Стиль
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вкус жизни


Фото автора

 

Однажды я, как тургеневская барышня, уехала на воды лечить разбитое сердце. Оказалось, что воды с нужным соотношением минеральных элементов склеивают разбитые сердца гораздо лучше других субстанций.

 

Основал Карловы Вары, что довольно логично, король Карл. Он вообще сделал много полезного для Чехии, за что его очень уважают. Однажды он охотился в местных горах на оленя, и погоня привела его на скалу, откуда открылся вид на прекрасную долину, реку и горячий гейзер (собственно, вар). Вар исцелил больную ногу монарха, монарх, возрадовавшись, приказал устроить на этом месте город для оздоровления населения.

Эта легенда за время пребывания в Карловых Варах успевает набить оскомину – ее тут не рассказывает только ленивый. Кроме того, она находит широкое отражение в художественном творчестве.

фото

Мудрый олень увековечен на том самом утесе в виде статуи (хотя присутствовавший среди нас биолог утверждал, что это серна, а не олень). К статуе можно подняться горными тропами и полюбоваться видом города с высоты оленьего прыжка. Для сильно уставших тут же есть таверна с аналогичным названием – “Олений прыжок”.

фото

Со времен Карла, конечно, многое изменилось. Но 12 целебных источников (11 горячих и один холодный) остались. У каждого источника есть свое имя: Змеиный, Мельничный, Карлов, Скальный, Русалочий, и пить нужно исключительно из специальных карловарских кружек с носиком.

Кстати, тот самый гейзер, который увидел во время охоты король Карл, тоже до сих пор шипит и извергает горячую воду. Если в эту воду опустить любой предмет, например, розу, через две недели она окаменеет из-за большого количества минеральных солей. Местные невесты сохраняют таким образом свои букеты.

фото

Вода в источниках, хоть и целебная, но ужасно противная – с непривычки невозможно выпить и трех глотков. Впрочем, к концу первой недели к ней привыкаешь, а к концу второй она даже кажется вкусной. Раньше лечение было и того хуже: заставляли сидеть в ваннах по 10-12 часов, а потом – пить воду по 5 литров в день. К счастью, времена крайностей миновали. Источники цивилизованно журчат в специально отведенных для этого постройках – колоннадах. Их в Карловых Варах четыре: Рыночная, Гейзерная, Садовая и Мельничная. Последняя мне нравится больше всего, просторная, классической архитектуры, вызывающая смутные ассоциации с Древней Грецией или Древним Римом. В ней всегда царит прохлада, она построена из песчаника очень приятного бежевого цвета с нежным розовым оттенком.

Вечерами в колоннаде играет карловарский симфонический оркестр, дирижер в неизменном смокинге, у него волосы до плеч, очки, он молодой, худощавый и подпрыгивающий, как воробушек.

фото

По Карловым Варам протекает речка Тепла, которая, вопреки своему названию, вовсе даже не тепла, а наоборот – холодна и быстра. Мелкая, прозрачная горная речка, в которой лениво плавают стаи толстых черных рыб.

фото

В городе проходят концерты и кинофестивали, и даже городские сады названы здесь именами композиторов: Сметаны и Дворжака. Как раз там, где Дворжаковы сады, в ажурной Садовой колоннаде днем играет джазовый оркестрик, иногда солирует чуть полноватая, очень красивая рыжеволосая женщина, поет, не спуская с рук полугодовалого малыша.

фото

Местный театр здесь охраняют грифоны. Когда-то декорации здесь оформлял Густав Климт – для любителей ар-нуво и модерна тут вообще рай.

Еще есть гранд-отель со смешным названием Пупп. В местной галерее выставка картин  Хундертвассера. Краеведческий музей вполне классичен в своей назидательности, но мне всегда нравились монеты, карты и шкатулки – все те вещи, которым во время их жизни не придавалось никакого значения, кроме утилитарного, и которые приобретают для нас загадочный блеск от дыхания веков, лежащего на них.

фото

От главных улиц отходят вверх соблазнительные узкие лесенки. Если подняться по одной из них прочь от туристской толпы, можно попасть в уютные дворики, где сушится на веревках белье и виднеются забытые на пороге вещи, тут лесенки, краснеющие виноградники, тут малолюдно, и бдительная золотистая собака лает на меня, высунувшись в окно, а дверь в город Мехико (так говорит табличка на ней), увы, закрыта.

Карловы Вары – на удивление многоконфессиональный город. Со своими богами можно побеседовать в православной церкви, католическом соборе,  гусистском костёле с каменными ангелами у алтаря или в заброшенной англиканской церкви.

фото

А еще в Карловых Варах кроме двенадцати целебных, но невкусных источников, есть гораздо более вкусный тринадцатый. Это ликер бехеровка. Он появился в 1807 году, придумал его местный аптекарь Йозеф Бехер совместно с неким английским врачом. Это настойка различных трав, а каких и в какой пропорции – строжайшая тайна ( в Чехии вообще любят тайные рецепты, вот в монастыре варят монахи темное пиво, и что вы думаете? Тоже по тайному рецепту).

Вообще же самое непривычное в Чехии для меня, равнинной жительницы, – это горы. Вот выходишь из отеля и видишь гору. Каждый день – гору. Конечно, это не Альпы и не Кордильеры, но каждый раз удивляет.

В горах проложены специальные туристические тропы. По ним можно подняться к уже упоминавшейся серне, а можно забраться еще выше, на обзорную площадку.

В горах живет дух гор. Вначале он не доверяет мне, шумит на меня листьями, выгибает из-под земли корни деревьев, чтобы я спотыкалась, бросается шишками. Но потом он видит, что я не ору на весь лес, как американские агротуристы (а есть в Карловых Варах и такие, больше похожие на стихийное бедствие, кричат, как у себя на ранчо), не шуршу обертками от еды и не вырезаю свое имя на коре деревьев, и он успокаивается. Утром здесь мало людей, я встречаю только двух пожилых американцев и молодых парня с девушкой и собакой-лайкой (лайка радостно устремляется по следам агротуристов). Здесь трудно фотографировать, камни и деревья кажутся живыми, и ночью они превращаются в саламандр, драконов, гномов, леших, дриад, а сейчас только следят за мной настороженным взглядом.

Маленький вызов самой себе –  взобраться на самую высокую точку Карловых Вар, башню Диана. До башни можно доехать на фуникулере – но настоящие путешественники путь этот с презрением отвергают, упрямо шагают по достаточно крутому склону: солнце нещадно палит в затылок, гладиаторские сандалии скользят по осыпающейся земле, колючки царапают ноги, трепыхающееся сердце грохочет где-то в шее. На вершине можно падать на скамеечку, делать дыхательные упражнения и наслаждаться видом, который уже достаточно хорош, чтобы оправдать затраченные усилия. Башня тут же и требует последнего напряжения силы воли – вместо лифта подняться по лестнице.

фото

Вид, открывающийся с балкона, словами описать невозможно. Я могу сказать только “oh my god”, рискуя прослыть американской агротуристкой, но то, что я могу сказать по-русски, не совсем печатно. Этот вид стоил и крутого склона, и ступенек, его надо было заслужить – фуникулер и лифт убили бы половину его красоты.

Если немного отойти от привычных лесных маршрутов, можно найти много чудесного: заросли наперстянки, кислую лесную ежевику, старый каменный крест, лавку под названием “волчий покой”, горный источник, цивилизованно обложенный камнями.

Я городской человек, но лес искренне люблю, брожу, молчу, слушаю, представляя себя в фильме Питера Джексона;  мне кажется, еще чуть-чуть – и покажутся лесные духи.

Лесные духи не показываются. Показывается легкая коричневая серна. Я замираю в полном восторге и даже, кажется, открыв рот. Конечно, я знаю, что в лесах есть звери, но в моем представлении они где-то глубоко в лесах. По-крайней мере, я так близко никогда не видела. А она, словно ожившая статуя с того самого утеса, с любопытством смотрит на меня и спокойно ест листья.

фото

На выходе из леса на скамеечке сидят два деда и поют на незнакомом языке неожиданно глубокими, печальными голосами. Поют мелодично, точно в унисон.

Постепенно деревья на горах приобретают еле уловимый желтый или рыжий оттенок. В пруду в Дворжаковых садах, где растет древний платан в 472 см, золотыми рыбками плавают длинные листья плакучей ивы. Холодная речка Тепла уносит золотые монетки, по вечерам обнимает за плечи холодом; пора домой.

фото

Чудеса, безусловно, случаются. Просто они выглядят немного по-другому, чем мы ожидаем.