• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


Концерт немецкого коллектива De-Phazz должен был состояться в Минске ещё 25 октября, но был перенесён и состоялся только 13 февраля, в канун Дня всех влюбленных. Узнать, что такое лаунж и что ждёт джаз в будущем (название коллектива расшифровывается как DEstination PHuture of jAZZ — “будущее джаза”), я отправилась в клуб “Мулен Руж”.

фото

Несмотря на то, что начало концерта было назначено на 19.00, о чём прямо сообщалось в билете, пришлось проявить упорство и даже выносливость, чтобы дождаться обещанного – концерт начался с опозданием на 1 час 20 минут. То ли пресловутая немецкая пунктуальность не более чем миф, то ли всё дело в интернациональном составе участников, которым чужд немецкий менталитет, то ли всему виной плохая организация мероприятия. Понимая, что в ногах правды нет, я также понимала, что присесть мне не удастся – билеты делились на “за столиком” и “танцпол”. Столики были расставлены не только на втором этаже, но и на первом, свадебными рядами, а потому танцпол представлял собой не слишком широкую полоску от бара до столиков.

Счастливые обладатели стульев принялись трапезничать, не сильно переживая из-за отсрочки встречи с прекрасным. Свободные же стулья тщательно охранялись бдительными официантами. Вынужденные стоять люди спасались баром, но уже через тридцать минут все желающие были остаканены и обокалены. Начались милые шуточки посвященных: “я прямо в саунд-чеке” – прокричал кто-то за моей спиной; “помню, как мы тусили под эту группу в Германии” – убаюкивающе рассказывал впереди стоящий седовласый мужчина. И все ждали, переминаясь с ноги на ногу.

фото

Концерт De-Phazz презентовали как любимую музыку интеллектуалов. Что ж, всё сообщало, что фокус-группа в сборе – женщины с невидимым макияжем в платьях сложного кроя с бокалами красного вина в тонких руках. Вместо декольте – вырез на спине или оголенное плечо, но всё в разумных пределах. Мужчины неопределенного возраста, подтянутые, галантные, с ухоженными руками, плавными жестами, вкрадчивыми голосами. Цвета нарядов самые “интеллигентные” больше всего, конечно, чёрного, много бордового, бежевого, серого и бирюзового. Я заметила только одну девушку в леопардовом платье, через которое она подтягивала колготы, стоя в центре танцпола. Как вы понимаете, у меня было время всмотреться в окружающих.

фото

Велись неспешные светские беседы, многие пары перезнакомились. Знакомство начиналась так: “А меня зовут Маша. Нет, ну что за безобразие? Вот просто хочется пойти и потребовать вернуть деньги”. Были и завсегдатаи ночных клубов (они, высоко подняв головы, сразу шли к столикам), которые посещают подобные заведения в силу образа жизни, а не из-за любви к музыке. Успешных предпринимателей я всегда узнаю по излучаемому зашкаливающему самодовольству, циничной ухмылке и слишком обтягивающим не слишком стройные фигуры свитерам, ну и, конечно, по спутницам.

Когда через час концерт всё ещё не начался, многие интеллигентные люди обнаружили в себе способности Соловья-Разбойника, другие же помогали им, усиленно аплодируя. В 20.15 произошло долгожданное затемнение. Хрустальные люстры подмигнули на прощание, как бы говоря "сейчас-сейчас". Через пять минут на сцене появился человек со стеклянным кубом на голове.

фото

Все искренне, как дети, ему обрадовались. Белый экран над сценой зажегся, и человеческие силуэты заскользили в такт неземной, долгожданной музыки. Всё, что происходило дальше, может служить наглядной демонстрацией, того, что всё в мире относительно – время ожидания казалось бесконечным, концерт же прошёл на одном дыхании, и когда он закончился, я даже не поверила, что это конец. Карл Фриерсон, солист коллектива De-Phazz, с обезоруживающей улыбкой поприветствовал публику по-русски, спросил, как дела, и запел своим волнующе-нежным голосом. Дальше он общался с публикой на английском, но, не видя реакции зала, спросил, понимают ли присутствующие английский язык. “Yeees” – возмущенно затянула публика, оскорбившись предположением Карла, – здесь же собрались интеллектуалы. И только один честный человек крикнул “Говори по-русски!”, на что Карл нашёлся: “Я по-русски совсем чуть-чуть”.

фото

К Карлу Фриерсон вышла Пэт Эпплтон, жизнерадостная солистка группы De-Phazz, чьей энергетикой заряжаешься, как только видишь ее искреннюю, широкую улыбку (даже если стоишь, не чувствуя ног). Пэт живая, невероятно обаятельная девушка с потрясающе сильным голосом широкого диапазона.

Песни сменялись инструментальными композициями с пронзительно душевными соло тромбона и саксофона, а задаваемый барабанщиком ритм в сочетании с видеорядом действовал гипнотически. Пэт и Карл, как оказалось в продолжение вечера, не только хорошо поют, но и замечательно танцуют.

Музыка De-Phazz напоминает роман с несколькими сюжетными линиями. Наложение разных музыкальных тем, стилей, настроений создаёт не только новое звучание, но и новые смыслы, образы. Видеоряд, музыка, танец, свет выводят происходящее за рамки концерта, создавая новый жанр искусства. Сотканные из нитей соула, даунтемпа, джаза, фанка, лаунжа, мелодии в необычной электронной обработке соединены между собой странно, даже абсурдно, но поразительно гармонично. De-Phazz создает не столько музыку, сколько атмосферу, где слушатель – не сторонний наблюдатель, а, напротив, главный герой, музыка – лишь фон для него. Неуловимые напевы, неожиданные акустические решения подобны тестам Германа Роршаха, где каждый узнаёт то, что заложено в нём самом.

фото

В половине десятого, представив всех музыкантов по очереди и сердечно поблагодарив всех присутствующих, группа De-Phazz концерт завершила. Однако зал упорно не отпускал артистов. Под бурные аплодисменты вернулись музыканты под предводительством Карла Фриерсона. Разгоряченный тёплым приемом, он спустился в зал поднимать сидящих людей, чтобы они шли танцевать. Увлекшись процессом расшевеливания публики, Карл Фриерсон взобрался на стол, собственным примером показывая, как надо танцевать. Сорвавшись с мест, люди стали бросаться к поющему солисту De-Phazz и пытаться сфотографироваться с ним. Лично меня напугала белозубая блондинка, которая мёртвой хваткой вцепилась в пиджак Карла. Запрокидывая голову и неестественно широко улыбаясь, она чуть ли не в микрофон требовала, чтобы её спутник запечатлел их. Испуганный напором фамильярных зрителей, Карл поспешил вернуться в безопасное место – на сцену.

фото

Следом появилась Пэт Эпплтон, которая исполнила, как она сама сказала, “песенку про озеро Титикака” – знаменитый хит 1999 года “The Mambo Crazy” из альбома “Godsdog”. Без пяти десять концерт завершился, и, пожелав пришедшим хорошего вечера, коллектив покинул сцену.

Стоя в очереди в гардероб, я думала о том, что это был чудесный вечер с незабываемой музыкой, хорошей энергетикой и, чтобы услышать “De-Phazz” вживую, стоило ждать. Конечно, для коллектива, выпустившего 10 альбомов, это был совсем не большой концерт (в прессе он анонсировался он как “масштабный”).

Сегодня в моём плей-лист композиции “De-Phazz” разных лет. Такую музыку можно слушать бесконечно, только на десятый раз удивляешься тому, что ты откуда-то знаешь слова и подпеваешь.

Остальные фото с концерта можно увидеть по ссылке.

 

Нужные услуги в нужный момент
-30%
-25%
-20%
-15%
-25%
-25%
-50%
-20%
-20%
-70%
0058444