Юлия Макаревич /

Много ли мы знаем о белорусском изобразительном искусстве? Кроме Шагала и Малевича кто-то всплывает в вашей памяти? А если сузить вопрос до женщин-художниц, кого-нибудь сможете назвать? На самом деле нам есть кем гордиться. Давайте поближе познакомимся с яркими представительницами живописного искусства, имена которых обязательно нужно помнить.

Алена Киш

1889−1949

Фото: pinterest.com

Родилась Алена Киш в Слуцком уезде Минской губернии в многодетной семье. Отец ее был плотником, мастерил мебель и иногда раскрашивал ее. Искусствоведы считают, что именно у отца она научилась мастерству рисования. В зрелые годы она, как и Язэп Дроздович, ходила по деревням и предлагала крестьянам нарисовать коврик на заказ. Ее не обошли стороной ни бедность, ни голод, ни проблемы личной жизни. Она никогда не была замужем, не имела детей и своего обжитого угла, много странствовала, приобрела репутацию чудачки и умерла при трагических обстоятельствах.

«Рай» / Фото: книга «Песня аб райскім жыцці. Маляваныя дываны»

Алена Киш — создатель уникального изобразительного жанра авторского расписного ковра, художница-самородок с особенным видением мира. Таких называют наивными художниками, примитивистами, инситными творцами. Ее расписные ковры — полуреальные, полуфантастические произведения, наполненные яркими красками, сказочными героями, народным колоритом и увлекательным повествованием.

«Дева на водах» / Фото: книга «Песня аб райскім жыцці. Маляваныя дываны»

Художница работала непосредственно в доме заказчика, рисовала быстро и уверенно. Цена ковра ее авторства была невысокой — мешок картошки. Сегодня же каждое ее произведение — на вес золота.

Впервые работы Алены Киш широкая публика увидела в 1978 году в Минске на республиканской выставке во Дворце искусств. Сегодня в фондах историко-культурного музея-заповедника «Заславль» хранится самая большая коллекция расписных ковров (более 180 штук), среди которых и работы художницы Киш. Из 300 работ, которые создала за свою жизнь уникальная женщина, до нас дошло лишь 12.

Коллаж из фотографий открытых аккаунтов сети Instagram

Сегодня имя этой художницы на слуху. Ее творчеством вдохновляются современные дизайнеры, молодые художники берут за основу своих работ произведения ее авторства, а недавно в Минске состоялась премьера спектакля, посвященного Алене Киш.

Надя Леже-Ходасевич

1904−1982

Фото: pinterest.com

Надя Ходасевич из деревни Осетище (Витебская губерния) обожала рисовать. Она делала это с утра до вечера, считая живопись смыслом всей жизни.

Первая мировая война превратила родных Ходасевич в беженцев, кочующих из одной белорусской деревни в другую. Так семья попала в городок Белев, где Надю ожидало открытие в виде дворца искусств. Увидев весь список кружков, она сразу записалась в два — художественный и балетный. Однако первые уроки рисования разочаровали романтическую натуру: здесь учили азам рисования, которые она давно освоила. Уже тогда Ходасевич грезила о чем-то большем, жила мечтами увидеть яркие пейзажи далекого Парижа и неоднократно пыталась попасть в этот город, но безуспешно.

Сперва побег удался лишь до Смоленска, города, в котором открылись высшие государственные художественные мастерские.

«Материнство. Миру мир» / Фото: pinterest.com

В художественных мастерских преподавал Казимир Малевич, которого Надя боготворила и прислушивалась к каждому его слову. Однажды мастер заявил о том, что живопись мертва. А на смену ей пришли кинематограф и архитектура. Кто знает, как бы сложилась судьба талантливой девочки, если бы однажды ей не попалась в руки статья Фернана Леже, в которой он утверждал обратное: живопись бессмертна!

В Варшавскую академию художеств ее приняли сразу и без экзаменов. Здесь она, 16-летняя девочка, выходит замуж за польского художника Станислава Грабовского. Молодожены пишут письмо знаменитому Фернану Леже с просьбой принять их в ученики. Мастер отвечает согласием.

Портрет Юрия Гагарина (мозаика) / Фото: pinterest.com

Леже понравился Наде сразу, в свою очередь на Надю Леже вначале не обратил внимания. Она казалась ему странной: молчаливая скуластая девушка родом из забытого Богом края, не реагировавшая на его шутки. Со временем, присмотревшись к работам Ходасевич, Леже поразился мастерству и таланту иностранной «немой» и стал уделять ей самое пристальное внимание.

Портрет композитора Дмитрия Шостаковича / Фото: pinterest.com

Семейная жизнь с Грабовским развалилась, брак не спасло даже рождение дочери. После наступила война. Леже эмигрировал в Америку, но сразу по окончании террора вернулся и сделал предложение руки и сердца своей ученице. Пара поселилась в местечке под Парижем, в небольшом двухэтажном домике с садом. Колдуя над своими шедеврами, молодая жена распевала белорусские песни, стоило ей умолкнуть, как Леже начинал стучать палкой в потолок, требуя продолжения. Верная супруга была неразлучна со второй половинкой до последнего вздоха мастера.

Надя мечтала показать мужу свою далекую родину, но этому уже не суждено было сбыться.

Мария Гажич

1860−1935

Автопортрет / Фото: Беларускі гістарычны часопіс

Мария Гажич родилась в семье высокопоставленного чиновника и аристократки. Кроме Марии было еще трое детей, которые ни в чем не нуждались. Зимой семья выезжала в Варшаву, путешествовала по Европе. Летом жили под Волковыском, там находилась усадьба ее отца. Первоначальное образование Мария получала на дому с репетиторами из Франции и Англии. Позже окончила Художественную академию в Варшаве, Академию Жулиана в Париже, Мюнхенскую художественную академию.

«Святой Петр» / Фото: Беларускі гістарычны часопіс

В 1878 г. Мария Гажич дебютировала на выставке товарищества любителей искусства. Там она представила пять своих работ в технике пастель. Еще при жизни талант Марии Гажич был признан критиками и публикой, ее выставки проходили в Кракове, Вильнюсе, Львове, Варшаве. Она стала участницей всемирной выставки в Чикаго.

Во многих работах прослеживался быт белорусов: женщины в национальных костюмах, процесс охоты на уток, пейзажи Гродненской губернии.

«Усадьба с конями» / Фото: Беларускі гістарычны часопіс

Рисовала Мария Гажич и акварелью. В качестве моделей она выбирала различные цветы — розы, хризантемы, колокольчики, настурцию, полевые ромашки и васильки. Каждую деталь художница аккуратно прорисовывала, отчего ее картины были очень правдоподобны.

В конце 19 века заболел горячо любимый муж Марии Гажич. После его смерти художница постриглась в монахини и в честь супруга взяла себе имя Павла. Деньги, вырученные от продажи их общего дома, она адресовала на реконструкцию костела в Гродно. Своими знаниями и навыками она бескорыстно делилась с простыми гродненцами, за что в благодарность получила от жителей города признание «Гродненская мать». Службу Господу Павла продолжила в Люблине, а позже в итальянском Альбана. Будучи уже очень больной, сестра Павла вернулась в Гродно, где и прожила до самой смерти.

Сегодня работы художницы Марии Гажич находятся в частных коллекциях и костелах Польши, Франции, Германии, США.

Евгения Магарил

1902−1987

Фото: art-katalog.com

Евгения Магарил родилась в Витебске в семье печника. Училась в витебском народном художественном училище сначала у Марка Шагала, затем у Казимира Малевича. В 1920 году вошла в состав созданного Малевичем в Витебске авангардного художественного объединения УНОВИС («Утвердители нового искусства»), в рамках которого работала с Элем Лисицким, Верой Ермолаевой, Ильей Чашником, Николаем Суетиным.

В 1922 году Евгения переехала в Петербург, где продолжила обучение в Академии художеств под руководством футуриста Михаила Матюшина.

В своем творчестве она была далека от методов авангардистов, с которыми работала в Витебске. Степень влияния на нее Малевича была не такой сильной, как на других членов УНОВИСа. Скорее на нее повлияла система цветовидения Матюшина. Переняв навыки учителя, художница все же интерпретировала их по-своему. Она предпочитала в цвете импульсивную эмоциональность, цветовой контраст, с помощью дополнительных цветов и цветовых переходов добивалась передачи определенного настроения. К сожалению, многие довоенные живописные произведения художницы были утрачены во время блокады Ленинграда.

Фото: mispxx-xxi.ru

На протяжении всей жизни Магарил работала школьным учителем рисования, находя и в этой профессии источник вдохновения. С начала войны и до августа 1942 года Евгения оставалась в Ленинграде, продолжала преподавать и во время блокады. Затем жила в эвакуации в Алтайском крае, работала учителем в городе Бийске. Блокадные работы художницы поражают яркостью красок, их обилием и насыщенностью, контрастом с бесцветной и безрадостной действительностью. Мир, созданный в рисунках Магарил того периода, наполнен жизнью, его не коснулись внешние печальные обстоятельства.

Фото: histrf.ru

В 1945 году она вернулась в Ленинград. В 1952 году была исключена из членов Союза художников за «несоответствие требованиям метода социалистического реализма». Но и в этот момент Магарил не перестала заниматься живописью, а наоборот, освоила еще и технику цветной литографии. В последние годы жизни ее любимым жанром стал акварельный портрет. Цель многочисленных работ этого периода — передать не столько внешний облик моделей, сколько их внутреннее содержание, особенности характера, их индивидуальность.

В 1966 году было восстановлено членство Евгении Магарил в Союзе художников, в 1974 и 1984 годах в Ленинграде прошли ее персональные выставки. Однако она до сих пор остается неизвестна широкой публике, многие ее работы никогда не выставлялись.

Нинель Счастная

1933−2013

Фото: museum.by

Нинель Счастная родилась в 1933 году в Полоцке. Такое интересное имя художница получила в честь Ленина (если прочитать наоборот). Трижды семья начинала жизнь с нуля, отец не раз попадал под подозрение в нацдемовщине. В конце 1930-х и начале 1940-х его пытались забрать «люди из Москвы». Весной 1941-го отправили на сборы в Брестскую крепость, однако по причине плохого здоровья он был вынужден вернуться домой.

Из-за войны в школу Нинель пошла на год позже. Она все время рисовала. Многие книги из папиной библиотеки были утрачены. Удалось сохранить лишь то, к чему не могли прицепиться, — полные издания Байрона, Шиллера, Шекспира. В них были невероятные гравюры. Нела рассматривала их, а потом перерисовывала — так и училась.

«Вечерний Минск» / Фото: artaktivist.org

Вместе с этими изображениями она пошла в минский Дворец пионеров, принесла свои рисунки своему первому учителю художнику Сергею Каткову. После семи классов она поступила в училище, а затем в Академию художеств в Ленинграде на факультет живописи.

Нинель Счастная была разноплановой художницей. За что бы ни бралась — все у нее получалось. В станковой живописи работала в жанре портрета, пейзажа. Оформляла интерьеры в Душанбе, выполнила роспись фасада научно-исследовательского института и в минском кафе «Планета». Увлекалась книжной графикой.

Портрет Владимира Дубовки / Фото: artaktivist.org

Была дважды замужем, похоронила дочь Ладу. До смерти дочери Нинель постоянно делала женские выставки. Всю жизнь она доказывала, что художниками могут быть не только мужчины. Доказывала тяжелой работой. Иногда бралась за вещи, которые физически было тяжело выполнить. Например, когда делала витражи, сама ездила в Березу, конструировала формы, заливала стекло. Вокруг себя Нинель создавала много суеты. Она любила пойти и повоевать. Наверное, за это художники-мужчины ее и не любили.

Материал подготовлен с использованием следующих источников:

  • Беларускі гістарычны часопіс нумар 3(152) от 2010 года;
  • «Песня аб райскім жыцці. Маляваныя дываны», Н. Русаковіч.
-15%
-22%
-50%
-10%
-25%
-11%
-30%
-50%
-20%