/ Фото: Алла Шиллец

Сегодня все любят женщин — дарят им цветы, конфеты, внимание и открытки в мессенджерах… Но важную часть этого праздника, который всегда с тобой, а не только раз в году, занимает то, что на душе у женщины. А именно: любит ли она себя сама, видит ли себя красивой. О женской красоте в деталях и в целом мы поговорили с женским фотографом Аллой Шилец.

— Алла, как вам кажется, любят ли себя белоруски и есть ли у них комплексы по поводу своего тела?

— У меня нет однозначного ответа: ко мне приходят уже просто «готовенькие», проработанные женщины, у них чаще всего свой путь к принятию себя и своей внешности, за плечами огромная работа над собой. К тому же они от природы просто красавицы, во всяком случае, я так вижу. То есть там если и были тараканы, то немного и их быстро вывели. (Улыбается.)

Но даже у таких суперкрасавиц проскальзывают иногда остатки такой темы: все в себе люблю, но что-то одно все-таки недолюбливаю. Например, кожу на шее или уши, или синяки под глазами, или вены… Ну у каждого свое, никогда не догадаешься, что у конкретной женщины там припрятано, чтобы в себе не любить.

Правда, как я уже говорила, мои героини если случайно себя и «незалюбят» где-то, то это, как в той песне «Поплакала і знов фіалка розцвіла», быстро проходит.

Кстати, клип, снятый на эту песню, по-моему просто шедевр в теме принятия разных типов красоты: там взяты обычные женщины и показаны они без особой косметики и фотошопа, с искренними эмоциями на лицах, настоящими слезами, и молодые, и пожилые, и полные, и с морщинами. Когда смотришь такое, аж мурашки по коже от реальной, живой, настоящей красоты всех возрастов и видов. Думаю, не зря этот клип бьет рекорды по просмотрам, он что-то такое глубокое трогает в сердцах у женщин по поводу своей внешности и своей души.

Что касается меня, то я пробую рассказать историю про женщину и ее тело с помощью фотографии. Мои фотографии действительно воспевают женское тело со всеми его прекрасными деталями и изгибами. Красота в глазах смотрящего — истина проста.

Есть такой трогательный ролик — «Эскизы настоящей красоты», где художник рисует женщин сначала с их слов, а потом делает портрет их же, но по описанию других людей, и оказывается, что чужие люди описывают их более красивыми, чем женщины видят себя сами.

Я где-то тоже такой художник. (Улыбается.)

— Психологи, которые работают с темой принятия своего тела, обычно начинают с того, что используют простые инструменты: например, спрашивают у женщины, какие части ее тела кажутся ей красивыми. И даже если это сначала одни лишь запястья, а все остальное «бе-е-е», со временем женщина начинает видеть все больше красоты в себе. Есть ли в женской красоте какие-то особенно фотогеничные части для вас?

— У меня же похожая тема: я сначала смотрю на какие-то определенные линии и детали и фотографирую их, а затем собирается и вся картинка… И так это становится фототерапией, разновидностью арт-терапии. К этой теме можно подходить с разных сторон, но все равно это про одно — про любовь к себе такой, какая ты есть.

А вообще, фотогенично все, надо только уметь увидеть. Как в том анекдоте, где разговаривают два фотографа:

— А я вчера с девушкой познакомился!

— Красивая?

— Смотря как свет поставить…

Поэтому если поставить любую женщину в красивый свет и иметь взгляд, который хочет увидеть красоту, то любая будет красива.

Что касается особых любовей в съемке, то у меня фокус внимания все время расширяется. Так, в последнее время мне нравится линия шеи. Это одна из самых красивых линий в женском портрете.

И в телесной психологии зона шеи, ключиц и плеч — это символы нашей открытости, обнаженности. То же — и с запястьями. Как, знаете, в мире животных: когда один волк подставляет открытую шею другому, то это знак того, что он сдается и признает его победителем, то есть такая предельная уязвимость…

И в классической живописи тоже на многих знаменитых картинах у женщин обнажена шея, ключицы и плечи, а все остальное может быть задрапировано так, что никаких линий женственности и не найдешь там, но этот открытый верх — святое.

Источник: wikiArt.org

А если пойти дальше и поднять волосы, то это выглядит очень чувственно, это уже линия затылка. Я ее тоже люблю снимать.

И как-то случайно наткнулась на статью про искусство японского портрета, про гейш и всю эту их очень особенную, восточную историю с восприятием женской красоты…

И вот оказалось, что после стопы, ну конечно же, обнаженный затылок и шея считались у них самыми эротическими местами. Не грудь, не попа — а вот же… Затылок и шея. То есть у нас это было бы декольте, а у них — затылок.

Поэтому и кимоно кроилось так всегда, чтобы эта линия была обнажена. Где спина соединяется с шеей — вот это восточный рай!

Фото: pinterest.com
Фото: pinterest.com

Но как же я их понимаю, этих восточных эстетов! Наверное, я была в прошлой жизни каким-то японским придворным художником. (Смеется.)

Ну и руки, конечно, куда же без них. Это же как крылья! Так еще Майя Плисецкая говорила.

Я, конечно, понимаю, что женщины замучены стандартами и шаблонами, а поэтому обречены не любить свои вены на руках, потому что — ну вспомним весь глянец — там же вен нет!

Но на самом деле вены на руках — это же реки, реальная красота… Тело живое и говорящее, по нему бежит кровь и жизнь, по каждой клеточке, вот только смотри и успевай жать на кнопочку.

— Рассказывая фотоистории о своих героинях, вы всегда фиксируете вещи, которые их окружают. Какую роль играют эти вещи и детали в мире женщины?

— Это возможность рассказать мини-историю о женщине с помощью характерных для нее деталей или каких-то символических вещей — из рода занятий, хобби, увлечений, из ее детства.

В любом кино всегда уделяют внимание вещам и крупным планам на них, это дает дополнительные смыслы. Эти маленькие детали дают мне атмосферу и вырисовывают психологический портрет женщины, а дальше воображение зрителя уже может достроить свое «кино».

Вещи накапливают энергию владельца, и в художественных произведениях часто используют этот прием: например, когда одна вещь переходит по наследству из поколения в поколение. Мне очень интересен эстетический потенциал вещей на съемках. Они действительно иногда раскрывают тему женской души в очень глубоком ключе, иносказательно доносят скрытые смыслы.

— Говоря о женской душе, вспоминается известное интервью с мастером перформанса Мариной Абрамович. Там есть сильные слова про встречу автора с женщиной, у которой можно было действительно поучиться любви к себе:

«Чем больше я жаловалась, тем больше Денисе смеялась над моими словами. После того как я проревела час, она сказала: „Ну хватит“. Сняла платье и стала передо мной совершенно голая. У нее были крепкие ноги, широкие бедра, огромные груди, свисавшие до пояса. „Посмотри на меня! — произнесла она. — Я — богиня! Я — самая красивая женщина, какую ты когда-либо видела“.

Она взяла свою обвисшую грудь, поднесла к губам и поцеловала. Потом другую. Она целовала свои руки, колени, ступни. Я смотрела на нее — действительно, в тот момент она была богиней. Ее убежденность в собственной красоте, то, насколько она была уверена и довольна, вывело меня из состояния жалости к себе. Это было лучше, чем 20 лет психоанализа.

Я поняла, что чувство отвергнутости, ощущение себя нелюбимой, убежденность в том, что я уродина, что у меня огромный нос, огромная задница, жирные руки — полная чушь. Сила идет из души. Передо мной стояла самая красивая женщина, какую я видела в жизни».

Так вот: ваши героини все выглядят, как феи и нимфы, у них и так нет причин особых комплексовать… А что делать тем, кто не так уж вписывается в современные стандарты «худой» красоты?

— Любой фотограф обречен видеть очень много красоты, и самая большущая красота — это линии женского тела. И они хороши в своей эстетике, даже если эта эстетика не «худая» или ракурс не «худой».

Вот, например, у Климта есть такая прекрасная Даная, где бедро очень большое и нарисовано специально так, чтобы быть большим, под этим углом оно и становится очень, даже вопиюще чувственным. (Смеется.)

Источник: wikiart.org

Но редко когда я могу снять так современную женщину, потому что же у нас принято, что бедро должно быть худым. (Смеется.) Ну приходится находить компромисс, чтобы и девушка могла себя увидеть красивой прежде всего. Ведь это основная задача, и каждый готов только к той картинке, которая красива в его голове. Не всем же быть Данаями Климта и писать мемуары Гейши, кому-то надо и попу в спортзале качать. (Смеется.)

Хотя для фотосъемки лично я бы как фотограф эгоистично предпочла, чтобы качали не попу, а мышцу любви к себе самой. Я вот, кстати, попу редко снимаю, для меня это какая-то еще неизведанная зона в эстетике женского фотоопевания… Может, не умею пока, не знаю, с какой стороны к ней подойти. (Смеется.)

Пускай попу воспевает инстаграм, а я буду заниматься своими шеями и ногами, пока не открою новую линию. У меня же тоже своя эволюция красоты внутри происходит, такие маленькие открытия планет и звезд в моем фотокосмосе.

— Какие бы книги или фильмы вы посоветовали тем, кто хочет принять себя и свою красоту? Может ли в этом помочь фотосессия?

— Для начала я бы рекомендовала сходить к психологу, чтобы большие завалы разобрать. А фотосессия — это такая приятная и легкая уборочка, типа как освежитель воздуха для помещения вашей души, но до этого надо провести конкретную генеральную уборищу с пылесосом и мытьем окон. Если нету сил самой, то нанять уборщицу — хорошая метафора для психолога, да? (Смеется.)

По поводу книг из того, что меня впечатлило в последнее время — это прежде всего «Я у себя одна», или «Веретено Василисы» Екатерины Михайловой. И «Миф о красоте. Стереотипы против женщин» Наоми Вулф.

Эту книжку мне давно советовали, но она такая толстая, что все никак было. И вот оказалось, что есть она в хорошей профессиональной аудиоверсии, и голос мне угодил, что редкость. И вот же решила я ее послушать на ночь, чтобы уснуть быстрее. Думаю, ну медитация такая, отойдем в объятия Морфея под благостные речи на красивую поэтическую тему. (Улыбается.)

Сначала я почти уснула, конечно, так как все было благолепно и соответствовало моим ожиданиям от такого типа книги. Но к серединке началось такое — про булимию, анорексию и пластическую хирургию. По телу пробегала дрожь от того, что звучало у меня в наушниках. Будто это не их, а меня там рвало, резало и мучило ради мифа о красоте… Какая-то общеженская боль ожила во мне тогда, наверное…

В общем, каждой женщине рекомендую. А то уже я так привыкла к этому вечному плачу самых красивейших красавиц, которые вечно к себе придираются: то морщинки вокруг глаз, то толстая, то прыщи.

Обычно посмеемся вместе над собой, над этими «самоедствами» — и кажется, что это нормально. А ведь и не смешно, и ненормально, если поглубже заглянуть.

Но что прекрасно, вот кто меня радует — женщины, которые живут в Европе и к нам приезжают только на месяцок летом к родителям. Вот они часто тебе скажут это прекрасное и душесогревающее: «Аллочка, только вы меня не фотошопьте, не худите и морщинки мимические от улыбки мне все под глазами оставьте, я хочу остаться собой, пусть будет виден мой возраст»… Вот в такие моменты, я чувствую себя просто великолепно, не потому что работы меньше, а потому что это же вот она — любовь к себе, она существует!

Как и в том интервью Марины Абрамович, думаю, его надо всем женщинам перед фотосессией выдавать для прочтения. И еще фильмы последние на эту же тему — «Звезда родилась» и «Богемская рапсодия».

Они о том, как с большим носом или торчащими зубами можно стать кумиром тысяч людей, если поверить в свою уникальность и красоту, хотя путь этот и непрост.

Видела статистику, по которой только 4% женщин считают себя по-настоящему красивыми. Не знаю, насколько это правда, но это очень-очень мало. Вот я хочу, чтобы было больше, поэтому и снимаю. Так что, дорогие женщины, вы такие красивые, разные, ни одна не похожа ни на кого в этом мире, любите свое тело таким, какое оно есть целиком и со всеми прекрасными его частями — ногами, руками, шеей, затылком, ключицами и всем, чего еще не перечесть.

-12%
-30%
-10%
-20%
-20%
-10%
-25%
-21%
-30%
-47%
-11%