Стиль
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


С одной стороны, многим родителям и, конечно, ученикам надоели разговоры про маленькую учительскую зарплату, "проколы" системы образования и поколение гаджетов, не способное к обучению.

Как говорится, если все так плохо и ты ничего не можешь изменить, иди себе в другую профессию более спокойную, прибыльную и во всех отношениях приятную.

Но, возможно, иногда стоит изменить этой устоявшейся точке зрения и поставить себя на место тех, кто действительно пытается учить.

Вероника, 29 лет

Я шла работать в школу с негативным настроем, но он быстро улетучился. Мне очень понравилось работать с детьми: видеть их прогресс, как у них получается понемногу составлять слова в фразы, как они начинают говорить на другом языке. Мне было грустно, когда я увольнялась после обязательной отработки. Когда я обсуждаю свой позитивный опыт работы в школе с подругами, они считают, что мне все понравилось, потому что я работала в гимназии, а в обычной школе все совсем не так радостно. Не знаю, может, они и правы. Честно говоря, если бы зарплата была достойной, я бы никуда не уезжала из страны. А так меня достало постоянное безденежье, хотя я работала больше, чем на ставку, и подрабатывала репетиторством.

фото

Марина, 30 лет

Мне (да, наверное, не только мне) не нравится преподавать что-либо тому, кто не хочет учиться. По школе можно смело судить о современном развитии общества: у многих детей крайне плохая память, слабое внимание и неспособность его удерживать долгое время, низкая познавательная активность, отсутствие любознательности и самостоятельности. При этом нужно понимать, что школа – это не цирк, а учитель – не клоун. Да, существуют специальные приемы, но учитель не должен танцевать с бубнами вокруг стола, чтобы привлечь внимание. Школьная программа усложняется с каждым годом, а дети (не все, конечно) просто не в состоянии ее усвоить. Естественно, каждый учитель упрощает программу под свой класс. Естественно, все знают, как пишутся контрольные срезы, которые составлены в соответствии с программой. А что касается оценок, то они почти всегда завышены на 2 балла. Потому что, чтобы поставить ребенку 9, он должен быть гением. Про 10 я вообще молчу.

Алена, 32 года

Во время работы в школе мне больше всего не нравилось то, что администрации плевать на детей, но не плевать на показатели успеваемости. Главное, чтобы были неплохие оценки и документация была в порядке. Но никого не интересует, что именно происходит с детьми, как преподается им материал, какие методы используются. За два года работы ко мне пришли на урок с проверкой один раз. И только потому, что это был обязательный открытый урок. Но, может, это только мой отдельный случай. Документация – это вообще настоящий ад. У каждого учителя обязательно должна быть папка с распечатанными методическими материалами "для проверки". Почему нельзя это предоставить в электронном варианте? Почему нельзя распечатать все это огромнейшее количество материала на черновиках (потому что проверяющий расстроится, если на обратной стороне листа тоже будет что-то напечатано)? Почему мы так не бережем окружающую среду и лес, ведь мы же именно этому и учим детей? Проверяющие органы интересуются исключительно тем, как ведется журнал и проверяются тетради. Смешно, но периодически выпускается специальное постановление Минобразования о том, как правильно заполнять журнал. Допустим, если в прошлом году мы сокращали слово "страница" до С., то в этом году – стр. И не дай бог, вы перепутаете. Иногда мне кажется, что у нас проще внести изменения в Конституцию, чем в порядок оформления классного журнала.

фото

Анна, 30 лет

Я считаю, что половина школьных учителей не должны работать учителями. Они оказались в этой профессии случайно, ненавидят свою работу и не могут ничего хорошего дать детям. Мне жалко тех детей, которые попадают к таким "специалистам". Но мне кажется, что в какой-то степени школа сама виновата в этом. У нас ведь полностью отсутствует система профориентации. Даже самые талантливые из старшеклассников не знают, кем они хотят быть. При этом, поступив в университет, практически невозможно изменить специальность и передумать. Вот так и получается, что в 17 лет выбирается профессия на всю жизнь и часто не та, к которой есть склонности и способности. Мультипрофильная система обучения была не так уж и плоха: дети учились самостоятельности. А самостоятельность начинается там, где есть ответственность за принятие решений.

Татьяна, 31 год

 Я вижу огромную проблему в том, что школа утратила две из своих главнейших функций: функции воспитания и социализации. Многие родители считают, что воспитывать должны учителя. Но учитель не может отвечать за огрехи родителей, он может постараться что-то исправить, но не все. Нельзя вешать обязанности воспитателя исключительно на педагогов. Гораздо большее значение имеет то, что происходит в семье. Воспитанием и социализацией в школе по идее должны заниматься психологи. Не психолог, а психологи. В школе на 1000 человек должно быть минимум три психолога, а не один, как сейчас. Что может сделать один-единственный специалист? Правильно, проводить психологические тесты исключительно для проверки. Эти самые тесты показывают, что коллектив в классах не складывается, что треть учеников испытывает проблемы в коллективе, многие просто исключены из него. Психолог в школе – тот самый человек, на которого сваливают все подряд, у него просто нет времени и возможностей на полноценную работу с детьми. Странно, что компании и фирмы тратят огромные деньги на тим-билдинги, тренинги, корпоративных коучей. А ведь прививать навыки работы в коллективе надо еще со школы. И еще: половина наших выпускников выходят из школы со сколиозом и плохим зрением. Надо больше внимания уделять разминке и зарядке для глаз (они проводятся сейчас только в младшей школе), следить за тем, чтобы дети сидели за партами ровно. Мы можем попытаться хотя бы научить детей беречь свое здоровье.

фото

Екатерина, 29 лет

В современной школе одним из самых болезненных вопросов является интегрированное обучение. Идея прекрасна: в одном классе получают образование дети с особенностями развития и обычные дети. Все вместе учатся друг с другом сосуществовать, помогать, быть терпеливыми и толерантными. Что происходит на самом деле? Такие детки исключены из коллектива. Школьники, как и все дети, по своей природе жестоки и агрессивны к тем, кто просто на них похож, что уж говорить о тех, кто отличается от "нормы".

Например, полнота и очки всегда были предметами насмешек. А дети с особенностями развития отличаются очень сильно и автоматически становятся "жертвами" в классе. В таких классах должна быть постоянная работа психолога, тренинги, дети должны друг к другу привыкнуть.

Дети с особенностями могут практически не отличаться по результатам успеваемости от остальных, им просто нужно больше времени, внимания и комфортная психологическая обстановка. Но никакой специальной работы не проводится. Детей нужно учить человечности, чтобы они друг друга не унижали. Но один учитель с этим не справится. Кроме того, что отсутствует работа психолога, мне лично как учителю не хватает специальных знаний. Меня никто не учил в педагогическом вузе, как правильно работать с такими детьми, какие методики применять. Если в классе 30 учеников, как я смогу помочь одному ребенку с особенностями? Нужны дополнительные занятия. Давайте честно признаемся, что за красивой формулировкой "интегрированное обучение" ничего не стоит. Интегрированное обучение в той форме, в какой оно есть сейчас, – это издевательство.