Делай тело
Стиль
Отношения
Карьера
Вдохновение
Звезды
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
СуперМама
Мех дня
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


Очень люблю вот эту тему:

– Один мой знакомый уже 3 года не пьет, не курит и даже не ест фастфуд!

– Ого, а можно мне с ним познакомиться?

– Нет, он умер 3 года назад.

А еще эту:

"Сегодня вечером ты отказываешь себе в печеньках? Значит, завтра ты прикончишь большой шоколадный торт. Я называю это синдромом жирной бабочки-мстителя".

фото
pinterest.com

Все это, конечно, гораздо больше похоже на правду, чем реальный, окончательный и бесповоротный, отказ от того, что… если честно, дарит нам эндорфины.

Другой вопрос: от эндорфинов до саморазрушения – сколько? И как четко пресечь момент, когда привычка превращается в реальный такой деструктив?

Думаю, чувство стыда – самая та лакмусовая бумажка. Все-таки разные, наверное, ощущения от регулярного репоста статуса "пора завязывать с соцсетями" и покупки очередной пачки сигарет при хроническом бронхите.

По-хорошему, мы сами знаем, когда, с чем, а иногда – с кем надо завязывать, просто чтобы себя уважать.

Так, я закрыла тему "отбивнушек и котлеток", а также прочих радостей для тех, кто все еще в раннем палеолите, четыре года назад. С тех пор не произошло ничего, кроме постепенного снижения веса и исключения из круга общения людей, которые хотят "погулять по "Шубомании, что-нибудь из кролика себе присмотреть".

А еще я поняла, что разговоры про загубленное здоровье, ломкие волосы, ногти и больные суставы придуманы теми и для тех, кому легче питаться бездумно.

Человек, который серьезно ответит на вопрос "сможешь ли ты выжить без докторской колбасы?" словами "нет, не смогу!"… ты реально существуешь?

Можно, конечно, парировать: "Только зачем мне жить без докторской колбасы?". Но попробуйте произнести это вслух –  смешно на вкус.

После удачного разрыва отношений с мясом, мехом и косметикой, которая тестируется на животных, я решила, что также безболезненно расстанусь с черничными чизкейками и их сотоварищами. И никаких свиданий после 18.00!

И вот тут началось мракобесие. Эсэмэски "давай заскочим в кондитерскую за морковным пирогом?", подруга, уминающая молочный шоколад с цельным орехом (а тебе бы уже и бесцельный подошел) синхронно с пересказом свежей сплетни и – главное! – чертовы киндер-сюрпризы около каждой кассы в гипермаркете. С пяти лет не хотелось киндер-сюрприза, а тут на тебе – готова вырвать его из рук впереди стоящего мальчика, осчастливленного папой.

фото
favim.com

Это как в фильме "О чем говорят мужчины":

"Вот, например, запретили бы тебе есть вилкой. Причем в формулировке "никогда". "Никогда больше не будешь есть вилкой!". Да, казалось бы, и черт бы с ней, можно ложкой, палочками, руками… Но тебе сказали – нельзя, и сразу захотелось именно вилкой. И, главное, вот она – вилка, лежит. Много вилок. Открыл ящик – полно. Разные – длинные, короткие, трехзубые, двузубые, серебряные, мельхиоровые… Красииивые! Да тебе в таком состоянии даже и алюминиевая сгодилась бы".

За этот период ломки я поняла только одно: весь этот мир существует для сладкоежек, и все люди в этом мире – сладкоежки.

И не надо тут закатывать глаза, мол, "пффф, можно было разработать режим питания, при котором…". Бла-бла-бла. Есть организмы, которые не понимают полумер. И фигуры, которые не считают, что две конфетки и ужин "просто за четыре часа до сна" не должны оставаться на боках и пятой точке. Зато с абсолютным табу не могут не считаться и, скрепя сердце, расстаются с 5 кг за две недели.

И скулы на лице появляются. И талия вырисовывается. И платье размера S застегивается без лишних вопросов.

Мотивация такая, что даже уже и хочется что-нибудь себе да запретить!

Например, смотреть программу "Давай поженимся!", слушать группу "Гости из будущего" и лазить на профили в соцсетях к тем, от кого кровоточат глаза.

Ну потому что, правда, неловко в приличном обществе знать имя Роза Сябитова. И хочется вместе с друзьями посмеяться: мол, "а хто эта?". Но ты-то знаешь, что опоздал к ним на встречу именно потому, что досматривал очередной выпуск "Давай полечимся". С Розой Сябитовой. Ларисой Гузеевой. И даже Василисой Володиной. Что-нибудь попутно поедая, потому что как раз до 18.00 – т.е. до конца программы – можно.

фото
deviantart.com

И вот думаешь, откуда это в тебе? Смотришь же Discovery, Da Vinci Learning, Nat Geo Wild… И тут ни с того ни с сего, на тебе – привет, Первый канал, хорошо выглядишь, Лариса Гузеева!

И вроде криминала нет, но...

Как и "Гости из будущего". Они давно уже кости из прошлого, но однажды утром ты просыпаешься и вбиваешь в графу поиска аудиозаписей "ВКонтакте" "ева польна"… И понеслась – "миражи уносятся в даль бесконечную", "парни не плачут, это не круто", "люби меня по-французски" и, конечно, "плачь, плачь, танцуй, танцуй".

Что за черт? Ты же действительно любишь The Beatles, U2 и Aerosmith. Они, в отличие от Евы, живут в твоем плеере. Так почему тебе нужна доза вот этой вот музыкальной пакости? И к чему это ведет?

Послабления в духовной и культурной пище ведь ничем не лучше обычного кишкоблудства. Как говорится, сегодня тебе показалось, что Пауло Коэльо хороший писатель, а завтра ты уже читаешь под одеялом Дарью Донцову и переживаешь, кто там кого убил.

Запрет на белый шум в своей жизни – самый сложный, пожалуй, запрет. Не смотреть дешевое, не слушать некачественное, не читать… посты неумных немужчин в социальных сетях.

Вот знаешь же, что заходишь только затем, чтобы через секунду вскипеть: "Ах ты, тупое ничтожество, как тебе живется-то совсем без мозга?". И все равно лезешь. Зачем? Только если убедиться, что человечество окончательно и безвозвратно в упадке.

С появлением социальных сетей мы вообще стали тратить нормальный такой кусок своей жизни на негативные эмоции. Потому что надо на фотки его будущей прадевушки посмотреть, с прогнозом курса евро познакомиться и, конечно, зайти на форум какого-нибудь женского портала, чтобы посоветовать автору выпить "йаду".

Устроить внеплановую санитарию – полный отказ от всего интернет-разнообразия, кроме почты и Гугла – это же неслабо так взять самого себя "на слабо". Мой личный рекорд за последние несколько лет – десять дней. И, сдается мне, это так себе результат.

Любовь к свободе – вот что, как ни парадоксально, помогает нам в системе необходимых запретов и ограничений, созданных для самих себя. Отсутствие, хотя бы в меру своих возможностей, зависимости от внешних факторов – лучший стимул.  И стоит только превратиться из большого Нехочухи (или наоборот) в человека, у которого в лексиконе есть слова "можно" и "нельзя", новая ступенька личной эволюции будет преодолена.