177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  2. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  3. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  4. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  5. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  6. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  7. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой». Мнение
  8. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  9. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  10. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  11. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  12. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  13. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  14. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  15. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  16. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  17. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  18. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  19. «Молодежи здесь заняться нечем». История о вынужденном переселении в деревню — по распределению
  20. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  21. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  22. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  23. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  24. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  25. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  26. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  27. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  28. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  29. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  30. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина


Дарья Клюйко /

Яркий, экспрессивный и оригинальный стиль Ники Сандрос угадывается сразу: пожалуй, сегодня Ника одна из самых популярных белорусских художниц. И не только художниц. Она лидер мнений и благотворитель: работающая под руководством Ники Сандрос инклюзивная художественная студия SOWY сделала гораздо лучше жизнь многих детей и взрослых. В последнее время Ника нечасто общается с журналистами и дает интервью. Но сегодня ей есть что сказать.

— Пару лет назад вашей семье довелось пережить тяжелейшие испытания: ваш любимый человек оказался за решеткой. Ваше исчезновение из информационного поля в последнее время связано именно с этим?

— Из информационного поля я ушла задолго до ареста мужа. Каждую неделю приходят приглашения на сьемки, интервью или какие-то мероприятия, но я отказываюсь. Мой фейсбук один из самых читаемых в Беларуси, и благодаря этому потребность в общении и донесении своего месседжа в массы полностью удовлетворена.

Выпячивать себя, пиарить, рекламировать, мозолить глаза публике, раздавая одинаковые интервью и посещая бесконечные тусовки, я не хочу. Мне скучно. Как человек публичный понимаю, что это неправильно, что нужно продвигать себя, но я не знаю, куда и зачем. Поэтому сосредоточилась на семье и работе, на том, чтобы понять, что полезное могу дать миру.

И это точно не интервью из разряда: «Бла-бла-бла, какая я классная!». «Выхожу на поверхность», только если это поможет продвинуть какой-то красивый, добрый и полезный проект. Хочется делать только то, в чем есть смысл и польза людям. Какая польза от моего присутствия на вечеринках или от моих интервью? Я не знаю.

— Тогда, два года назад, вы столкнулись с теми трудностями, с которыми сегодня, увы, встретились многие белорусские семьи. Возможно, вы могли бы что-то посоветовать им? Например, что помогало вам пережить это невероятное давление и стресс?

— Мой муж провел в СИЗО 16 месяцев. Первую половину этого срока я переживала с помощью морально-волевых ресурсов своего организма, а потом — заболела. И вторую половину срока продержалась с помощью друзей, которые меня лечили, сопровождали повсюду и заботились обо мне.

В то время разные прекрасные люди давали мне десятки советов о том, как справиться, но все эти советы не работают, пока твой близкий человек в тюрьме. Ты горишь изнутри, и тебе все равно, кто что советует. Самой утешающей и поддерживающей меня мыслью была та, что мой муж не нарушал закон, он невиновен, его совесть чиста. Давить на людей, которые убеждены в своей правоте, совершенно бесполезно. На том и стояли. А тем, кто сейчас ждет своих близких из тюрем, я хочу сказать: сосредоточьтесь на своем здоровье. Все аресты и заключения заканчиваются, и вы понадобитесь для будущей счастливой жизни. Счастье встречи и воссоединения неотвратимо.

Наша история началась в ноябре 2015 года, и она еще не закончилась. После того как дверь СИЗО неожиданно открылась и они отпустили мужа домой, мы перестали беспокоиться обо всем этом.

Поначалу придумывали шутки обо всей этой ситуации. Например, покупая кроссовки, выбор останавливали на тех, что без шнурков и супинаторов (а вдруг в тюрьму). Сейчас просто вычеркнули эту ситуацию из жизни. Что впереди, я не знаю. Я больше не в силах беспокоиться обо всем этом.

— Возможно, вы чувствуете, что стали другой после пережитого? Если да, то вам нравится такая перемена в себе?

— Естественно, глубокое длительное потрясение изменило меня. Я пересмотрела ценность жизни, свободы и самой себя в ней. Сейчас для счастья нужно всего три условия: температура тела 36,6, чтобы ничего не болело и чтобы все близкие люди вечером возвращались домой. Ценности и цели стали совсем другими. Теперь я желаю не домик в Сопоте, а возможность идти по улице, ничего не опасаясь, и говорить все, что думаешь, не страшась. В целом отношение к жизни стало легким и веселым. Потому что всё, что не тюрьма, — по определению восхитительно, удивительно и прекрасно.

— Пресловутая сила женщин — girls power — про которую в последнее время так много говорят и пишут, у вас как проявляется?

— Никогда не задумывалась над тем, кто такая сильная женщина и что такое феминизм. У меня не было повода размышлять об этом, я никогда не сталкивалась с ущемлением моих прав по гендерному признаку. Я думаю, что труднее понять, кто ты и какие у тебя в жизни цели, чем реализовать их и себя. Когда я знаю, чего хочу, я просто беру и делаю то, что мне нужно. Никогда не была слабой, поэтому мне трудно рассуждать, что такое «сильная». Я бы вообще не стала girls power выделять в какую-то особенную группу. Посмотрите на женщин вокруг. Они все — girls power. Когда мы, женщины, понимаем, что нам нужно, мы просто идем и делаем это.

— Вы упомянули выше о «красивом, добром и полезном» проекте, ради которого решили нарушить «обет молчания» в СМИ. Что за проект?

— Это коллаборация с крупным мобильным оператором: открытки с цитатами Владимира Короткевича, которые мне посчастливилось проиллюстрировать. Естественно, я не могла отказаться от потрясающего опыта: превратить любимые цитаты в картинки. Это была сложная работа. Прикасаться к текстам великого писателя — большая ответственность. Мне не хотелось рисовать как акын: «что вижу, то и пою». Хотелось придумать свою историю, показать свое прочтение, и я очень довольна результатом. Тексты Короткевича и мои совы встретились и заиграли новыми красками.

— Наверное, вы как никакой другой белорусский художник чаще всего подписываетесь на коллаборации с известными брендами или даже с музыкантами, вспоминая вашу обложку для "Нейро Дюбель". Это такая легкость на подъем?

— В плане коллабораций я не легкий на подъем художник и чаще отказываюсь от совместной работы, не рисую на заказ. Но если компании, которые мне искренне нравятся, или люди, которых я уважаю и люблю, просят что-то нарисовать для них, — это счастье для меня. Я рисовала для "Нейро Дюбель" обложки, рисунки для декораций юбилейного концерта и картинки для клипа. Рисовала принты для компании "Марк Формэль". Принты для Stone Rose. Открытки для А1. Если моя симпатия и вдохновение совпадают с запросом от тех, кто мне нравится, — я берусь. Нанять меня как художника за деньги нельзя. Ну и для самопиара я ничего не делаю.

— Совы стали вашей визитной карточкой. Но сами вы какая птица, как думаете?

— Я всегда шучу о том, что я не птица, а енот. Мощный, подвижный, красивый, веселый енот. Но если бы выбирала, какой птицей стать, я бы стала бородатой неясытью. У них такой грозный вид. Никому не захотелось бы подходить с глупостями к этой мощной сове.

— Один очень известный музыкальный продюсер и композитор как-то сказал: «Я считаю, что петь можно научить каждого. Сто раз так делал!». Перефразируя его высказывание, хочу задать вопрос: у вас есть собственная художественная студия, где вы преподаете? Как думаете, можно ли научить каждого рисовать?

— Пять лет моей работы и масштабный инклюзивный фестиваль художников-самоучек «Мы есть», который я организовывала в 2017 году, доказывает факт, что любого человека можно научить рисовать. В следующем году я сделаю второй международный фестиваль, и мы еще раз подтвердим это.

Навык рисовать идентичен навыку читать или водить автомобиль. Конечно, у меня есть свои техники и подходы, свои секреты в обучении. И не было ни одного человека, который пришел в студию и не начал великолепно рисовать. Но в какой-то момент я поняла, что интересно не научить рисовать, а при помощи рисования научить людей смотреть на жизнь иначе.

Нерисующие люди видят окружающий их мир крупными мазками и стереотипами. Например, лес — зеленый, ствол дерева — коричневый. Начиная рисовать, вы вдруг открываете бесконечную палитру и красоту вокруг. Гора, покрытая лесом, не зеленая, а фиолетовая. Стволы деревьев — серые, голубые, черные. Природа, города, люди, птицы — захватывающее чудо. Когда ты начинаешь видеть это, в твоей жизни больше нет места грусти, огорчению и депрессии. А еще во время рисования и медитации одинаково выстраиваются нейронные связи. Рисование — лучший способ разгрузить свою нервную систему, отдохнуть, поместить себя в покой и красоту.

— Вы обращаете внимание на критику своих работ со стороны профессиональных коллег?

— Я вообще не обращаю внимания на критику или советы. Для меня важно договориться с самой собой, самой себе понравиться, максимально точно высказаться на холсте. Конечно, если мне подскажут, как правильнее нарисовать стебель королевского папоротника, я буду благодарна и прислушаюсь. В остальном считаю, что миллионы людей имеют право на свое мнение обо мне. Я никому ничего не буду пояснять или доказывать. Это неинтересно.

— Рисуя, вы прогнозируете, что публика примет, а что нет?

— Нет. Я не думаю о публике. Я будто в лодке по океану плыву. Не могу не плыть, понимаете? И точно во время движения я не задаю себе вопросов о том, что думает океан, как дела у вёсел и какое мнение обо мне у чаек и мимо летящих бакланов. Я просто делаю то, что могу, что должна.

— Возможно, вы когда-нибудь думали о том, кем бы вы были, если б не стали художником.

— Учитывая большое количество вещей, которые меня интересуют, я могла бы быть ученым-физиком и изучать квантово-механические системы, няней панд в китайском зоопарке, бойцом ММА, садовником.

— Вам комфортно жить в 21-м веке? На какой поменяли бы, будь такая возможность?

— Мне не очень комфортно жить в 21 веке. Слишком много гаджетов и онлайна, слишком мало тишины и личного общения. Все эти вебинары, коучи, пустота тиктоков, марафоны в инстаграмах, бесконечные блогеры ведут человечество к деградации.

Имея гениальные современные возможности, мы не погружены в науку, искусство, развитие, мы тратим время на сторис, тиктоки и прочую ерунду. Мы живем в хаосе и на сумасшедших скоростях.

Знаете, что труднее всего дается людям, которые приходят ко мне рисовать? Труднее всего остановиться. Чтобы открыть старинный атлас птиц, рассмотреть редкого зеленого дятла, почувствовать покой, удовольствие, осознанность, вкус, насыщенность, прежде всего нужно остановиться, притормозить. А это трудно. Все несутся сразу во все стороны, не чуя под собой ни ног, ни жизни. Я тоже забываюсь и несусь, и мне всё это не нравится.

Я бы хотела какое-то время пожить в США или в Европе во времена хиппи. Я хотела бы пожить в Японии 1000 лет назад. Ранним зимним утром, сидя на пороге дома, укутавшись в шелковое пурпурное одеяло, наблюдать за тем, как в саду, в гуще травы кое-где еще видны золотые шары прошлогодних цветов.

-80%
-30%
-20%
-10%
-5%
-20%
-21%
-20%
-12%