Стиль
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


greenzmey.ru

На неделе, посвященной матерям, нельзя было не поговорить о проблеме усыновления. Если есть биологические родители, которые отказываются о своих детей, то есть и такие, которым достает любви и терпения, чтобы взять в семью еще одного ребенка. В этом материале мы расскажем истории двух семей, которые решились на усыновление.

Владимир и Анастасия Лисовские

Еще три года назад семья Лисовских состояла из мамы, папы и 2 очаровательных девочек – Дороты и Михалины. А теперь в семье есть еще и маленький Мирон, которого долго искали и наконец нашли. Мирона усыновили в возрасте 2 лет и 9 месяцев. Теперь в его жизни есть люди, которых можно держать за руку и которых можно по-настоящему любить.

- Как и когда у вас возникло желание усыновить ребенка?

Владимир: Эта идея родилась у моей жены.

Анастасия: На самом деле я об этом мечтала, сколько себя помню. Сложно объяснить, откуда ко мне пришла подобная мысль, так как вокруг меня не было подобных примеров. Но когда я встретила Владимира, мы обсуждали этот вопрос, и я увидела, что он не против.

Владимир: Я-то против не был, но считал, что можно прожить и без этого. Уже после того, как у нас появились девочки, я почувствовал, что готов. Я просто пришел и сказал: "Я готов!"

Анастасия: К тому же очень хотелось, чтобы у девочек был братик.

Фото из личного архива

- Как вы искали ребенка?

Анастасия: Хотели мальчика и искали мальчика. Прежде чем познакомиться с ребенком вживую, вам предоставляется возможность посмотреть фотографии, изучить досье. Так мы посмотрели и выбрали двоих мальчиков. Вышло так, что один из них напрочь отказывался с нами общаться, а вот Мироша очень легко пошел на контакт. Поэтому, наверное, не мы его выбрали, а он выбрал нас.

- Как происходил процесс привыкания?

Владимир: Когда мы взяли Мирона, ему было 2,9 года. Конечно, не сразу он начал нас мамой и папой называть. На это ушло определенное время. Была даже договоренность у нас с Настей обращаться друг к другу исключительно так: "мама" и "папа". И когда он произнес-таки это заветное "папа", у меня покатились слезы.

Анастасия: Нужно отметить также, что Мирон очень плохо разговаривал, и услышать от него "мама" было трижды приятно.

- Мирона звали Мироном с самого начала?

Анастасия: Нет, имя мы поменяли. У ребенка началась новая жизнь – новое имя.

- Наверное, самый часто задаваемый вопрос: существует ли разница между приемным ребенком и родным?

Анастасия: На данный момент, уже три года спустя, конечно нет.

Владимир: Глупо будет отрицать, что совсем разницы никакой нет. Были проблемы с привыканием. И это было где-то на уровне запахов. Вот он пахнул не так, как наши дети.

Анастасия: Я очень хорошо помню, как мама задала мне вопрос: "А как ты сможешь полюбить чужого ребенка?" На что я отвечала: "А почему нет? Во мне так много этой самой любви. Я верующая, я смогу. Это ведь несложно – любить".

На деле же все оказалось гораздо сложнее. Чтобы решить некоторые моменты, я общалась с психологом, это даже после того, как Мирон стал официально нашим сыном. Это большой труд. И сейчас, мне кажется, я пожинаю его плоды.

- Каждый ли может стать приемным родителем?

Анастасия: В первую очередь нужно понимать, что это не есть подвиг. Быть родителями – это естественно, это нормально. И неважно, кровный у тебя ребенок или нет.

Владимир: Я считаю, что говорить об усыновлении нужно, но не агитировать. Если кто-то хочет взять ребенка из детского дома, но его одолевают сомнения, то не стоит. Для каждого малыша это большой стресс попадать в новую среду, в новую семью. А если его возвращают обратно, то… Это и вовсе ни в какие рамки не укладывается.

Анастасия: Как бы ни был хорош детский дом – там все равно детки не получают необходимой любви и внимания. Им очень одиноко там, они испытывают дефицит внимания.

- Некоторые родители стараются скрывать от детей, что они приемные, что вы думаете об этом?

Владимир: Я считаю, что это невозможно. Ведь есть такие вещи, как фотографии, как соседи, хоть и не со зла, но кто-нибудь да проговорится. А это может стать огромным потрясением для ребенка.

- То есть вы не скрываете от Мирона, что он приемный ребенок?

Анастасия: Нет, не скрываем. Мы делаем все для того, чтобы детки

понимали, что это нормально, что ничего плохого в этом нет. Бывали случаи, когда на чьи-нибудь слова "какая у вас большая семья" наша старшая дочь отвечает, что Мирошу мы взяли в детдоме, поэтому у него карие глазки, а у всех остальных – голубые.

Владимир: Он как-то спросил у нас, почему нет фотографий, где он маленький. На что мы ответили, что мы его очень долго искали-искали, оказалось, что все это время он был в детдоме, мы очень обрадовались, что нашли его и забрали поскорее домой. И он очень любит эту историю, рассказывает ее всем.

Фото из личного архива

- А Дорота и Михалина не ревновали? Ведь наверняка, особенно первое время, приходилось больше внимания уделять именно Мирону?

Анастасия: Конечно, ревность была. Но мы постарались максимально правильно расставить акценты. Так получилось, что Мирон очень сильно подружился с младшенькой Михалиной. Они просто не расстаются. И если их на некоторое время разделить, отправить, например, одного из них к бабушке, то в их глазах читается недоумение: как так? Они начинают безумно скучать.

А Дороту мы взяли в помощницы. Она с превеликим удовольствием объясняла и Мирону, и Михалинке, что они должны дружить и любить друг дружку, она может покомандовать, поучить. Как самой старшей ей пришлась по вкусу роль воспитательницы, наставницы.

Владимир: Раньше можно было услышать от Михалины что-то вроде "это мой папа, а не твой". Но сейчас этого уже нет.

- А как отреагировали близкие, соседи на ваше желание усыновить ребенка?

Анастасия: Ну, разные реакции были. Все интересовались, не боимся ли мы наследственности, того, что не сможем принять этого ребенка. Мы всегда отвечали, что не боимся, так как были уверены в своем решении.

Владимир: Я, вообще, считаю, что вопрос наследственности очень сильно преувеличен. Да, она играет определенную роль, но далеко не ведущую.

Анастасия: Наши родители тоже переживали. Но как только мы определились с Мироном, то есть когда появился уже конкретный ребенок, когда мы стали ходить на встречи с ним, Вовина мама с таким интересом расспрашивала, а какой он: толстенький или худенький? Много плачет или нет? И сейчас они приняли его как родного внука, и нас это очень радует.

А что касается соседей, то был период, когда они с особым трепетом наблюдали за тем, а вдруг я ругаю Мирошу больше, чем девочек, или не балую его так, как девочек. Но опять-таки этот период уже прошел, все постепенно становится на свои места.

Владимир: Кроме того, Мирон очень общительный и добрый. Его невозможно не любить. Он очень любит обниматься, тереться носиком, целоваться. Он умиляет окружающих. В нем столько этой любви, что он готов делиться ею со всеми. Люди видят это и отвечают ему тем же.

Александр и Виктория (имена героев этого интервью изменены)

Родная дочь Александра и Виктории Алиса родилась с серьезным заболеванием – врожденной глухотой. Узнать об этом сразу невозможно. Но как только это стало известно, родители девочки, близкие, друзья семьи – все были повержены в шок.

Больницы, обследование за обследованием, операция – все это стоило немалых средств и усилий. Однако чудо свершилось. После тяжелой операции Алиса может слышать.

Понимая, как тяжело тем, кто борется с тяжелыми недугами, молодая семья занялась благотворительностью и посчитала, что их любви хватит и еще на одного ребенка. Так у них появился сын Миша.

- Как у вас возникла идея усыновить ребенка?

– Усыновить ребенка мы хотели еще до того, как у нас родила родная дочь. Мы даже выбрали девочку, но там сложная история была, и чисто юридически удочерить мы ее тогда не могли. Однако некоторое время спустя, уже после рождения Алисы, так вышло, что мы оказались готовы сделать этот важный и серьезный шаг.

- Как вы выбрали именно Мишу?

– Прежде всего, приходится пересмотреть большое количество папок – личных дел малышей. В каждом есть фотография и базовая информация. Однако зачастую данные не соответствуют действительности, фото могут быть очень старыми и так далее. Да и вообще выбирать ребенка, как игрушку, соответствующую каким-то критериям, на наш взгляд, неправильно.

Да к тому же там не может быть написано обо всем. Так, ты не можешь знать, как он будет себя вести, как будет реагировать на окружающий мир, как он переносит болезни, чего боится, чем гордится. Мы просто приехали в один из детских домов, увидели Мишу и поняли, что вот он, наш сын. Хотя с самого начала мы мечтали о девочке.

- Но на какие-то критерии вы наверняка обращали внимание...

– С психологом мы обсуждали вопрос возраста ребенка и пришли к выводу, что он должен быть младше нашей дочери. Поэтому мы знали только возраст. Нас не пугали даже болезни, т.е. мы не боялись взять ребенка с каким бы то ни было заболеванием, главное, чтобы мы знали, что справиться с ним – в наших силах.

odeve.ru

- Как проходил процесс знакомства с сыном? Был ли страх, что малыш вас не полюбит?

– Вы знаете, прежде чем вам отдадут ребенка, каждый родитель обязуется пройти курсы, на которых рассказывают о том, с какими проблемами вы можете столкнуться, о том, как сложно иногда найти общий язык с такими детками. Мы, естественно, эти курсы окончили и, признаться, готовились к самому худшему. Хотя в реальности все оказалось куда проще.

Миша был еще совсем маленький – ему был всего 1 год и 8 месяцев. Он кусался, очень много плакал, всегда был обозленный, слишком серьезный. И когда он, наконец, начал баловаться, шалить, как все дети, мы вздохнули с облегчением. Очень важно правильно выстроить доверительные отношения, а это непросто, и над этим нужно много, очень много работать.

 - А как на появление Миши отреагировала Алиса?

– Мы, конечно же, заранее готовили ее, рассказывали, что скоро у нее будет братик. В виде сказок объясняли, что деток берут из приютов и детских домов. На все ее вопросы отвечаем честно. Неправильно было бы скрывать, что Миша приемный ребенок, как от Алисы, так и от самого Миши.

Вообще, они хорошо ладят между собой, играют. Алиса учит его, как поступать можно, а как нельзя. На удивление здесь проблем не возникло.

- То есть она не ревнует?

– Ревнует, скорее, Миша. Если мы долго разговариваем не с ним, или хвалим, обнимаем не его, то у него резко возникает желание, например, покушать, или в туалет сходить, или что-нибудь еще.

- Как вы думаете, что нужно для того, чтобы стать идеальным приемным родителем?

– Нужно понимать, что дети, выросшие в детских домах, не знают любви и ласки. Ведь детдом – это просто крыша и еда. Они никогда не бывали в супермаркете, никогда не катались на машине, они привыкли бороться каждый сам за себя буквально с младенчества. Нужно быть готовым к тому, что он не будет воспринимать вас всерьез, что он будет все делать назло, что будет много плакать и капризничать. Но все это стоит пережить ради того, момента, когда он улыбнется, когда он осознает, как много вы сделали для того, чтобы изменить жизнь.

Ваша жизнь уже никогда не будет прежней. И вы в силах стать счастливее и сделать счастливым человечка, который в этом нуждается.

Проект ОНТ "У вас будет ребёнок" на портале ТUT.BY

Понравилась статья? Пусть и другие порадуются – жми на кнопку любимой соцсети и делись интересными новостями с друзьями! А мы напоминаем, что будем счастливы видеть тебя в наших группах, где каждый день публикуем не только полезное, но и смешное. Присоединяйся: мы Вконтакте, сети Facebook и Twitter.