Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Карьера
Звезды
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вдохновение


Если вы десятилетиями не решались записаться в школу живописи или купить гитару, если вам понадобилось три года, чтобы набраться смелости и показать друзьям свои стихи, если вы каждый раз испытываете чувство вины, покупая «запчасти» для своей хендмейд-бижутерии, то вам наверняка известно это необъяснимое ощущение внутреннего барьера, который мешает нам свободно и без всякого стеснения заниматься творчеством.

Кадр из фильма “Фрэнсис Ха”
Кадр из фильма «Фрэнсис Ха»

Стефани Майер, сделавшая на своих «Сумерках» миллионы, начинала с любительской писанины и чуть ли не фанфикшена; моя знакомая, продающая в Италии свою авторскую керамику за приличные деньги, еще пять лет назад не могла отличить глину от песка и не имела никакого художественного образования. Все, кроме откровенных гениев и вундеркиндов, с чего-то начинают, и начало это обычно бывает кривобоким и с массой ошибок. Если стушеваться на этом этапе, испугаться и все бросить (или даже не начать, несмотря на сильное желание), то и шанса никакого не будет. Но даже если вы не надеетесь на будущую славу и то, что ваши картины будут висеть рядом с Моне в музее Орсе, сам творческий процесс — уже огромное удовольствие, сильно повышающее качество жизни. Почему же нам так трудно отбросить свои страхи и нырнуть с головой в рисование, музыку, вышивание, пение, писательство, выкладывание мозаики и ткачество?

Со свиным рылом в калашный ряд

Самый крупный ущерб, конечно, в этой плоскости нанесло советское воспитание — эта причудливая смесь презрения к творчеству, которое считалось чем-то бесполезным, занятием для ленивых (среди главных положительных героев соцреализма количество художников, писателей, скульпторов стремится к нулю), и одновременно пиетета к «великим». К великому Достоевскому, великому Чайковскому и великому Айвазовскому — людям, до которых тебе, простому смертному, в любом случае не дотянуться, а значит, не стоит и пытаться. Только опозоришься, бездарность. То есть либо Большой театр и Союз писателей, либо даже не суйся со своим свиным рылом в калашный ряд — совершенство или ничто, никаких полутонов. Даже серьезные мастера кино, литературы и живописи переживали и рефлексировали на тему своей ничтожности по сравнению с Толстым и Эйзенштейном, что уж говорить про обычных людей. Из всего этого и выросло это глубокое и скрытое убеждение в том, что если ты не уверен на 100% в собственной гениальности, то лучше не высовываться, оставить свои жалкие потуги на творчество при себе.

luxfon.com
luxfon.com

Страх сцены

Такое явление, как «страх сцены», актуально не только для певцов и театральных актеров: выложить на всеобщее обозрение свои рисунки, отправить в издательство свою рукопись, выставить на ремесленной ярмарке своих кукол бывает даже сложнее, чем подняться на настоящую сцену и спеть или произнести речь. То, над чем ты работал, вкладывая всю душу, вдруг оказывается под взглядами не всегда благосклонной публики, и это очень уязвимая позиция. Со «страхом сцены» обычно помогает справиться поддержка окружающих, и в первую очередь — родных, но и тут есть загвоздка…

Если хочешь разбить родителям сердце, стань художником

Родители желают своим детям только лучшего, а именно — чтобы они как минимум имели нормальную, обеспеченную и стабильную жизнь. Любой родитель в наших широтах прекрасно знает, что творчество, ставшее профессией, — это прямой путь к проблемам с деньгами и отсутствием какого-либо признания, поэтому родные по большей части не упускают возможности указать своей «маленькой художнице» на бесперспективность ее увлечения. Все это оседает в душе безнадегой и укрепляется негативным фидбэком, на который всегда щедры люди чужие, стремящиеся призвать начинающего писателя и музыканта к скромности путем критики, часто беспощадной.

zbulvar.ru
zbulvar.ru

Да вот, слепила тут какую-то ерунду

Самое забавное состоит в том, что начинающую творческую натуру, прошедшую постсоветскую школу, вовсе и не нужно призывать к скромности: она у такого человека чуть ли не вшита в ДНК, в том числе и настойчивыми указаниями учительницы по литературе на то, что его мнение по сравнению с мнением Чернышевского — это грязь под ногтями Чичикова, а то и меньше. Неуважение к собственному творчеству — это наше собственное, патентованное, проявление скромности. «Да вот, слепила какую-то ерунду, ничего особенного», «Я пишу для себя, просто графоманю, стыдно показывать, хаха», «Я для тебя вот нарисовала… но можешь выбросить, если не нравится, или повесить в туалете, я не обижусь», — классика самоуничижения, которая у нас почему-то считается этаким благородным смирением. Но проблема в том, что без уважения к собственному творчеству нет ни смелости, ни прогресса, ни амбиций. Только извинительные интонации и потупленные глаза.

Жизнь — борьба

Побочный эффект жизни в стране, в которой всегда было полно финансовых проблем: любые занятия «для удовольствия» считаются пустой тратой времени и сил, блажью, развлечением для ленивых и богатых, и, конечно, в эту категорию попадает любое творчество, не приносящее тебе миллионы. Какая еще школа живописи, лучше найди подработку, а если хочешь порисовать, покрась дом на даче. Такие понятия, как «радость жизни», у нас не аргумент — скорее, какая-то буржуазная абстракция из книг для дамочек, которые бесятся с жиру. Отсюда и хорошо всем знакомое чувство вины: стоит тебе заняться таким «бесполезным» делом, как расписывание керамики и сочинение новелл, как изнутри начинает точить червячок, напоминающий о дырах в семейном бюджете и по-настоящему важных заботах. Где уж тут расслабиться и дать волю своей креативности.

И со всеми этими творческими айсбергами приходится иметь дело людям, которые только начинают что-то создавать, неуверенным в себе, тем, кому до комплекса бога в стиле Сальвадора Дали — как до Северного Полюса. Конечно, надежда есть, но для того, чтобы все получилось, придется нарастить очень толстую кожу и закалить себя до алмазной твердости.