• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


Прыгнуть с парашютом я мечтала давно. Причем, когда была беременной, эта мечта стала вдвойне заманчивой. Сдержало одно: боязнь за будущего ребеночка. Поэтому к своей мечте я вернулась ровно через полтора года.

фото
vk.com

Весеннее воскресенье. Доча остается с папой, мужа оставляю с боем дома. Сначала пригрозил: денег на прыжок не дам, потом "разведусь с тобой", затем сдался и умолял: вдруг с тобой что случится, я не переживу, не надо прыгать. Со словами доче: "Софийка, я за конфетами в магазин", а мужу – "Все будет хорошо, не волнуйся" уезжаю в Боровую.

Погода неоднозначная: то ветер сильный подымется, то небо тучами затянет. В аэроклубе сразу огорчили: сегодня прыгают курсанты Академии МВД, так что "платники" (так называют желающих прыгнуть за деньги) – добро пожаловать в следующие выходные. "Пожалуйста, не отказывайте: или сегодня, или точно никогда не прыгну, муж больше не отпустит", – завыла я. "Оставайся, скоро командир приедет, мы за тебя слово замолвим, авось разрешит", – подбодрили Евгений Петрович и долговязый Сергей Мовчун. А пока сделали мне кофе, показали из личного архива кучу классных фото и видео в полете. В общем, духом я воспряла. Удача была в этот день однозначно на моей стороне.

Пока не было командира, который должен был решить мою судьбу, мне многое порассказали. Самому юному парашютисту едва исполнилось пять лет, а самому старшему прыгуну было 83, когда он совершил первый в жизни прыжок с парашютом. Фотография симпатичной блондинки на стене не случайна, она влюблена в небо и стала организатором в Беларуси рекорда: 12 взявшихся за руки и выстроившихся красивой фигурой в свободном падении парашютистов – ее заслуга.

фото
psyxotoxic.ru

На мое восторженное "вот бы заняться парашютным спортом!" работники клуба только засмеялись. Вот если бы мне было до 20 лет, есть шанс бесплатно пройти курс обучения и стать спортсменом. Научиться прыгать с "крылом", выступать на соревнованиях – республиканского и международного значения и даже добиться признания. А после 20 – только за свой счет. Обучение обойдется в 1,5 тысячи долларов, и каждый последующий прыжок – около полумиллиона белорусских рублей. Хобби небюджетное. Правда, и в нем есть свои фанатики, которые постоянно прыгают и даже купили собственный парашют (а стоит он в сборе от 3 тысяч долларов).

Через два часа (удача точно на моей стороне) узнаю: командир дал добро на мой прыжок. Прохожу медкомиссию. Давление, пульс, зрение, жалобы – есть-нет, врач проводит стандартный осмотр, каких за день у нее несколько десятков. У меня все в норме, к прыжку допущена. Знакомлюсь с инструктором Юрием Стефановичем, идем в класс парашютистов. Сегодня "платников" трое – я и еще двое мужчин. Прыгаем мы на парашюте Д5 серии 2. 83 квадратных метра – вот такой величины будет капроновый купол над моей головой на высоте. Изучаем, как вести себя, когда приземляешься на крышу или дерево. К примеру, с крыши, пока парашют не закрылся, нужно спрыгивать. Если парашют приспущен, то держишься зубами за все, что видишь. Иначе упадешь. "Мне это не нужно! Я приземлюсь удачно", – опрометчиво отмахнулась я.

После теории приступаем к практике: в спортзале повисели на тренировочных "парашютах", поучились выпрыгивать с АН-2 (с этого самолета мы должны спрыгнуть), отработали правильное приземление: ноги вместе, в коленях полусогнуты. Добро пожаловать в раздевалку. Нас переодели в ярко-красные робы и берцы. Я осталась в своих кроссовках: вешу всего лишь 48 килограммов, посадка обещает быть мягкой. Все, осталось только ждать.

фото
vk.com

Отличное воскресенье. "Платников" отпустили погулять-перекусить, я за это время пообедала в кафе недалеко от аэроклуба. "Уже полшага к мечте позади! Я обязательно сделаю это!" – рассуждала после обеда. Вспоминала с улыбкой, как подружка упорно отговаривала: руки-ноги ломают, связки рвут. И вообще мой папа летчик-истребитель, он сто раз прыгал с парашютом, и ничего в этом приятного нет: летишь в воздухе как "какашка". "У тебя же ребенок, опомнись!" – ее последний аргумент, как будто я шла добровольно на эшафот, а не за порцией адреналина и новых ощущений.

Целый день в поле: тарахтящий АН-2 раз за разом подымается и увозит за облака прыгающих спортсменов. Они безумно красиво планируют в небе на "крыле" (разновидность парашюта), приземляются и быстренько укладывают парашюты, чтобы вновь подняться в небо. "Черт побери, где мои 16? Покажи мне сюда дорогу кто раньше, я бы стала парашютисткой", – думала я. Потом пробежался небольшой дождик и вдали сверкнула молния. Минут 20, и погода улыбнулась солнцем, спортсмены засобирались вновь в небо.

Солнце уже садилось, когда нам, платникам, дали команду: через 10 минут взлетаем. Чтобы успеть, я стала помогать двум девчонкам-парашютисткам укладывать нам парашюты. Новичков этому не учат, зато на практике я многое схватила.

"Ой-ой-ой, неужели я скоро буду в свободном падении на высоте 900 метров?!" Основной парашют за спиной, запасной на животе, на меня надели шлем, заставили снять сережки. Тяжесть несусветная – на мне повисло около 20 килограммов, почти половина моего веса. Стою наклонившись вперед, так легче удерживаться на ногах. Мы подымаемся в воздух со спортсменами, на сегодня это крайний полет – уже темнеет. Стали в шеренгу, контрольная проверка обмундирования. Все в порядке. "Вперед!" – ребята ринулись к тарахтящему самолету. Трава у лопастей самолета волнуется. Добежала до самолета, правда, у меня едва хватило сил подняться в кабину. Сзади подсобили. Мы заняли согласно своему весу места. Двери захлопнули, поднимаемся.

Красота обалденная. Картинка словно для кино: маленький люк, а за ним крохотные коттеджи, узкая полоска трассы на Витебск, поле, которое на земле казалось необъятным, стало размером с ладошку. Волнения ноль – уж больно устала я ждать прыжка. На часах десятый час вечера, поэтому хотелось поскорее совершить то, о чем давно мечтала. Ощущения такие, словно улетаешь на самолете в другую страну. Открывшаяся на высоте дверь резко отрезвила. Первый платник пошел, за ним – его тесть, я была третьей.

фото
vk.com

Как и учили, левая нога – толчковая, руки на кольце. Поехали!!! Я вышла из самолета так же естественно, как будто из рабочего кабинета, который за трудовой день поднадоел. Не может быть, я уже не в самолете. Думала, не прыгну. Инструкторы рассказывали, два или три новичка так и не отважились сделать шаг в никуда. Полетали, полетали, да так и вернулись на аэродром на самолете. А я, радостная и шокированная, лечу. Вспоминаю, что нужно отсчитывать: 501, 502, 503… Дергаю за кольцо и считаю дальше: 504, 505. Сильный рывок, меня передернуло: основной парашют раскрылся. Ага, теперь вытягиваю канатик и отключаю запасной парашют, который подвешен у меня на груди. Все, теперь можно балдеть. Как красиво и свежо, жаль только солнце село. На закате прыгать было бы еще прекрасней. Зять и тесть, тоже платники, прыгавшие со мной, ушли на посадку словно бомбочки. А меня понесло…

Здесь началось самое интересное. Аэродромное поле, на котором по идее я должна была приземлиться, осталось позади. Я плавно снижаюсь и понимаю, мягкой посадки мне не видать. Пролетаю самолеты – экспонаты музея авиации, потом склады, фуры, уже кафе, где я обедала. Весело будет туда вернуться только в красной робе и с парашютом, чувство юмора меня пока не покидает. Становиться действительно страшно. Начинаю молиться. "Боже милостивый, спаси меня", – я уже совсем близко от земли. "Девочка, держи ноги вместе, держи ноги вместе!" – слышу крики в рупор. За меня уже начали волноваться.

Впереди просто ужас – высокий бетонный забор, на нем колючая проволока. За забором – густой сосновый лес. "Боже, я сейчас раздеру себе ноги, руки, живот". Я попыталась управлять парашютом – бесполезно. Вообще, Д5 парашют слабо управляемый. На высоте я смогла повернуться всего на 90 градусов, чтобы осмотреть местность. А сейчас он был абсолютно неподвластен. Мне это явно не нравится: не могу контролировать ситуацию. Впереди высохшее дерево. Да, именно на нем я повисла. Пара секунд – и верхушка дерева обламывается, приземляюсь в полуметре от приоткрытого люка. Сегодня удача точно на моей стороне.

фото
tour-in-kiev.ru

Я отделалась легкой ссадиной на руке. Прилетели Евгений Петрович с водителем, освободили меня из плена парашютов. Оказалось, я приземлилась у въезда в ДОСААФ. Проезжавший на своем "Пассате" очевидец остановился помочь, снял с меня шлем и подбодрил: "Моя знакомая на березу приземлилась, ногу сломала, так что вам повезло". Водитель тоже успокоил: на прошлой неделе двух парашютистов в ближайшей деревне искал, в огороды сели. В раздевалке платники, с которыми прыгала, признались, что завидуют мне: мы так быстро приземлились, что и оглянуться не успели, а вам такие приключения достались. Да, досталось мне, это точно. Зато теперь знаю, Бог точно существует, и он не позволил мне покалечиться. Надеюсь, в следующий раз будет еще увлекательней. А следующий – он точно будет.

20170619