177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  2. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  3. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  4. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  5. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  6. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  7. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  8. «Молодежи здесь заняться нечем». История о вынужденном переселении в деревню — по распределению
  9. На субботу синоптики объявили оранжевый уровень опасности
  10. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  11. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  12. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  13. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  14. Плюс 1363 пациента за сутки. Минздрав опубликовал свежие цифры по коронавирусу
  15. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  16. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  17. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  18. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  19. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  20. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  21. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  22. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой». Мнение
  23. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  24. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  25. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  26. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  27. «Шахтер» в матче, полном курьезов, добыл волевую победу над «Неманом» и установил новый рекорд чемпионата
  28. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  29. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  30. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя


Любить животных – это не только хотеть себе котенка "как в рекламе того корма", но и отдавать себе отчет в том, кого мы едим, чью кожу носим на ногах и кто платит своим здоровьем, чтобы мы без опаски красили губы.

И если про то, что есть своих друзей и ходить в их шкуре нехорошо, мы слышали, то о тестировании косметики и бытовой химии на животных практически не говорят.

Вивисекция – тесты на животных – появилась в середине XVII века. Ежегодно в ходе подобных исследований в мире погибает более 150 млн животных – 65% при проверке безопасности лекарств, 26% – при научных исследованиях, 8% – во время тестирования косметики и новых промышленных соединений.

Как оказалось, в Беларуси исследования на животных также проводятся, несмотря на то, что отечественные производители, позиционируя свою продукцию как "природную" и "натуральную", часто это отрицают.

Тесты проходят в Республиканском научно-практическом центре гигиены. Однако обвинить сам центр в негуманности сложно. Старший научный сотрудник лаборатории токсикологии Светлана Петрова объяснила, что РНПЦ гигиены практикует и разрабатывает альтернативные методы исследования и стремится минимизировать тесты на животных. Но на данный момент они продолжают выполняться по заказу и в целях обеспечения безопасности потребителя. А вот какую продукцию выберет этот самый потребитель, этичную или нет, это уже его дело.

– Светлана, расскажите, пожалуйста, о деятельности вашей лаборатории.

Светлана Петрова:

– Мы осуществляем научную и практическую работу. В нашей лаборатории проводятся исследования по установлению параметров безопасности отечественной и зарубежной косметической продукции, парфюмерии, средств гигиены полости рта, табачной продукции, средств личной гигиены, товаров домашнего обихода, химических веществ и материалов, медицинских изделий.

– Какие методы исследования вы при этом используете?

– Классические и альтернативные методы экспериментальной токсикологии. В первом случае мы не можем обойтись без лабораторных животных. Во втором используем почвенно-водные микроорганизмы, моллюсков и фитотоксический тест, когда в качестве объектов исследования используются проростки семян. К тому же мы изучаем токсическое действие на культуре фибробластов, клеток соединительной ткани организма. В перспективе планируем заменить их стволовыми клетками, поскольку они многопрофильны. Но об этом, конечно, правильнее будет говорить, когда мы приступим к реализации этой задачи.

– Давайте подробнее поговорим о первом методе исследований.

– Вы должны понимать: его цель – не мучить животных, а обеспечить безопасность нашего с вами здоровья.

Прежде чем приступить к эксперименту, проводится литературный обзор, чтобы определить, какие дозы вещества нужно исследовать и какой будет примерная реакция животного на них.

Мы стараемся гармонизировать наши собственные методы с методами зарубежными и придем к определенным изменениям уже к следующему году. Но изменения эти будут незначительными в том плане, что от тестов на животных пока никто не отказывается…

– Какие показатели определяются с помощью тестов на животных?

– Среднесмертельная доза вещества, его способность накапливаться в организме, возможность аллергических реакций и раздражающего воздействия. В случае с новыми химическими соединениями исследуется мутагенное и канцерогенное воздействие, влияние на репродуктивные способности.

Для этого вещество вводится внутрижелудочно, наносится на кожу животного либо попадает в организм с помощью ингаляционного воздействия.

Но, хочу отметить, лабораторных животных мы используем для исследования нововведенной продукции, для серийной косметической мы сами, работники центра, выступаем в качестве волонтеров.

Есть ряд инструкций, который позволяет минимизировать количество тестов на животных либо не проводить их вовсе, если у нас есть четкие показатели по нетоксичности исследуемого вещества.

– Как животные попадают к вам в лабораторию?

– В случае необходимости животные закупаются, но у нас есть свой питомник: там содержатся мыши, крысы, кролики… Собак и кошек нет.

Больше всех жалеют кроликов. На них проводится тест Драйза – нанесение на глаза животного раздражающего вещества.

Однако вопреки распространенному мнению используются кролики редко и в случаях крайней необходимости… Для исследования одного вещества используется не более трех животных. Те, которые выдерживают испытание, продолжают жизнь в нашем виварии, где получают полноценное питание и лечение.

И, если честно, лучше ведь опробовать косметику на кролике, чем на человеке – на вас или вашей подруге, правда?

– Но есть ряд косметических компаний, которые избегают тестов на животных, занимая при этом ведущие места на рынке. Что вы об этом скажете?

– Это, скорее, вопрос к производителям косметики. Гуманность и обоснованность производства некоторых средств, тестируемых на животных, безусловно, важна. Если мы имеем дело со 100%-ной органической косметикой, тесты не нужны, другое дело, если в составе – смесь химических веществ…

– Каков процент животных, которые умерли во время испытаний?

– Он небольшой, но я могу отвечать только за тесты, которые проводила лично. В последнем исследуется пять препаратов, которые будут в дальнейшем использоваться в сетях питьевого водоснабжения. Из сорока двух животных в ходе исследования погибло одно…

– Жалко?

– Конечно, жалко. Мы стараемся к животным бережно относиться. Например, для исследования нововведенного вещества на коже животного выстригается окошко 4 на 4 сантиметра… Притом выстригается так, чтобы не повредить кожный покров.

Все мы люди… У меня самой дома кот, я люблю животных. Как и все сотрудники. Просто у нас цель такая – предотвратить худшее.

– Как думаете, спустя, например, 10-20 лет у нас получится полностью отойти от тестов на животных?

– Наш центр держит руку на пульсе. Наука шагает семимильными шагами, IT-технологии, тем более. Как только такая возможность появится, мы обязательно ее используем.

Послесловие

Проверить, что находится в вашей косметичке и на полках в ванной комнате, просто: в открытом доступе находятся списки PETA. В черном – производители косметики, парфюмерии и бытовой химии, которые известны жестокими и антинаучными тестами на животных. В белом – продукция, которую смело можно называть этичной и использовать, зная, что за нее никому не пришлось заплатить своей жизнью.

 

-30%
-50%
-15%
-80%
-20%
-20%
-25%
-20%
-20%
-7%