону, можно и потерпеть.

Тем не менее соседка и ее халат не замедлили явиться и устроить скандал. Что за шум, жизни от вас нет, когда ж вы все, проклятые капиталисты, переведетесь на пролетарской земле – все как надо.

Знакомый ей в ответ резонно возразил:

– Я-то делаю ремонт. А расскажите, пожалуйста, почему из вашей квартиры периодически доносятся крики, мат и не только крики и мат?

Ответ был достойным:

– А это ты не смей! А это ты мне святое не трогай! Это муж мой ко мне раз в месяц приходит.

Муж приходит! Это не шутки тебе.

фото

Это уважительная причина для любой ситуации, даже если он выбьет тебе зубы или оставит без почек. Патологоанатом так и поймет – это муж бил, а не чужой человек.

Откуда в наших женщинах эта слепая овечья покорность? Это полное безразличие к своей жизни? Это отсутствие уважения к самой себе в абсолюте?

Многое в этих вопросах мне объяснили комментарии к серии материалов "Моя счастливая история развода". Женщина говорит: он мне изменял, бил меня, от ребенка отказался. А ей в ответ: фу, эгоистичная дрянь, ты почему семью не сохранила?

Сохрани семью, уж будь любезна. Не останься одна! И роди ему ребенка, он скрепит ваш союз. А лучше не одного, чтоб семья была полной.

Общественное мнение – штука тонкая. Все будут знать о том, что он тебя ни во что не ставит – эту неприятность мы переживем. А вот если ты от него уйдешь – тут будет к тебе пара вопросов.

Но, сдается, никакая боязнь осуждения не может остановить, когда хочешь уйти. А почему не хотят?

Потому что лень-матушка и бесхребетность. Надо учиться жить самостоятельно. Делить квартиру в судебном порядке или искать новую. А это все деньги! А их зарабатывать надо. Возможно, получать другое образование или искать новую работу. Нести за себя ответственность, короче говоря. А в худшем случае и за своего ребенка.

А сносить ответственность бывает труднее, чем побои. Почему так?
Потому что, думается, с детства учили: ищи мужчину (прямо противовес расхожей французской фразе). Как найдешь – хватай и беги. Как слепой лось, бегущий через горящий лес. Его, как мы помним из КВН, ведет судьба.

И держи своего мужчину крепко! И сама за него держись.

Вот и выливается из совокупности слабости, трусости и приспособленчества весь этот ад.

И именно поэтому не жалко ни на минуту. Только детей и животных, которых такие женщины с такими мужчинами зачем-то завели.

Ну и подъезд, конечно жалко. Никто не должен слышать, как чужая жизнь выворачивается наизнанку. Даже в спальных районах!