/ Фото: Елена Макушкина /

Анонсируя фотопроект «Совершенство» для женщин, которые готовы к съемке без макияжа, мы не предполагали, что наше предложение вызовет такой отклик. Нет, если б мы обещали профессиональный мейкап, образ от стилиста и полный апгрейд — все понятно. Но зафиксировать себя с «голым» лицом, не прячась за декорации, такой, какая есть?.. Оказалось, нашим женщинам нужно именно это.

Сегодня показываем вам результат работы фотографа Елены Макушкиной LAZONGA и рассказываем истории трех смелых читательниц, для которых было очень важно заново познакомиться с собой настоящей.

Автор фотопроекта:

Елена Макушкина LAZONGA

Анна: «Я не пользуюсь косметикой. А волосы начала красить только потому, что поседела после болезни дочери»

О том, зачем все это

— Я пришла на фотосессию, чтобы поднять настроение своей дочке и обратиться к людям.

Дело в том, что у моей Лизы — алопеция.

Примечание редакции:

Алопеция — патологическое выпадение волос, приводящее к их частичному или полному исчезновению в определенных областях головы или туловища.

В начале сентября у дочки появилось маленькое пятно на голове, а уже в октябре я побрила ее налысо. За полтора месяца Лиза полностью потеряла волосы — мы даже не успели испугаться.

Для меня было важно не показать дочери, какие эмоции я испытываю. Сейчас у Лизы абсолютно оптимистичный взгляд на жизнь и на заболевание, потому что при ней никто никогда не плакал. Если уж очень хотелось пореветь, я ехала на Минское море. Понимала: дома этого делать нельзя. Мы постарались объяснить Лизе, что никто не хотел, чтобы с ней это случилось, и никто в этом не виноват. Дочка нас поняла… Причин заболевания мы так и не нашли, хотя обследовались от и до. Все анализы, все результаты исследований — отличные. Врачи-генетики тоже развели руками, сказав, что дочь здорова. Некоторые платные специалисты даже возвращали мне деньги, потому что не только не могли помочь, но даже объяснить, почему это случилось.

О борьбе с бестактностью и глупостью

— Самое трудное — объяснить другим людям, что с твоим ребенком и как с ним нужно общаться. Дело в том, что Лиза не инвалид. Ей не нужно какое-то «парниковое», снисходительное отношение. Я даже школьным учителям сказала: если узнаю, что ей завышают оценки или смотрят сквозь пальцы на проблемы в учебе — подам жалобу. Лиза такая же, какой и была. Она не должна привыкать к мысли, что с ней что-то не так, и это дает ей особые права.

Правда, вместе с алопецией она получила один неоспоримый бонус, о котором я ей всегда говорю: «Лиза, если человек паскудный, при встрече с тобой он сразу же это покажет. Так что ошибаться в людях тебе в этой жизни не придется».

Нам тяжело гулять по городу: стоит Лизе снять шапку — как начинается цирк. Тычут пальцем, вздыхают, бабушки плачут. Ну не надо так делать! Мой ребенок такой же член общества, как вы, а может — и лучше вас. Не нужно его жалеть.

Однажды я вышла из торгового центра с желанием или убить кого-нибудь, или пойти в бар. Продавец, вместо того чтобы взвесить салат, начала отправлять нас с Лизой к какому-то батюшке Валерьяну, потому что решила, что у дочки онкология.

Я говорю: «Побойтесь Бога! А даже если у человека, не дай Бог, онкология, советы ему должен давать врач-онколог, а не продавец в продуктовом магазине. Взвесьте мне салат и отправьте меня на кассу — вот все, что от вас требуется».

И ладно, когда себя ведут бестактно продавцы в магазинах, но и врачи тоже этим грешат. Вот говорит мне, например, врач-генетик: «Купите своей дочери паричок». А мне, чтобы сесть на коня, много не нужно — достаточно услышать само слово «парик».

Вот я и не сдержалась: «А вы купите себе томик по этике, — говорю. — Почему для услады чужих глаз я должна заставлять ребенка носить какое-то искусственное гнездо на голове». Вырастет, захочет носить парик — ради Бога. Хоть татуировку на всю макушку — я не буду против.

О принятии себя и обстоятельств

— Как-то раз мне сказали: «Почему вы остановились? Нужно дальше копаться, искать выход!». А в чем копаться? Мы уже были у всех врачей. Если продолжать в том же духе, можно положить на это жизнь.

Я читала книгу, автор которой — женщина с алопецией. Она так и пишет: детства у меня не было, юности тоже, родители из-за нервного напряжения в доме развелись… И советует: «Захотелось к врачу — купите мороженое. Не отпустило и все еще хочется на обследование? Сходите в кино. Не тратьте свое время на бессмысленное хождение по врачам — живите!».

Вот и у нас такая же установка. Думаю, благодаря этому Лиза — человек с адекватной самооценкой и позитивным отношением к миру.

Недавно ей захотелось сделать еще две дырки в ушах — и я не стала отказывать. И вот вечером, уже с тремя сережками в ухе, она у меня ни с того ни с сего спрашивает: «Ну что, мама, я теперь очень выделяюсь, правда?».

Я так смеялась: «Да, доча, раньше вообще не выделялась, а теперь — капец как». Представляете, какое здоровое самоощущение у ребенка?

А недавно пришла домой счастливая — рюкзак аж на уровне моих глаз взлетел — и кричит: «Ура! Мне теперь можно ходить в бассейн без шапочки!». (Смеется.)

Так же легко и весело Лиза отнеслась и к съемке. Поначалу, когда мы пришли в студию и она услышала слово «фотосессия» — даже не поняла, что это.

А потом расслабилась и начала вытворять все, что ей хотелось. Кажется, я сама волновалась больше, хотя идея натуральной красоты мне очень близка. Косметикой я практически не пользуюсь, да и волосы начала красить только потому, что за последние полгода поседела…

Нам с Лизой нравится вместе пересматривать эти кадры, потому что на них мы узнаем себя: свободных и счастливых.

Наталья: «В какой-то момент у меня сдали нервы, и я спросила у коллег: «Я что, некрасивая что ли?»

О предрассудках и сомнениях

— Моя мама тоже рыженькая. В деревне, где она родилась, рыжие были редкостью и на них смотрели косо. Поэтому мама прятала волосы под косынкой, а в 10-м классе покрасила их в темный цвет.

Мои волосы мама тоже всегда старалась спрятать: то шапочку наденет, то банты на всю голову завяжет. Позже, когда я стала старше, предложила покрасить волосы. Но мне этого совсем не хотелось, было жалко своего цвета.

В моей жизни всегда были эти качели, на одной стороне которых — люди, которые советуют поменять цвет волос и вывести веснушки (Господи, что я с ними только не делала и как только не мучила кожу!), на другой — мое внутреннее убеждение, что самобытность, натуральность нужно сохранять, а не перекраивать.

Но мнение окружающих часто перевешивало. Вот уже вроде бы привыкла к себе, а на работе вдруг спрашивают: «А чего ты не накрасила ресницы?». Или говорит: «Ты такая бледная»… А бывает еще хуже: сделаешь макияж — а реакция на него такая: «Ого, а ты такая красивая, когда накрасишься! Всегда так ходи».

Я терпела-терпела, а потом сдали нервы. Так и спросила у коллег: «Я что некрасивая что ли?».

Наверное, именно поэтому я и подала заявку на участие в проекте. Совершенно не верила, что выберут меня, но очень хотела услышать: «Ты красива. Красива такой, какая ты есть».

О поединке в своей голове

Во время фотосессии я впервые попала в общество, где все видят меня красивой и, больше того, говорят мне об этом. Это было так удивительно. Раньше я думала, что красиво — это только когда я в автозагаре, вечернем платье и на каблуках. А после фотосессии это ощущение меня оставило.

Я стала менее критично относиться к себе и начала присматриваться к другим людям — замечать, что вокруг столько интересных лиц! Мне интересно изучать их, находить в каждом уникальную красоту.

Когда я снова чувствую неуверенность, внутренний зажим, я залезаю в телефон и пересматриваю фотографии. Вижу, что на первых кадрах я — запуганный зверек, а на последних — живая, расслабленная, счастливая. Понимаю, что этот человек мне очень нравится, я хотела бы с ним дружить. И в этот момент все становится хорошо — я вижу подтверждение тому, что со мной все в порядке. (Улыбается.)

Ведь когда ты не переживаешь о внешней оболочке, ты становишься намного уверенней и спокойнее. Не мучаешься мыслями о том, как тебя воспримут; о том, что человек напротив красив, а ты — нет; о том, что одета ты в этом помещении хуже всех… (Смеется.)

Терапевтический эффект от фотосессии огромен.

О будущем, которого хочется для маленькой женщины

— У меня подрастает дочь, ей сейчас 3,5 года. И мне очень хочется, чтобы она ценила натуральность, принимала себя и сохраняла внутреннюю свободу. А еще хочется, чтобы это далось ей просто, само собой — ведь мне пришлось побороться за все это, и не могу с уверенностью сказать, что я уже победила.

Я буду всегда говорить дочке о том, что она красива — говорить уверенно и честно. Не так, мол, «ты красива в этом платье, с этим бантиком». А «ты красива сама по себе».

Надеюсь, что подкреплением к моим словам будет взгляд, в котором абсолютное восхищение этой маленькой женщиной. Верю, что помогу ей не сравнивать себя со всеми вокруг, успокоить своего внутреннего критика и жить с верой в себя.

Виктория: «До последнего думала, что фотограф скажет: «А что это за женщина вообще? Вы мне не подходите»

О примирении с собой

— Я долгое время жила с большим количеством лишнего веса. Очень стеснялась себя, не любила появляться в публичных местах, фотографироваться… Поэтому муж и написал письмо в редакцию: ему хотелось, чтобы я увидела, какая я красивая, и перестала бесконечно сомневаться в себе.

Признаюсь, сделать это было трудно…

Я никогда не была хрупкой, но критический момент наступил, когда мой вес перевалил за отметку в 98 кг. Самым сложным морально было то, что в течение 8 лет нашего брака у нас с мужем не получалось завести детей.

Врачи разводили руками: каких-то серьезных заболеваний, которые могли бы привести к бесплодию, у нас не было. Главное предположение было таким: причина нашей проблемы — ожирение.

Узнав об этом, я взялась за себя: начала ходить в бассейн и на занятия по аквааэробике. Но зимой, во время праздников, конечно, сорвалась…

Новогодний зажор прекратился, когда я встретила своих соседей — пожилую пару. Они рассказали, что каждый день катаются на лыжах, регулярно ездят к детям, которые живут в другом городе, ведут активный образ жизни. При этом я заметила, что они прекрасно себя чувствуют и очень молодо выглядят, несмотря на пенсионный возраст.

Сама себе задала вопрос: «Почему люди, которым уже за 60 лет, могут вести такую жизнь, а я, молодая женщина, — нет?». С этого момента я всерьез взялась за себя. И сегодня, сбросив 18 кг, впервые чувствую себя комфортно в своем теле.

О пересборке жизни

Чтобы измениться, мне пришлось полностью поменять свои привычки — в первую очередь, пищевые. Но и психологические, как оказалось.

Вот видишь на кассе шоколадки — и руки сами тянутся, чтобы их купить. Я та еще сладкоежка…

Кажется, что этот шоколад просто необходим тебе, чтобы почувствовать себя хорошо. И самое трудное переключить свой мозг, объяснить ему: «Тебе это не нужно. Ты можешь себе в этом отказать. Ты способен найти радость в чем-то другом».

Постепенно я приучила себя получать позитивные эмоции не только от еды, а вместе с этим и поменялся рацион. Теперь овощи и кефир — не каторга, а привычные для меня и вполне себе вкусные продукты.

Конечно, я боюсь срывов и еще не до конца уверена в себе. Но муж каждый день говорит мне о том, что я молодец, что я красива — и это вселяет веру.

О шаге вперед

— Я чувствовала тревогу, когда переступала порог студии. До последнего момента мне казалось, что фотограф, когда придет и увидит меня, скажет: «А что это за женщина вообще? Вы мне не подходите, до свидания».

Но ничего такого не случилось. (Улыбается.)

За несколько часов я почувствовала колоссальную поддержку и услышала столько комплиментов — как никогда в жизни. Я впервые задумалась о том, что я не «могу быть красивой» при каких-то определенных обстоятельствах, а уже красива — прямо сейчас, какая есть.

Благодарим фотостудию «Счастье», в которой проходили съемки.

Познакомиться с другими участницами проекта о естественной красоте «Совершенство» вы можете в соцсетях по тегу #lazonga_совершенство

-20%
-20%
-40%
-10%
-20%
-30%