• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


В вопросах литературных вкусов хочется быть святее Папы Римского. Хоть изредка допуская у других право на инакомыслие, в вопросах выбора и оценки книг большинство из нас обладает не большей склонностью к компромиссам, чем Великий Инквизитор.

фото
favim.com

Когда речь заходит о книгах, мы ценим только свое мнение, превращаемся в склочных базарных торговок при намеке на несогласие с нами и свято верим в наше же интеллектуальное превосходство. Коротко это можно назвать литературным шовинизмом, особенно опасным от того, что его адепты обладают хорошим словарным запасом для защиты своих идей.

Я попробую собрать наиболее часто встречающиеся предрассудки и мысли по этому поводу и, возможно, немножко разобраться в причинах. Речь пойдет, разумеется, о художественной литературе, так как я еще ни разу не присутствовала при жарком разговоре о том, как спорно был описан процесс репликации ДНК Нейлом Кэмпбэлом и что каждый его поклонник – деревенщина.

Шовинизм, -изм, -изм

Кто из нас, добрых и человеколюбивых, не уверен в том, что автор писал исключительно для него? Ну, может, не совсем для него, может, еще для небольшой кучки избранных, но явно не для всяких там учительниц младших классов и уж точно не для этой коровы из бухгалтерии. Что они могут понять в книгах? Хоть бы уже читали молча, не оскверняя ни слух знающей публики, ни просторы интернета своими так называемыми рецензиями.

Почему книги

На книгах существует невидимый штамп эксклюзивности. Кажется, ни один носитель информации не утяжелен таким количеством предрассудков и раздутых ожиданий. Известно ведь: телевидение – удел рабочего класса (простите мне этот неуместный эвфемизм), кинематограф предпочтительнее, но по сути является таким же пассивным методом потребления информации. Несомненно, на этом месте можно начать долгий спор о разности и качестве информации, абсолютно независимой от носителя, но зачем. Примером не докажешь правило, а из частного не выведешь общего.

Кажется, мы не так далеко ушли от феодальных времен, когда папирус или хлопок были настолько дорогими материалами, что по крайней мере на них не писали бездумно. Вопрос о том, насколько ценными для потомков оказались трактаты об ангелах на кончиках вилки, я даже не хочу поднимать.

Возможно, нам действительно стало бы легче, вернись те времена, когда само обладание книгой было синонимом богатства и образованности, и не нужно было прибегать к грязным личностным аргументам, доказывая качество собственного литературного вкуса и книжных предпочтений, всего того, что по расхожему мнению является составляющей интеллектуальной элитарности.

фото
favim.com

Не литература?

Я думаю, многие с этим сталкивались, когда при упоминании какой-то книги, обычно написанной после 45 года прошлого века, разговор моментально прерывался этим не терпящим возражения аргументом "это не литература". Убеждать или уговаривать получалось бессмысленно. Собеседник ни в коем случае не запрещал читать именно эту книгу, но давал понять, что в его глазах это пустая трата времени, а польза или удовольствие от прочтения не выше чем от, скажем, "100 лучших застольных анекдотов". Выходит, читать мало – нужно читать книги со знаком качества, который непонятно кто и за что будет ставить.

Гадание на книжных полках

То, что справедливо для математики, не всегда справедливо для литературы, и было бы не плохо некоторые аксиомы если не доказать, то хотя бы пересмотреть. Вот, например, слащавое "скажи мне, что ты читаешь, и я скажу, кто ты". Эротический момент подростковой литературы: девушка водит пальцем по корешкам книг, оказавшись в первый раз в комнате у молодого человека. В чем-то это высказывание справедливо. Было. В те времена, когда кроме книг было не так много источников информации и книгопечатание не стало таким прибыльным бизнесом. Я думаю, мы это знаем, но так истерически цепляемся за картинки книжности, как дамы полусвета за учебник хороших манер.

На самом деле ничего страшного в этом гадании не было бы, если бы не одна особенность. Выводы особо охотно делаются в обе стороны: "молодец девочка, читала" молниеносно превращается в "какой нужно быть ограниченной и тупой курицей, чтобы это читать" через стадию "как можно называть себя культурным человеком, не читав это".

Любить свою любовь

фото
favim.com

Почему-то подборка художественной литературы и факт ее прочтения стал универсальным мерилом человеческих качеств и инструментом самолюбования в одной упаковке. На самом деле факт прочтения книги человеком говорит о нем уверенно только то, что человек умеет читать. Все. Книга и ее восприятие – это только кусочек в мозаике характера.

Так получилось, что собственное высококультурное отражение в зеркале нам настолько ценно, что для его сохранения мы готовы забыть все прочитанное в "хороших книжках" про мораль и прочие ценные советы. За право нашего скудного хрестоматийного книжного набора считаться репрезентативной выборкой "литературы" мы готовы вылить тонны яда на несогласных. Прелестнее картинки "я с умной книжкой" может быть только картинка "мой друг, без умной книжки, оплеван социумом".

Еще один "изм"

Чем больше появляется информационных альтернатив, тем архаичнее становятся околокнижные взгляды. В последние годы я очень часто слышу иронично-брезгливое мнение "они ничего не читают", приправленное характерным язвительным цоканьем языка, как обоснование того, почему с этими людьми не стоит иметь ничего общего. Книги стали доступными по цене и одновременно огромной, прибыльной и развивающейся экономической нишей. На каждого из нас регулярно обрушивается лавина названий и авторов и нет ни министерства образования, ни учительницы, ни родителей, ни "своего круга", которые бы, фигурально выражаясь, взяли бы за ручку и рассказали, что и в каком порядке читать. И не будет ли эта понравившаяся книга ударом по имиджу, так как ее "читают одни домохозяйки".

Никто не рассказывает, как относиться к друзьям, у которых дома на полках только кулинарные книги. Ведь мало кто выставляет в книжный шкаф электронную читалку или плеер, напичканный аудиокнигами. Также никто не говорит, как относиться к друзьям, с которыми интересно, но которые с книгой замечены были в последний раз лишь на уроке литературы.

фото
favim.com

Чтобы не доводить морализаторство до абсурда, я предлагаю простенькую концепцию – быть честными с собой. Мне кажется, достаточно отдавать себе отчет, для чего мы читаем, чего мы хотим этим достичь и что чтение нам может принести. При этом делать это без оглядки на других. Желание приятно провести вечер настолько же оправданно и справедливо, как и желание соответствовать окружению, получить научную степень по литературе или сопереживать любимым героям. Если кому-то нравятся книги, которые большинство считает макулатурой, не нужно малодушно оправдывать свой выбор депрессий или стрессом. Ровно так же ошибочно считать, что прочтение новеллистов начала 20 века способно вознести читающего на следующую ступень эволюции.

Искренность мотивации и индивидуальный результат, а также некоторая терпимость к мнению других, на мой взгляд, гораздо важнее, чем знамя книжного шовинизма и список бестселлеров, выпущенный очередной региональной газетой.

Понравилась статья? Пусть и другие порадуются – жми на кнопку любимой соцсети и делись интересными новостями с друзьями! А мы напоминаем, что будем счастливы видеть тебя в наших группах, где каждый день публикуем не только полезное, но и смешное. Присоединяйся: мы Вконтакте, сети Facebook и Twitter.

Нужные услуги в нужный момент
-25%
-90%
-90%
-20%
-20%
-20%
-40%
-20%
0058953