banner-upd
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Вкус жизни


/

В первые дни 2014 года вспоминаем материалы 2013. Приятного вам чтения!

Идея проста – собрать с миру по нитке (с каждого всего по пять тысяч) – и на вырученные деньги кому-нибудь помочь. Именно по такой простой схеме работает "Клуб 5000". Его создатель и руководитель Татьяна Немчанинова рассказала о подопечных клуба, об успехах и потерях, а также об уроках, которые она получает от своей деятельности.

фото
Возле дерева жизни. Фото из архива "Клуба 5000 "

– Таня, сколько лет ты занимаешься благотворительностью?

– "Клуб 5000" был организован в 2009 году. А три года до этого я была волонтером в онкоцентре.

– Ты помнишь свою первую поездку в Боровляны?

– Да. Я увидела объявление, что нужны волонтеры, и поехала. Сначала мы ездили каждую неделю группой, а потом я стала ездить одна. Я не чувствовала себя волонтером. Те ребята были просто моими личными друзьями.

– Было страшно?

– Нет, не было. Мне казалось это абсолютно нормальным – помогать людям. У меня не было вообще никаких страхов. И может быть, поэтому я была не готова и так сложно переживала первые потери.

Я считала, что этого не должно случиться. И меня, кстати, в этом убеждали цифры. Говорят, что детская онкология на 70% излечима и что у нас в стране очень большой показатель. Но у меня какая-то другая статистика, к сожалению. Хотя есть и положительные случаи, но мне кажется, это далеко не 70%.

фото

Первый год я ездила просто в гости. Я видела детей, но не видела капельницы. Мое внимание как-то рассеивалось. Все те изъяны: лысые головы, повязки – это все было нормально, для меня это были обычные дети. Я не боялась до тех пор, пока не случилось что-то страшное – пока не умер мой друг. Для меня это было как нож в спину.

Я осознавала, куда езжу, но почему-то не была готова к последствиям. Это до меня доходило очень долго. Я хотела все бросить. Потом ходила к психологу. Потом случилась авария. Я очень долго училась с этим жить.

– Таня, я знаю, что однажды, когда ты возвращалась из онкоцентра, тебя сбила машина. И ты потом год не могла ходить. Ты писала, что это был переломный период в твоей жизни. Как ты справилась?

– Возможно, тот случай стал толчком судьбы, когда мне дали понять: "Обрати внимание на свою жизнь! Вот устрой свою, а потом помогай другим". И сейчас, когда я нашла себя, вышла замуж, мне стало проще, я научилась не жить их жизнями, потому что я живу своей.

Мы пересекаемся, мы помогаем, поддерживаем, учим друг друга, но они – это они, а я – это я.

У меня до сих пор бывают периоды, когда я не могу туда ездить. И тогда я работаю только на расстоянии: поддерживаю телефонную и интернет-связь с подопечными и волонтерами. Но мыслей совсем оставить эту деятельность у меня уже точно не возникает.

фото

– Как возникла идея организовать клуб?

– Клуб возник из случайной необходимости. Я не собиралась этим заниматься. Три года я была просто волонтером. Но потом в Боровляны попала девушка Люда, моя землячка, которой была нужна помощь. И я решила пойти по знакомым просить хотя бы по пять тысяч, чтобы насобирать нужную сумму и помочь ей.

Сейчас Люды нет, но я понимаю, что она не зря прожила свою жизнь. "Клуб 5000" образовался именно благодаря ей. Это только ее заслуга.

Потому что у меня не было ни таких идей, ни желания этим заниматься. Я не собиралась связываться с деньгами и с какими-то материальными вещами. Но тогда стало надо, и как-то все само организовалось, и пошло-пошло…

Вот если бы мне тогда рассказали, как это будет выглядеть через несколько лет, я бы сказала: "Да вы что?! Нет. Это не про меня. Я не потяну. Я не сделаю". Оно как-то получилось все само собой. Я не прикладывала усилий. Вот честно, это не я делала. Это делалось как-то сверху. Я только чуть-чуть встревала, и всё.

– И как клуб выглядит сегодня? Что он из себя представляет?

– Сейчас "Клуб 5000" – это очень много людей. И наша идея работает! Человек каждый месяц перечисляет какую-то небольшую сумму, а в итоге это дает реальную помощь нашим подопечным. За три года к клубу подключилось очень много людей. Я их не знаю. Они меня не знают, но почему-то доверяют и переводят деньги. И честно говоря, для меня до сих пор так странно и удивительно, что это работает.

– Расскажи, как организован процесс помощи?

– Каждый месяц я делаю отчет по деньгам, которые нам удалось собрать, и публикую его на нашем сайте и в социальных сетях. Конец каждого месяца и начало следующего – у меня очень сложный период. Мне надо обойти все источники, на которые поступают деньги. Поснимать, обналичить чеки, далее все это собрать в кучу, посчитать, рассчитать, распределить. А потом еще раз обойти банки и почты, и все это отправить по адресатам. Потом нужно кому-то что-то купить, где-то заказать и тоже передать. А потом начинается опять месяц сборов, сборов, сборов. И потом опять эти сложности.

И вот когда делаю отчеты, подвожу итоги, просматриваю кошельки, и вдруг вижу, что кто-то перечислил нам, например, миллион, я всегда испытываю шок. Повторяю, я этих людей не знаю. Они меня не знают. Что движет людьми, которые перечисляют такие большие суммы? Уже три года я каждый месяц удивляюсь и очень благодарна людям за доверие, их затраты и усилия.

фото

Хотя, конечно, есть много не доверяющих людей, много проверяющих, люди обращаются с какими-то претензиями. Я к этому отношусь спокойно, потому что это правильно. К сожалению, очень многие наживаются на благотворительности. Я тоже сталкиваюсь с этим, поэтому понимаю, когда люди проверяют и не доверяют.

– Стыдно было просить деньги?

– Очень! Мне, честно говоря, до сих пор стыдно.

И я понимаю тех родителей, которым всегда неудобно принимать помощь и которые не смотрят в глаза, когда берут эти денежки. Потому что им тоже очень стыдно обращаться за помощью, особенно за материальной. Но у них нет выхода, они столкнулись с очень сложной жизненной ситуацией.

– Таня, есть мнение, что если Богу будет угодно, человек и без денег останется жить. А если нет, то никакие деньги его не спасут. Что ты думаешь по этому поводу?

– Да. Я согласна. Вообще-то онкология – это неизлечимая болезнь. Достаточно вспомнить того же Стива Джобса, у которого было большущее состояние, но деньги его не спасли и он умер от той же болезни. Кому-то везет, кому-то нет. И конечно, именно Бог распоряжается…

Но я каждый раз повторяю: "Мы не спасаем жизни". Мы не ставим себе такие задачи. Потому что мы не в праве, и это нереально. И сбор денег происходит не для этого. Я считаю, что каждая жизнь достойна быть достойной. Она должна быть максимально насыщенной. А тем более, если это укороченная жизнь.

фото

Мы же не только лекарства покупаем. И даже делаем это не очень часто. Мы организуем праздники для наших подопечных. Мы реализуем их мечты. Возможно, без нашей помощи они бы так и не осуществились, и человек ушел бы просто без мечты. Мне важно, чтобы каждый момент жизни наших подопечных был насыщенным. Чтобы она ничем не отличалась от другой жизни и, возможно, была более полной. То есть, вот в чем идея "Клуба 5000" – дать больным детям возможность пожить полноценно, а для этого всегда нужны деньги.

Деньги, оставшиеся от организации праздников и покупки каких-то подарков, я просто пересылаю родителям для того, чтобы они опять же могли дать полноценную жизнь своим детям.

– Расскажи о подопечных клуба.

– Наши подопечные это не просто больные дети, но и их малообеспеченные семьи. Подробную информацию о них можно найти на нашем сайте.

На самом деле очень много людей нуждается в помощи. Мы выбираем те семьи, у которых помимо того, что больной ребенок, еще очень много других проблем.

– А как выбрать?

– Да, это сложно. Но я уже выработала схему. Подхожу к вопросу серьезно, по-деловому: прошу собрать какие-то документы, узнаю информацию по месту жительства и от персонала в больнице, насколько серьезная ситуация в семье.

Очень важную роль играет человеческий фактор, ценность отношений и благодарность за помощь. Есть семьи, которые очень бедно живут, но они настолько скромные, что еще умудряются отказываться от помощи.

А встречаются и, наоборот, семьи-потребители. Когда они видят, что им помогают, сами перестают что-то делать. Им удобно. Тогда я значительно урезаю объем помощи. Разговариваю с родителями, и в нейтральной культурной форме даю понять, что вообще-то это их жизнь, и они сами должны что-то делать, а мы можем только разово помогать.

фото

– Сколько было подопечных у клуба за эти годы?

– Именно подопечных – около 20. Но это далеко не все дети, которым мы помогаем. Это те люди, которые стабильно из месяца в месяц получали нашу помощь. Дети, о которых мы рассказываем на сайте в разделе "Наши подопечные" и "Наша память", – это наш минимум, которых мы просто обязаны обеспечить.

Но мы охватываем и много других детей и семей, которым нужна какая-то разовая помощь. По жизни они справляются сами, но в определенный момент им нужна была поддержка.

Когда остаются лишние деньги, я ищу, кому еще мы можем помочь. Отсматриваю истории, а потом начинаю обзванивать родителей, чтобы понять, насколько сложная ситуация. И однажды я звоню по одному номеру, поднимает трубку папа, я представилась и говорю: "Хочу вашей девочке помочь". А он отвечает: "А ее сегодня привезут, а завтра хоронить будут". И все. И я не знаю, что дальше делать.

И вот сейчас у меня есть такой страх – опоздать. Или, например, есть ребята, которых я знаю лично, но мы давно их не контролировали не проверяли, и я знаю, что была плохая ситуация, я боюсь им звонить. И вот сижу, смотрю на телефон и не могу решиться набрать номер. Сейчас каждый раз я стараюсь быть готовой к этому.

– А как к этому быть готовой?

– Это пришло со временем. Я видела, как уходят взрослые от этой болезни. И видела, как уходят дети. Взрослые очень тяжело переживают это физически. Они очень много мучаются.

У взрослых и сам процесс ухода проходит очень долго и мучительно. А у детей это может быть просто вспышкой резкой. Дети тоже сгорают постепенно. Но уходят чаще всего неожиданно, очень быстро. Кстати, очень чувствуется високосный год. За период нашей деятельности у нас уже было два високосных года. И они по сравнению с другими годами были очень сложными в плане потерь.

Знаешь, эта деятельность уже наложила отпечаток на все стороны моей жизни. Сейчас, когда я знакомлюсь с новыми людьми, первое, что я делаю, – это даю себе установку, что этого человека может не стать. Я сразу говорю себе: "Вот познакомилась, теперь дружи с ним, радуйся, люби, но помни, что этого человека может не стать".

фото

– Наверное, это помогает ценить сегодняшний момент, не откладывать на завтра…

– Да, очень помогает. Именно с той, первой потерей я действительно осознала ценность этого момента "здесь и сейчас". Мой друг Дима всегда со мной, я всегда о нем помню. И я всегда пишу во всех посланиях: "Успевайте помогать вовремя". Я знаю, что завтра может не быть. И это что ли мой секрет. Хотя я тоже, как все, и ленюсь, и где-то что-то забываю, и откладываю на потом.

Но я повторяю себе: "Старайся. Живи. Радуйся. Ничего не пропускай". Именно в этом плане смерть мне кажется позитивным явлением. Хотя я очень долго, как и все, боялась ее. Нужно помнить о смерти для того, чтобы лучше прожить свою жизнь.

фото
Таня с другом Димой

– Какой еще урок ты вынесла из этой деятельности?

– На самом деле "Клуб 5000" – это не только отдавать и помогать, я очень многому учусь у наших подопечных. Я где-то закаляюсь, где-то умнею, где-то становлюсь мягче, где-то, наоборот, тверже. Меня меняет и сама помощь, и общение с теми, кто желает помочь, и, наоборот, с теми, кто не желает помочь. И общение с родителями, и общение с детьми, как положительное, так и отрицательное. Всякое бывает. Но все это очень важные уроки в моей жизни.

Бывает, мамы детей, которым мы помогали, находят меня в социальных сетях и пишут: "Вот вы нас, наверное, не помните, мы лечились тогда-то, вы к нам приходили, спасибо вам большое". Как я могу вас не помнить?! Я не могу их не помнить, потому что каждый из них оставляет очень большую частичку себя во мне. И я продолжаю нести их частичку дальше по жизни. Конечно, я их всех помню.

– Приятно, правда, когда они потом здоровенькие идут по жизни?

– Да. Конечно. У нас есть такие примеры. Мы очень гордимся, когда они поступают учиться, когда они заводят семьи, когда они находят работу и вообще себя по жизни.

И я так люблю эти встречи вне больницы. Они приходят ко мне в гости. Даже приезжают из других городов.

Есть семьи очень благодарные. И они стремятся чем-то отплатить. Эти мамы передают закатки, шлют посылки, открытки. То есть мы действительно становимся близкими людьми.

фото

– Ты как-то поддерживаешь отношения с семьей, если больного ребенка все-таки потеряли?

– В основном нет. И даже не по моей инициативе, а потому что родителям очень тяжело.  Потому что тема общая одна, а темы этой хочется избегать.

– Таня, ты как-то говорила, что хочешь написать книгу об этом. Что ты хочешь в ней рассказать?

– Да, честно говоря, я, наверное, никогда не решусь ее написать. Но в книге я бы очень хотела рассказать о каждом из этих детей. О тех, кто ушел, и о тех, кто смог побороть болезнь. О том, как они выстояли. Это такая невероятная сила духа. Они все такие умные, хорошие, добрые, с широкой душой… Я не знаю, то ли это они мне такие попадаются, то ли их всех так Бог выбирает, то ли они такими становятся в болезни, когда ценности и жизненные приоритеты как-то меняются, но они все просто невероятный пример мужества, силы духа, доброты и позитива. И мне бы очень хотелось, чтобы это узнали и другие люди. Но я боюсь, что мне самой не хватит силы духа. Чтобы каждого описать, это надо еще раз все вспомнить и еще раз прожить. А мне кажется, я не смогу еще раз это прожить и испытать все те чувства.

– Сколько волонтеров у "Клуба 5000"?

– Основные вещи я делаю сама. Еще у меня есть моя главная помощница Настя Микулич, которая делает часть работы. Есть и другие девочки, которых я знаю лично, они всегда участвуют и всегда предлагают помощь.

Есть люди, которые приходят и говорят: "Я хочу быть активнее, я хочу включиться, я хочу что-то делать". И иногда на этом все заканчивается.

Очень часто люди загораются нашей идеей, но очень быстро это у них проходит.

– Может быть, потому что тема такая… деликатная.

– Я думаю, что просто лень. И меня это, если честно, так злит.

Я уже выработала в себе такую циничную ответственность. И если нет ответственности по ту сторону, то меня это раздражает. Уже лучше тогда не предлагайте и не обещайте.

Бывает, мне пишут: "Я сегодня хотела перевести какой-то девочке деньги, а на почте почему-то не взяли". А потому что девочки уже нет. И счет ее уже закрыт.

Вот поэтому я все время повторяю: "Успевайте помогать вовремя!"

фото

– Таня, чего бы ты хотела для клуба в будущем?

– Ничего. Я ничего не загадываю. Я очень рада и благодарна тому, что у нас получается сейчас. Мне кажется, что больше, чем сейчас, я уже не потяну. Но если кто-то будет подключаться, я буду только рада и буду находить в себе какие-то резервы. Если "Клуб 5000" станет еще больше и активнее – это будет здорово.

Вся информация о помощи и отчеты на сайте "Клуба 5000".

Присоединяйтесь к "Клубу 5000": страничка вконтакте, страничка на Фэйсбуке, в Одноклассниках и в ЖЖ

Понравилась статья? Пусть и другие порадуются – жми на кнопку любимой соцсети и делись интересными новостями с друзьями! А мы напоминаем, что будем счастливы видеть тебя в наших группах, где каждый день публикуем не только полезное, но и смешное. Присоединяйся: мы Вконтакте, сети Facebook и Twitter.

Нужные услуги в нужный момент
-25%
-25%
-20%
-44%
-25%