Стиль
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


Недаром, когда на свет появляется маленький человечек, ему кроме здоровья, счастья и радости желают мирного неба над головой. Сейчас нам, тем, кто не видел и не слышал звуков летящих бомбардировщиков, не знал запаха горевших деревень, не ведавших чувства голода и холода, тяжело представить себе, каково это – пережить в детстве войну.

Максимум, что мы можем – это смотреть фильмы о войне и рисовать в голове картины военного детства по книгам и рассказам бабушек и дедушек, видевших все это своими глазами. Какая она – война глазами ребенка? Об этом – рассказ одной замечательной женщины, Елены Петровны, детство которой прошло в страшные годы Великой Отечественной войны.

– Елена Петровна, расскажите – как это было...

– Знаете, если говорить о моем детстве, то тут на ум приходят только слова Чехова, который говорил: "В детстве у меня не было детства". Когда началась война, мне было 6 лет, и я как сейчас помню тот день. Мы с подругой Анькой в магазин решили сбегать за кулечком конфет. Прибежали к магазину, даже зайти не успели, как услышали какой-то страшный гул в небе: летели самолеты. Люди суетиться начали, что-то кричали, бегали, а мы как два птенца смотрели в небо, разинув рты, пока к нам какой-то мужчина не подбежал, не начал кричать: "Что стали как вкопанные? Домой быстрее! Война началась!"

Вы знаете, несмотря на то, что со времен тех событий уже прошло больше 67 лет, мне кажется, что это все происходило вчера. В годы войны было все: и голод, и холод. Хлеб с молоком казался роскошью. Все было страшно тогда, но ужаснее всего было слышать душераздирающие крики горевших заживо людей из соседней деревни. Там склад немецкий находился, и партизаны его успешно взорвали, а разъяренные немцы сожгли деревню в отместку. Потом всегда, когда кто-нибудь кричал, что немцы едут, мы с мамой, как и все жители нашей деревушки, бросали дома, скот и в лес бежали. Это я сейчас понимаю, что тот лесок немцы окружили бы в два счета и расстреляли бы всех или собак пустили. Видимо, Бог уберег нас тогда.

Порой выходило так, что чужие люди оказывались намного добрее родных, помогали чем могли. Я ни в коем случае не виню кого-то. Ведь никогда не знаешь, как поступил бы в определенной ситуации, пока сам в нее не попадешь. От страха порой многие делали необъяснимые вещи, и я не в праве их судить – Бог всем судья. Помню, как мама случайно нашла маленькую девочку-еврейку у нас на сеновале, накормила ее, обогрела, но не оставила дома, а отвела к партизанам. Я только потом поняла, почему она так поступила: она боялась не только за мою жизнь, но и за жизнь односельчан: если бы немцы узнали – всех бы расстреляли.

– Что чувствовали, когда война закончилась? Какие эмоции были у вас, десятилетней девочки?

– Для меня война закончилась не 9 мая 1945 года, а раньше – 14 октября 1943. Немцы тогда уже перестали лютовать, как раньше, знали, что нужно бежать, хватали в деревнях все, что только могли. У нас и у односельчан скот забрали, вещи теплые. Молодых собирали и в Германию на работу гнали. Мы с мамой в тот день в лес за дровами пошли, поэтому и получилось так, что она не попала в число последних. Потом на наших глазах немцы все дома в деревне сожгли, но жителей не тронули – торопились.

До самых морозов жили в стогу соломы. Корову мама словила чью-то тогда, молоко пили. В соседнем колхозе осталась пара домов целых, в которых полицаи жили раньше, там и перезимовали. Человек сорок в одном доме, тесно, но все ж не на улице.

А весной перебрались в другой район, в какой-то "избушке на курьих ножках" поселились. Она в болоте стояла, вода на полу всегда была – до сих пор помню, как лягушки квакали…

Какие там "эмоции" – не верили мы, что весь этот ужас закончился… Ой, девонька моя, не дай Бог вам это видеть! Не дай Бог!

Зато теперь я знаю, что главное – всегда помогать другим, тогда и тебе поможет Бог. Если вижу бедного – обязательно помогу, отдам последнее, ведь ему нужнее. Бывало, людям остановиться негде, заходили – я кормила, поила, ночлег предлагала. После пережитого в детстве я прекрасно знаю, что такое, когда есть нечего, когда ночь провести негде.

А еще людей никогда не сужу, советом, бывает, помогу, подскажу, а судить не стану. Никто не вправе осуждать других. Как говорится, не суди, да не судим будешь. И не завидуй, лучше искренне порадуйся за людей, тогда и за тебя порадуются. А еще всегда старайся оставаться человеком, как бы тяжело ни было...

...Не описать словами, какое впечатление на меня оказала Елена Петровна. Столько слез, боли и грусти я увидела в глазах этой бабушки, что казалось: сама вот-вот заплачу вместе с ней. В поезд я садилась только с одной мыслью: нужно всегда оставаться человеком.

И пусть дети никогда не знают, что такое война.