171 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  2. Арина Соболенко поднялась на рекордное четвертое место в рейтинге WTA
  3. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  4. Как приготовить рассыпчатый рис? Шеф-повар делится своими секретами
  5. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  6. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  7. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  8. «Шахтер» обыграл БАТЭ благодаря шикарному голу Дарбо. Чемпионская интрига убита?
  9. Очереди в пункт вакцинации «Экспобела» были такие длинные, что ввели предварительную регистрацию
  10. Минздрав озвучил свежую статистику по коронавирусу в стране
  11. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  12. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  13. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  14. «Спасите семью от развода». Подборка самых необычных объявлений о продаже авто
  15. Освободилась белорусская «рекордсменка» по «суткам» за протесты. Она отбыла в изоляторе 105 суток
  16. Население Китая уже почти не растет, его вот-вот обгонит Индия
  17. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  18. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  19. В Будславе загорелся знаменитый костел, сгорела часть крыши
  20. День Победы в Минске завершили концертом и фейерверком. Посмотрели, как это было
  21. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  22. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  23. Стрельба в школе в Казани. Погибли 9 человек
  24. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»
  25. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  26. Декрет «о коллективном президенте». Объясняем, о чем он — коротко
  27. В Индии люди, переболевшие COVID-19, начали заражаться редким «черным грибком»
  28. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  29. Глава ВОЗ: Заболеваемость и смертность от COVID-19 вышли на плато на «неприемлемо высоком уровне»
  30. Будет учтено «все происходящее в стране»: представитель ЕС рассказал, когда ждать четвертый пакет санкций


Недаром, когда на свет появляется маленький человечек, ему кроме здоровья, счастья и радости желают мирного неба над головой. Сейчас нам, тем, кто не видел и не слышал звуков летящих бомбардировщиков, не знал запаха горевших деревень, не ведавших чувства голода и холода, тяжело представить себе, каково это – пережить в детстве войну.

Максимум, что мы можем – это смотреть фильмы о войне и рисовать в голове картины военного детства по книгам и рассказам бабушек и дедушек, видевших все это своими глазами. Какая она – война глазами ребенка? Об этом – рассказ одной замечательной женщины, Елены Петровны, детство которой прошло в страшные годы Великой Отечественной войны.

– Елена Петровна, расскажите – как это было...

– Знаете, если говорить о моем детстве, то тут на ум приходят только слова Чехова, который говорил: "В детстве у меня не было детства". Когда началась война, мне было 6 лет, и я как сейчас помню тот день. Мы с подругой Анькой в магазин решили сбегать за кулечком конфет. Прибежали к магазину, даже зайти не успели, как услышали какой-то страшный гул в небе: летели самолеты. Люди суетиться начали, что-то кричали, бегали, а мы как два птенца смотрели в небо, разинув рты, пока к нам какой-то мужчина не подбежал, не начал кричать: "Что стали как вкопанные? Домой быстрее! Война началась!"

Вы знаете, несмотря на то, что со времен тех событий уже прошло больше 67 лет, мне кажется, что это все происходило вчера. В годы войны было все: и голод, и холод. Хлеб с молоком казался роскошью. Все было страшно тогда, но ужаснее всего было слышать душераздирающие крики горевших заживо людей из соседней деревни. Там склад немецкий находился, и партизаны его успешно взорвали, а разъяренные немцы сожгли деревню в отместку. Потом всегда, когда кто-нибудь кричал, что немцы едут, мы с мамой, как и все жители нашей деревушки, бросали дома, скот и в лес бежали. Это я сейчас понимаю, что тот лесок немцы окружили бы в два счета и расстреляли бы всех или собак пустили. Видимо, Бог уберег нас тогда.

Порой выходило так, что чужие люди оказывались намного добрее родных, помогали чем могли. Я ни в коем случае не виню кого-то. Ведь никогда не знаешь, как поступил бы в определенной ситуации, пока сам в нее не попадешь. От страха порой многие делали необъяснимые вещи, и я не в праве их судить – Бог всем судья. Помню, как мама случайно нашла маленькую девочку-еврейку у нас на сеновале, накормила ее, обогрела, но не оставила дома, а отвела к партизанам. Я только потом поняла, почему она так поступила: она боялась не только за мою жизнь, но и за жизнь односельчан: если бы немцы узнали – всех бы расстреляли.

– Что чувствовали, когда война закончилась? Какие эмоции были у вас, десятилетней девочки?

– Для меня война закончилась не 9 мая 1945 года, а раньше – 14 октября 1943. Немцы тогда уже перестали лютовать, как раньше, знали, что нужно бежать, хватали в деревнях все, что только могли. У нас и у односельчан скот забрали, вещи теплые. Молодых собирали и в Германию на работу гнали. Мы с мамой в тот день в лес за дровами пошли, поэтому и получилось так, что она не попала в число последних. Потом на наших глазах немцы все дома в деревне сожгли, но жителей не тронули – торопились.

До самых морозов жили в стогу соломы. Корову мама словила чью-то тогда, молоко пили. В соседнем колхозе осталась пара домов целых, в которых полицаи жили раньше, там и перезимовали. Человек сорок в одном доме, тесно, но все ж не на улице.

А весной перебрались в другой район, в какой-то "избушке на курьих ножках" поселились. Она в болоте стояла, вода на полу всегда была – до сих пор помню, как лягушки квакали…

Какие там "эмоции" – не верили мы, что весь этот ужас закончился… Ой, девонька моя, не дай Бог вам это видеть! Не дай Бог!

Зато теперь я знаю, что главное – всегда помогать другим, тогда и тебе поможет Бог. Если вижу бедного – обязательно помогу, отдам последнее, ведь ему нужнее. Бывало, людям остановиться негде, заходили – я кормила, поила, ночлег предлагала. После пережитого в детстве я прекрасно знаю, что такое, когда есть нечего, когда ночь провести негде.

А еще людей никогда не сужу, советом, бывает, помогу, подскажу, а судить не стану. Никто не вправе осуждать других. Как говорится, не суди, да не судим будешь. И не завидуй, лучше искренне порадуйся за людей, тогда и за тебя порадуются. А еще всегда старайся оставаться человеком, как бы тяжело ни было...

...Не описать словами, какое впечатление на меня оказала Елена Петровна. Столько слез, боли и грусти я увидела в глазах этой бабушки, что казалось: сама вот-вот заплачу вместе с ней. В поезд я садилась только с одной мыслью: нужно всегда оставаться человеком.

И пусть дети никогда не знают, что такое война.

-30%
-20%
-80%
-30%
-10%
-10%
-5%
-10%