Делай тело
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


/

В мои совсем юные годы, пришедшиеся на 90-е, считалось, что если ты ни разу не съездил летом в детский лагерь, значит, ты не крут, и детства у тебя не было.

Впервые надолго оторвавшись от маминой юбки, детишки принимались безрассудно экспериментировать с собственной внешностью, заводить “любовь” и плести интриги, совершать, по их мнению, “взрослые” поступки и веселиться дни и ночи напролет.

Мы попросили тех, в чьем детстве нашлось место хотя бы одной лагерной смене в 90-е годы, рассказать о своем самом ярком воспоминании.

Алеся, 30 лет: “В мою лагерную бытность очень популярны были разнообразные розыгрыши, порой на грани фола. К примеру, зубная паста считалась у нас предметом первой необходимости. Знающие люди брали по несколько тюбиков на смену и потом спекулировали ими за жвачку или еще какие-то гостинцы, которые ребятам привозили из дома.

Идя “на дело”, пасту полагалось подержать между ногами под одеялом минут 10 минимум, чтобы она согрелась и намазываемый не проснулся в процессе. В итоге вы мирно спали, когда вам художественно расписывали лицо, потом еще этим самым лицом до утра возюкали по подушке, и только затем просыпались от того, что холодно, липко, мокро и щиплет.

Пастой же намазывали стулья и дверные ручки с внутренней стороны.

Кроме того, в ходу были такие розыгрыши, как: зашить товарищу рукава в майке или штанины, накрасить спящему парню ногти на руках и ногах, прибить к полу шлепанцы, забрать ночью одеяло и сонному человеку подсунуть коротенькое полотенечко, в которое он будет безрезультатно и очень смешно кутаться всю ночь… Еще разматывали катушку ниток и выкладывали полосками и узорами под простыней, а ночью тянули за кончики, чтобы человеку казалось, будто у него там кто-то ползает и шевелится.

Мне самой однажды сделали пресловутый “потолок падает”. Сплю я, значит, никого не трогаю, а девчонки натянули надо мной белую простыню и как заорут: “Алеся, потолок падаеееет!!!!!” Спросонья было полное ощущение того, что все взаправду. Отходила потом от перепугу несколько дней…

А еще помню, в каком я была шоке, когда осознала, что наши вожатые отрядов (им было по 20-25 лет, то есть для нас – старичье!) точно так же разыгрывают друг друга! Так, мы с подружками стали невольными свидетелями сцены, как четверо взрослых ночью вынесли тихонько кровать со спящей на ней нашей вожатой прямехонько в санузел…”

Марина, 26 лет: “Не знаю, как в других лагерях, но в том, куда я ездила каждый год, всегда проводился такой конкурс: какой отряд к концу смены насобирает самую длинную и тяжелую гирлянду из конфетных фантиков и прочих оберток от сладостей. Мы каждую-каждую бумажечку тащили вожатой – присоединять в эту гирлянду, ревностно ее измеряли и взвешивали, просили родителей привозить меньше печенья, а больше конфет в обертках. И только сейчас я понимаю, что именно благодаря этому конкурсу у нас в лагере всегда была такая чистота! Гениальная задумка, я считаю”.

Ксения, 28 лет: “Я ездила в лагерь четыре раза, и больше всего нас с девчонками там привлекало то, что можно было одеваться так, как захочется: юбку, естественно, покороче, каблуки повыше, начесы, косметика … Дома родители такого, конечно, не позволяли…

В порядке вещей было постоянно меняться одеждой с подругами. Даже лифчики шли в ход при обмене, когда к кофте в сеточку просилось белье покрасивее.

Помню, мы густо красили яркими тенями верхнее веко аж до самых бровей, ставили себе “как будто родинки” на лице и обводили светло-перламутровые губы темно-коричневым или даже черным карандашом. Картинка была еще та! Но мы казались себе жутко взрослыми и модными в такой раскраске.

Еще мы натирали цветными копирками пряди волос, художественно рвали и расписывали фломастерами джинсы, а одна девочка ввела у нас моду на черные колготки, в которых были зажигалкой выжжены окружности разных размеров – в такой “красоте” мы отправлялись на вечерние дискотеки.

А девочки из отрядов, которые были набраны из детдомовских детей, втихаря прокалывали друг другу уши. Некоторые домашние девочки тоже на это решались, но большинство побаивались: все-таки косметику можно смыть и мама не узнает, а дырки в ушах никуда не денешь”.

Елизавета, 31 год: “Если ты не завел себе в лагере любовь, значит, лето прошло зря! Так мы тогда считали. Девчонки из кожи вон лезли, чтобы привлечь к себе внимание, особенно мальчиков из старших отрядов. В целях заигрывания мы обливали “объект” водой из-за угла, писали миллион любовных записок и признания на асфальте…

Судьбы вершились на вечерних дискотеках, где каждого медляка мы ждали с блаженным трепетом: “Пригласит или не пригласит?!..”

Когда романы зарождались, парочки бесконечно целовались в кустах, дарили друг другу личные вещи. Помню, как соседка по комнате одарила своего возлюбленного (на голову ее ниже, кстати) своей расческой-массажкой на память, а он повынимал ради своей дамы сердца две серебряных сережки-колечка из дырочек на своей кепке (тогда так было модно, чё).

Сейчас говорят, что в лагерях сплошной разврат, и вожатые только и успевают отгонять парней и девушек друг от друга, но в моем детстве, к счастью, в большинстве случаев все ограничивалось медляками и поцелуями”.

Наталья, 29 лет: “Мне запомнилось, как мальчишки нашли на берегу озера, располагавшегося рядом с лагерем, настоящего ужа. Небольшого – около метра в длину. Его, в тайне от вожатых, поселили у одного из ребят в чемодане, и всем отрядом приносили ему пойманных мух, лягушек и прочий подножный корм. А еще толпились вокруг раковины, чтобы посмотреть, как уж хлебает из-под крана воду… За определенную мзду мальчишки давали ужа напрокат – до сих пор вспоминаю, как я гордо с ним ходила, но когда посадила в рукав и он стал скользко обвиваться вокруг моей руки, чуть не заорала, ей-богу!”

Алена, 31 год: “До сих пор вспоминаю с содроганием, как мы в лагере бахвалились друг перед другом, кто дольше выдержит с вывернутыми верхними веками (даже как-то шокировали физрука, всем отрядом, пока он отвернулся, вывернув себе веки наружу). А еще мы “душили” друг друга. Приседали несколько раз, глубоко дыша, а потом напарник надавливал тебе на грудную клетку, и ты “объезжал” вниз, на мгновение теряя сознание. Нам казалось, что это очень круто и происходит чуть ли не единение с космосом. Своих детей поколотила бы за такое! Поэтому ни в какие лагеря и не отпускаю”.

Анастасия, 27 лет: “Из моего лагерного детства я чаще всего вспоминаю, как было весело, когда на традиционный День Нептуна вожатые и дети, заранее сговорившись, на свой страх и риск столкнули начальницу лагеря, вещавшую с пирса над озером, прямо в воду! Тетенька выплыла с потекшим макияжем, тиной в волосах и прилипшей к телу одеждой, но все так хохотали, что и она не сдержала улыбки – так что никому не влетело.

И вообще было много интересных конкурсов вроде Дня перевертышей, когда все ходили в одежде, надетой наизнанку, а девчонки переодевались в мальчишек и наоборот.

На конкурсе рисунка на асфальте ребята из интерната рисовали со своими вожатыми невероятные картины из толченого и разведенного водой цветного мела – я эту красоту до сих пор вспоминаю!

А еще лагерь хорош тем, что мы, дети, как девчонки, так и мальчишки, вдали от родителей становились более самостоятельными, учились себя обслуживать (правда, до сих пор помню, как одна девочка по неопытности положила в шкаф после стирки непросохшие джинсы, а мы потом всю смену гадали, что это за вонь такая и думали, у нас где-то мышь сдохла. А то была элементарная плесень). И если многие девчонки, впервые попавшие в лагерь, часто рыдали по несколько дней и бегали в медпункт с просьбами, чтобы им выписали справку, что у них стресс, и отправили домой, то в конце смены они же рыдали уже оттого, что придется ехать домой и расстаться с лагерем и его свободной жизнью.

Лично я завела в лагере много друзей, с которыми потом продолжила общение, и в целом вспоминаю о тех временах с теплотой и ностальгией”.