• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Леди Босс


/

Екатерина Болотова — один из самых популярных имиджмейкеров Беларуси, но в этом интервью не будет ни одного beauty-совета. Оно получилось скорее социальным, чем гламурным. С Екатериной Болотовой мы поговорили о реалиях современной fashion-индустрии и о модном бодипозитиве. 

Зачем стилисту экономические сводки и музеи

— Катерина, вы востребованный специалист с очень плотным графиком. Почему к людям вашей профессии такое снисходительное отношение, дескать это хобби для девочек?

— Репутацию отрасли создают профессионалы, которые в ней трудятся. И справедливости ради стоит отметить очень посредственный уровень работ и подготовки большинства местных специалистов.

В нашей индустрии невозможно стать заметным профессионалом, не имея хорошей интеллектуальной базы. Чтобы расти, нужно в себя вкладывать: постоянные выезды и обучение за границей просто необходимы. Также у хорошего специалиста должен быть богатый визуальный опыт, поэтому так важно развивать его: ходить в музеи, смотреть на работы коллег. Нужно много читать, и речь идёт не только о художественных произведениях — важно следить за новостями в сфере экономики, культуры и политики.

— А зачем стилисту читать экономические сводки?

— Экономика формирует контекст, в котором живёт общество. Она же влияет на событийную повестку. Если не держать руку на пульсе и отгородиться от мира высоким забором, быть актуальным невозможно.

— Не соглашусь с вами. Многое зависит от целевой аудитории, на которую работает стилист. Если основные клиенты — девочки, мечтающие выгодно выйти замуж, экономические сводки становятся не нужны.

— Почему же?

— А перед кем красоваться? Такая клиентка просто не оценит ваших глубоких познаний в геополитике.

— Вопрос не в том, чтобы было перед кем покрасоваться. По моему глубокому убеждению, имидж — это не выбор правильной одежды ради самой одежды.

Имидж — задача стратегическая: он помогает правильно транслировать ценности клиента и в определённые моменты манипулировать впечатлением, которое человек производит на окружающих. Именно поэтому я всё чаще работаю в связке в PR-специалистами, которые анализируют контекст, целевые группы и на базе аналитики составляют бриф для работы над образом конкретного человека.

— Так, а девушке, которая хочет замуж, это всё зачем?

— Смотря за кого замуж она хочет. Если разницы нет и она ищет любого, кто клюнет только на длинные ноги и декольте, то да, пожалуй, незачем. Если она хочет иметь возможность выбирать из мужчин статусом повыше, придётся работать над собой. Парой нарядных платьев такую задачу не решить.

— К вам часто обращаются клиентки с таким запросом?

— Нет. В последние годы я больше работаю над оформлением личных брендов, и клиенты, которые приходят с подобным запросом, ориентируются на деловую репутацию, социальный лифт и отношения с деловыми партнёрами. Это несколько другая специфика работы.

— На вашем сайте написано и про шопинг-сопровождение, и про разбор гардероба…

— За этими услугами обращаются, но не так часто. И я считаю, что это хорошо: чтобы разбирать гардероб или закупать новую одежду, должна быть конкретная измеримая цель (ради чего человек всем этим занимается?). Если она есть, можно работать.

Также у меня есть категория постоянных клиентов, с которыми мы дважды в год выбираемся на шопинг. Такие поездки я стараюсь организовывать в Европе, ведь в Беларуси сложно найти качественную одежду, тем более если речь идёт о нестандартных размерах.

«Никто не даёт деньги просто за красивые глаза и веру в идею»

— Неужели в Беларуси нет хорошей одежды?

— Есть, но её недостаточно. Мне очень нравится FUR GARDEN, модный дом Gooseberry: у них замечательные вещи. Нравится бренд Ольги Барабанщиковой Candy Lady, они выпускают одежду, которой очень не хватало в Беларуси. Настоящим спасением стал сервис аренды вечерних платьев Oh My Look (без них приёмы с вечерним дресс-кодом были бы почти невозможны). Постепенно появляются возможности пополнить гардероб достойными вещами. Но этого по-прежнему очень мало.

— Есть ли шанс, что fashion-индустрия выйдет в Беларуси на новый уровень?

— Шанс есть всегда. Как специалист могу сказать, что сегодня ситуация очень здорово отличается от того, что было даже пять лет назад.

— После Belarus Fashion Week у меня создалось впечатление, что многие шьют скорее ради процесса. И уровень организации такого мероприятия был очень низким, хотя в соседних странах ситуация немного другая.

— Уровень проведения наших шоу так отличается от показов российских коллег, а также брендов уровня Dior или Chanel не потому, что у нас нет талантливых дизайнеров. Есть новые имена с очень хорошими работами. Но для достойного показа нужны средства, которые многократно превышают стоимость пятикомнатной квартиры в центре Минска. Такие деньги начинающий бренд просто не может себе позволить вложить в показ.

— Как вы думаете, может быть, в таком случае, необходимо перенять опыт стартапов и попытаться привлечь инвесторов или меценатов.

— Безусловно. Но пока это почти невозможно даже для дизайнера с именем. Здесь нужно вести с инвестором диалог в духе «ты даёшь мне деньги — через пару лет получаешь плюс столько-то». Для этого снова нужны средства на работу аналитиков и рекламщиков, команда которых, во-первых, поможет упаковать ваше предложение, а во-вторых, сделает всё, чтобы вы могли свои обязательства перед инвестором выполнить, наладив определённый оборот. Мы снова упираемся в вопрос ресурсов. Никто уже не даёт деньги просто за красивые глаза и веру в светлое будущее.

Хочется верить, что мода станет привлекательным сегментом для инвесторов и ещё одна отрасль станет поводом для национальной гордости. Но должно сложиться очень много факторов, в первую очередь экономических.

— А в чём успех брендов уровня DIOR, могут ли белорусские дизайнеры перенять его?

— Боюсь, что нет: контекст изменился. До начала XXI века кутюрье работали в другой реальности и при других условиях. Сегодня всё иначе: нас всё меньше интересуют вещи и всё больше люди-истории. Хорошая новость для женщин, плохая — для тех, кто делает свои первые шаги как дизайнер.

О бодипозитиве и спортзалах

— Вы говорите, что усталость от моды — хорошая новость для женщин. Можете объяснить свою точку зрения?

— Охотно. Сегодня главное — заботиться о себе, своём здоровье и теле. Люди устали от моды — интерес вызывают только личности с принципами, достижениями и богатым содержанием. И это великолепно: человечество перестаёт гнаться за неуловимым совершенством и учится восхищаться внутренним миром.

— Забота о своём теле — очень интересный и неоднозначный момент.

— Почему неоднозначный? Речь идёт не о потакании себе во всех слабостях и лозунге «пусть меня любят с немытой головой». Я говорю об объективном восприятии своего тела и возможности человека взять на себя ответственность за свой внешний вид и самочувствие.

— То есть к бодипозитиву вы относитесь отрицательно?

— Напротив, это важное и нужное явление. Я работаю с разными женщинами и вижу, как они переживают из-за естественных вещей. Некоторые впадают в депрессию после родов, потому что фигура изменилась: разошлись кости таза, появились растяжки. Поэтому бодипозитив нужен: человек не должен ненавидеть себя из-за несоответствия стандартам глянца.

— А ваше отношение к тем, кто отказывается носить бюстгальтеры как орудие мужского гнёта?

— Если не боитесь гравитации и не хотите замедлить её действие, бегайте, прыгайте и занимайтесь спортом без хорошего белья. Ваше тело неинтересно вам самой, а потому хуже уже не будет. Только, пожалуйста, помните о праве посторонних не видеть ваши соски хотя бы на работе. Есть места, куда нельзя идти без белья и, с моей точки зрения, это совершенно правильно.

— А как же естественное вскармливание в общественных местах?

— Я против. Это интимный процесс, который меня как постороннего человека коробит. Не всё нужно демонстрировать на публику.

— Сейчас многие начнут возмущаться, что кормление процесс естественный и навязанные обществом нормы ограничивают права матерей.

— Сочувствую тем, кто так думает. Нормы поведения создают определённые рамки и сценарии взаимодействия людей друг с другом. Поэтому полезно знать правила этикета: так ты можешь быть уверен, что не нарушишь границы посторонних людей, не оскорбишь их и, таким образом, не спровоцируешь конфликтную ситуацию. Очень полезно, не правда ли?

— Раз уж мы говорим о бодипозитиве и нижнем белье, нельзя не вспомнить скандалы вокруг брендов Mark Formelle и «Милавица». Вы разделяете негодование народных масс?

— Я считаю, что в этих случаях речь идёт об объективации, но позиция «уберите из рекламы женщин с идеальными телами» кажется мне наивной. Скандалы и сомнительного содержания флешмобы идею, скорее, подрывают и обесценивают. Чтобы изменить нормы, нужно не с пикетами выходить, а расширять представление людей о прекрасном и естественном. Не люблю фанатизм и считаю, что человеческое мышление меняется постепенно.

— Скажите, какие тренды относительно восприятия человеческой внешности ждут нас впереди?

— Как я уже говорила, нормы будут становиться более естественными. И мужчины, и женщины смогут выдохнуть и перевести фокус на заботу о своём внутреннем мире и здоровье.

Но одно останется неизменным: работать над собой всё равно придётся, ведь привлекательность невозможна при запущенности. Здорово, что в спортзалах всё больше людей. Потому что спорт не только кубики пресса — это здоровье. А чтобы быть красивым, человек должен быть здоров: только тогда у него будут силы и желание следить за собой.

Нужные услуги в нужный момент
0056673