• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Захарова: Запад хотел «перекрыть» информацию о готовящемся в Беларуси перевороте заявлениями Праги
  2. Рабочая неделя будет теплой, зато на выходных выпадет снег
  3. Биолог рассказал, как сделать рассаду крепкой. Нужно выполнить всего пять простых пунктов
  4. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  5. Лукашенко обвинил американские спецслужбы в подготовке покушения на него и сыновей
  6. «Он не тот человек, который привык жаловаться». Девушка Эдуарда Бабарико — о его 10 месяцах в СИЗО
  7. Революция в футболе: 12 топ-клубов Европы объявили о создании Суперлиги. УЕФА обещает жесткие санкции
  8. Узнали, что открывается на местах, где были магазины Bigzz
  9. «Осознание, что это действия не совсем законные, появилось позже». Замов Бабарико допрашивают в суде
  10. В Браславе в костеле обвенчалась пара — жениху и невесте по 91 году
  11. Нацбанк ожидает ускорения инфляции во втором квартале
  12. От выстрелов под Лиозно до погреба в Гомельской области. Как «покушались» на Лукашенко
  13. «Они не знают, наступит ли завтра». Белорусский фотограф показал жизнь бездомных котов без прикрас
  14. «На фуфайке фамилия выбита другим цветом». Родные осужденных по политическим статьям о том, как те отбывают наказание
  15. Врач — о тревожных симптомах, которые касаются зубов мудрости
  16. «Банк умыл руки». Помните историю с изъятием ценностей из ячеек Белгазпромбанка? Спросили, вернули ли их
  17. «Подобных дел в истории суверенной Беларуси не было». В КГБ сообщили подробности по «делу о госперевороте»
  18. «Все оказались в выигрыше». Эксперты — о «предотвращении переворота» в Беларуси и роли России в этом
  19. Громкие «преступления», которые якобы готовились в Беларуси из-за политики: до и после выборов 2020 года
  20. Песков: Путин и Байден обсуждали информацию о готовившемся покушении на Лукашенко
  21. Поставил лайк — получи срок. Как в России и Казахстане сажают за экстремизм (у нас могут повторить)
  22. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  23. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  24. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  25. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  26. Что происходит с ИП, которым хотят поднять налоги и взносы: теряют рынок, падает товарооборот
  27. В Бресте суд решил ликвидировать «Польскую школу»
  28. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  29. «Уже не рецессия, но еще и не рост». Эксперты — о настроении бизнеса и его влиянии на экономику
  30. В ФСБ России рассказали подробности «дела о планировавшемся в Беларуси перевороте»


/ /

Директор концертного агентства Horse&Vega Иван Коневега услышал свой приговор 4 февраля 2021 года. Сторона обвинения заявила, что ночью 10 августа он вышел на проезжую часть на перекрестке улиц Купалы, Богдановича и Сторожевской в Минске и нанес не менее двух ударов руками по задней арке и стеклу автомобиля ГАИ. Суд посчитал вину доказанной по трем статьям Уголовного кодекса и отправил мужчину на три года в колонию общего режима. Но 4 февраля произошло еще кое-что: девушка Ивана сделала ему предложение. Просто пришла в зал суда с плакатом «Ванюша, будь моим мужем! Если согласен, кивни в ответ». Он кивнул. Каково это — стать невестой осужденного на три года? Рассказала сама Татьяна Трацевская.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Начало: тот страшный день 12 августа

За два дня до выборов мы уехали за город, потому что устали от информационного потока. Хотелось расслабиться, отдохнуть, побыть наедине с самими собой и без интернета. Уехали в такую глушь, где даже не ловил сигнал телефона. Даже созваниваться с родными мы не могли — ушли в природу.

В воскресенье, 9 августа, мы вернулись в Минск, где-то в обед. Я и Ваня проголосовали отдельно, каждый на своем участке. Все было спокойно. Вечером вернулись домой. А потом начались взрывы. Мы жили в центре города — на Красноармейской, — и у нас все очень хорошо было слышно. Стало страшно от непонимания, что происходит на улице — и только тогда Ваня вышел из дома. Мне кажется, это логично: такой мужской поступок. А как по-другому?

Задержали Ваню 12 августа — по отпечаткам пальцев.

Интернет появился тоже 12 августа, и снова стало возможным получать сообщения. Из-за границы мне звонили близкие, чтобы спросить, все ли у меня в порядке, что у нас происходит. Именно тем утром — в 8 часов — мне набрал Ваня и сказал: «В нашу дверь ломятся». К сожалению, меня рядом с ним не было. 

Все, что происходило на Окрестина, всплыло как раз тоже 12 августа. И было страшно: насилие, которое применялось к людям, просто ужасно. Мы не знали, что будет с Ваней. Мы вообще не знали, где он.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Около 12 дня позвонила следователь из РУВД Центрального района и сказала, что Ваня задержан. Дальнейших действий нам не назвали: куда его будут перемещать, как долго он будет находиться в РУВД. 13 августа мы с родственниками разделились, чтобы попробовать передать вещи. Часть людей поехала на Окрестина, другие — в Жодино. На всякий случай.

Было непонятно, как долго он будет под арестом. Ваня астматик, и ему нужен ингалятор. Хотели передать хотя бы его. Но на Окрестина передачи в те дни не принимали, а в Жодино взяли, хотя даже не знали, у них ли Ваня: списков не было. Его фамилию мы видели в разных чатах то тут, то там, и ничего не было понятно. А неизвестность пугает больше всего!

К 14 августа списки наконец появились. Мы увидели, что Ваня на Окрестина, остался в одной из последних заполненных камер. Других людей, задержанных ранее, к тому моменту отпустили.

«А потом позвонил следователь»

Вышел Ваня 15 августа с подписанным документом, который обязывал его являться в районный отдел Следственного комитета по первому требованию. В августе он ездил туда, подписывал какие-то документы. Потом ему возвращали личные вещи: шнурки, телефон, ключи от квартиры. До октября все было более-менее спокойно. Нас никто не тревожил. А потом позвонил новый следователь. Дело отдали в главное управление Следственного комитета: все дела, связанные с массовыми беспорядками, объединили и передали им.

С того момента началось интенсивное движение. Все закрутилось. Ваня вроде бы снова давал какие-то показания, были какие-то следственные действия. Начали вызывать Ваниных друзей, с которыми он общался в ту ночь. Его маму допрашивали больше трех часов — в ту ночь он звонил и ей. Следователя интересовало, о чем мы разговаривали, какие эмоции были у Вани.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

17 декабря Ваня пошел знакомиться с материалами дела, ему предложили признать вину. После отказа его взяли под стражу, тем самым изменив меру пресечения. Хотя нам говорили, что менять меру до суда не имеет смысла, так как Ваня всегда приходит по первому требованию.

Надежда на оправдательный приговор была. Когда я шла на суд, читала новости: людей отправляли в колонии-поселения. Конечно, для того, что сделал Ваня — прикоснулся к машине, — даже поселение казалось слишком суровым наказанием. Почему человек должен, грубо говоря, бесплатно работать на государство за то, что прикоснулся к автомобилю?

Судья спрашивала, что он делал на проезжей части. А я сидела и думала: да даже если он ходил по той дороге… То, что мы уже пережили: поездки в Жодино и на Окрестина, обыски дома, постоянные походы в Следственный комитет, арест, передачи в СИЗО, все эти эмоции — все это вообще несоизмеримо с тем, что он сделал. Когда я услышала запрошенное прокурором наказание, была в шоке. Хотелось хоть как-то поддержать Ваню, сделать его жизнь более спокойной, помочь пережить этот стресс, показать, что я его поддерживаю и готова с ним быть вместе до конца. Для него ведь это тоже была неожиданность, он не был готов к такому.

Все, что я смогла сделать, чтобы поддержать любимого, — это написать плакат с предложением быть моим мужем. Очень рада, что Ваня согласился и уходил из зала суда в приподнятом настроении. Теперь ему надо было планировать нашу роспись, а не думать об озвученном приговоре.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Когда я вышла из зала суда, показала плакат с предложением Ваниным друзьям. Сказала, что Ваня согласился. Все начали поздравлять нас. Его мама, когда заметила плакат, обняла меня и сказала: «Я так рада за вас, спасибо тебе большое». Недавно родители спрашивали, буду ли я брать их фамилию. Мы с Ваней обсуждали это на встрече в СИЗО. И он согласился, чтобы она была двойная: Трацевская-Коневега. Родители даже немножко прослезились, что я становлюсь частью их семьи.

После приговора

Родителям Вани сейчас очень тяжело. В любом случае это их ребенок. Для них ситуация выглядит так: он не виноват, но ему приходится отбывать это наказание. Странно и абсурдно. Но, находясь в тюрьме, Ваня больше всего волнуется за наше состояние здоровья. Поэтому родители взяли себя в руки и стараются не падать духом. Это наша единственная возможность поддержать Ваню сейчас — быть здоровыми и жить полноценной жизнью.

Мы пишем ему письма, что у нас все в порядке, что мы его любим, что он наш герой. Стараемся не грустить и не думать о том, что происходит сейчас. Описываем то, что с нами будет, когда мы воссоединимся. В ответ он нам описывает быт: чем занимается, что читает, свои чувства и эмоции, про новый опыт общения с разными людьми, с которыми, находясь на свободе, вряд ли бы смог встретиться.

Раньше Ваня закрывал часть вопросов родителей. Они живут за городом, поэтому маму нужно было возить в магазин, оказывать какую-то физическую помощь. Ваня решал вопросы по ремонту авто, занимался четырьмя котами родителей. Постоянно привозил им корм. Сейчас это легло на плечи его сестры и мамы. Но все многочисленные друзья Вани готовы помогать и решать часть вопросов и проблем. За что им большая благодарность от нас всех!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

С Ваней мы до сих пор не расписаны. Хотя поначалу казалось, что все просто и проблем с этим не возникнет. Я ездила в загс, где мне дали бланк, который должны заполнить с одной стороны жених, с другой — невеста. Поскольку Ваня уже был женат, а свидетельства о расторжении брака у него в СИЗО не было, мне разрешили заполнить это поле своей рукой на месте, когда вернется заявление Вани из СИЗО.

Я отправила документы Ване, он заполнил и отдал их на подпись начальнику СИЗО. Но тот отказался отсылать заявление в загс без заполненных сведений о расторжении брака. Пришлось пробовать передавать свидетельство через местного юриста. Сначала документ брать отказывались, потом сказали копию отправить письмом… Ваня все заполнил, он даже сказал об этом родителям на встрече. И вроде как заявление должны были отправить с курьером в загс, но в итоге до самого последнего дня Вани в СИЗО оно так и не дошло. Хотя разрешение на регистрацию брака, подписанное судьей, было уже на руках.

У меня была надежда, что нас все-таки распишут на Володарского, но в начале марта Ваню перевели в Жодино. Было ощущение, что я сделала не все, что смогла, где-то не дожала, ведь я единственный человек, который мог хоть как-то повлиять на этот процесс, но потом я отпустила эту ситуацию. Значит, так должно было произойти и не стоит себя в этом винить.

Теперь весь процесс придется начинать сначала и, скорее всего, в колонии. Конечно, хотелось бы, чтобы наша роспись прошла в более торжественной обстановке. Но сейчас такое время… Особо не до торжеств. Даже не знаю, как правильно выразиться. Просто эта роспись дает нам право на встречи, на передачи, на дальнейшие какие-то действия. Чтобы не было проблем.

Сожаления, что мы не расписались раньше, нет. У нас и так все было хорошо, роспись казалась просто формальностью. Мы планировали детей, находились в процессе обследований. Нас устраивают наши отношения. Мы были счастливы вместе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Самое обидное сейчас, что Ваня, находясь в СИЗО, не может работать над своим проектом. В 2014 году у отца Вани случился инсульт, и в результате поражения мозга у него проявилась афазия. Ему сложно распознавать речь. Для понимания проблемы людей с этим расстройством: вы вроде как русскоязычный человек, которому любая речь вокруг кажется, например, китайской, и вам сложно распознать, о чем говорит собеседник…

Отец Вани заново учился читать и писать. Сейчас ему уже лучше: если говорить в определенном темпе один на один, он даже может понимать и отвечать. Но в компании ему тяжело. В связи с этой проблемой Ваня придумал онлайн-проект для помощи таким людям. Ведь афазия возникает не только после инсульта, но и в результате перенесенных травм, опухолей, воспалительных процессов и при некоторых психических заболеваниях.

Идея в том, чтобы онлайн делать упражнения, следить за своей динамикой, повторять за кем-то речь, видеть свои ошибки и работать над ними. Ездить к специалистам могут не все, а так можно заниматься дома, на планшете. В этом заболевании главное не упустить драгоценное время, когда еще возможно восстановление. В 2018 году Ваня победил со своим проектом на Social Weekend, он ездил в Москву в акселератор, где проходил обучение. Московские фонды сами на него выходили, он со своим стендом представлял проект на инновационном форуме. Везде был хороший отклик. Но для развития нужны инвестиции: команда разработчиков, дизайнеров, логопедов, всё это стоит недешево.

И все равно Ваня занимался проектом, вкладывал свои финансы и силы. Он хотел, чтобы как можно больше людей узнали о такой проблеме и том, как много людей нуждаются в такой помощи. На середину 2020 года он планировал масштабное информационное освещение проблемы афазии. Особенно она проявила себя во времена пандемии — в связи с коронавирусом и как результат отмены плановых посещений специалистов. Но потом стартовала президентская кампания.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Было понятно, что отдачи от освещения не будет: людям уже было не до афазии. Всех больше интересовала политика. Ваня, находясь в СИЗО, пытался отправлять технические задания для программистов, чтобы возобновить работу над проектом, но ни одно «рабочее» письмо так и не дошло до адресатов. Наверное, работать над своими проектами заключенным нельзя.

С приходом тепла я увидела людей, которые уже перемещаются по городу на велосипедах, и поймала себя на мысли, что, к сожалению, в этом году Ваня не сможет себе этого позволить. А велосипед для Вани был не для «просто прокатиться», а настоящим транспортным средством, он перемещался по городу в основном на нем. Мне очень обидно, что он не сможет покрутить педали, послушать любимую музыку, как, впрочем, многое еще из привычных и обычных дел и радостей свободного человека. Ваня очень яркий и позитивный человек, и одежду любит и выбирает такую же. Колония подразумевает черную одежду, робы, спортивные костюмы. Это то, в чем он никогда не ходил. Мне сложно представить такого жизнерадостного человека в таких образах. Он вроде как держится молодцом, но я понимаю: это ненормально.

Надежды

В конце марта Ваню поставили на профилактический учет как склонного к агрессии и насилию. По тюрьме его перемещают в наручниках — например, ведут так в баню. Если уже состоишь на этом профучете, только через год комиссия может рассмотреть вопрос снятия с него. То есть никаких амнистий и УДО за это время точно не будет.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Чтобы понять Ваню как личность, расскажу очень характеризующий его поступок. Когда в прошлом году зимой были морозы, он отдал свой самый лучший и теплый свитер на подстилку для бездомных котов. И так во всем: Ваня готов с легкостью отдать последнее тому, кто больше нуждается. А комиссия заявляет об агрессии и насилии, что в принципе ему не свойственно. Но, как пишет Ваня в своих письмах, он быстро забывает все плохое, а помнит только хорошее. Нам всем очень хочется верить, что скоро это все закончится, как страшный сон, и мы все проснемся.

Сейчас мы ждем апелляцию, которая назначена на 27 апреля, и надеемся, что суд будет справедливым. У Вани 29 апреля день рождения. Нам бы очень хотелось встретить его всем вместе в большой компании, иметь возможность обнять его и лично сказать, как сильно мы его любим и гордимся им.

-35%
-20%
-35%
-40%
-10%
-50%
-20%
-25%
0073062