Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Вдохновение


Всего сто лет назад женщины получили полноценный доступ к образованию (да и то только в прогрессивных странах) — и вот уже вместо пары случайных бриллиантов наподобие Джордж Элиотт, Джейн Остин и Жорж Санд, многим из которых, кстати, приходилось «прикрываться» мужскими псевдонимами, только чтобы быть изданными, на книжных полках — сотни громких женских имен. Мы воспринимаем это как данность, но если посмотреть на женщин в литературе в перспективе, сразу становится заметно, каким стремительным и впечатляющим был взлет писательниц в последнее столетие.

multifandom.ru

В других сферах и видах творчества далеко не все так радужно: например, за двадцать лет относительное количество женщин-режиссеров в Голливуде так и не сдвинулось с жалких 15%. Возможно, дело в том, что, в отличие от такой деятельности, писательнице не нужно выбивать гранты из ученых советов, не нужно убеждать продюсеров крупных киностудий в том, что она справится с «большим» фильмом. Писательнице нужно усесться перед чистым листом бумаги — и выложиться, а уж потом постараться опубликовать книгу, что в случае с действительно талантливыми текстами оказывается не таким уж сложным, потому что для издателя и читателя автор — не скопище гендерных стереотипов, а почти невидимый голос за кадром.

Но даже эта скромная возможность — сесть перед листом бумаги и заняться творчеством — до недавних пор была для женщины роскошью. Об этом очень хорошо написала Вирджиния Вулф в своем эссе о женщинах-авторах «Своя комната»: «У семьи среднего класса в начале девятнадцатого века была одна общая комната. Если женщина решала писать, она писала в общей комнате. И как потом горько сетовала мисс Найтингейл: «У женщин и тридцати минут нет, которые они могут назвать своими», ее постоянно отрывали. Собственно, Джейн Остин так писала всю жизнь. «Как она все сумела написать, — пишет ее племянник в мемуарах, — вообще удивительно, ведь у нее не было своего кабинета, и большей частью ей приходилось работать в общей комнате, где все время возникали какие-нибудь помехи. Она зорко следила, чтобы о ее занятии не догадалась прислуга или кто-нибудь из гостей».

Писательницы нашего века, воспользовавшись первым же «послаблением» (а именно: возможностью получать образование, жить самостоятельно и не обслуживать с утра до ночи огромную семью), моментально взяли быка за рога. Но самое приятное состоит в том, что женщины-авторы, и не думая застревать в романтических жанрах, которые «с барского плеча» за ними признали мужчины, в рекордно короткий срок добились очень многого в практически всех — и часто неожиданных — литературных жанрах и стилях.

Джейн Остин

Например, в детективном жанре женщины-авторы прописались быстро и уверенно: вслед за «первопроходцем» и абсолютным классиком Агатой Кристи с ее «Восточным экспрессом» и «Десятью негритятами» потянулись настоящие мастерицы интриги. От ироничной Ингрид Нолль до увлекательной — не оторваться до самого финала — Фред Варгас с ее серией про комиссара Адамберга. От северных «принцесс детектива» Камиллы Лэкберг и Ингер Фриманссон до популярной Тесс Герритсен. И далее — инвестирование уже в жанр триллера: взявшие пример с Дафны дю Морье и ее напряженных драм «Птицы», «Ребекка», «Трактир «Ямайка», современные писательницы Пола Хокинс с ее бестселлером «Девушка в поезде» (по которому вот-вот выйдет долгожданная экранизация) и Гиллиан Флинн, подарившая любителям пощекотать нервы уже несколько отличных текстов, таких, как «Исчезнувшая» и «Темные тайны».

Дафна дю Морье

С фантазией у женщин-авторов, как оказалось, тоже более чем все в порядке. Жанр фантастики явно пострадал бы, не случись в нем такой писательницы, как Урсула Ле Гуин, да и Андре Нортон. Вторую по масштабности и значимости в мировой литературе фэнтези-вселенную после Толкина создала Джоан Роулинг с ее миром Гарри Поттера, сказочница Астрид Линдгрен подарила миру Карлсона и Пеппи-Длинный-Чулок, а Туве Янссон — мир муми-троллей. Мэри Шелли с ее Виктором Франкенштейном однажды проложила дорогу для всех писательниц мистического жанра — и его подхватили не только уже признанная Энн Райс, но и модные Лорел Гамильтон, Стефани Майер и Кассандра Клэр.

Оставим за скобками традиционно женский жанр любовного романа, к которому до сих пор относятся с пренебрежением (совершенно незаслуженно), и посмотрим на фактические заслуги писательниц в последние десятилетия. Еще в 1923 году все охали и ахали, когда Эдна Сент-Винсент Миллей получила Пулитцеровскую премию за свой сборник стихов (первая женщина, которая удостоилась такой чести), а в наше время уже не одна и даже не две женщины-автора повторили этот успех. Сюда можно отнести и сразу несколько Нобелевских премий за литературные достижения в последние годы — у Элис Манро и Светланы Алексиевич, и Пулитцеровскую премию Донны Тартт за нашумевший роман «Щегол», и Букеровскую премию Антонии Байетт за блестящий интеллектуальный роман «Обладать», и Пулитцеровскую премию Харпер Ли за бесспорную классику «Убить пересмешника».

Харпер Ли

Но даже если не размахивать медалями, наградами и достижениями, достаточно назвать пару-тройку имен знаменитых писательниц, чтобы понять: мы, женщины, способны не просто выдерживать конкуренцию с мужчинами-авторами, но и формировать литературу, направлять ее развитие, создавать нечто уникальное. Как это сделала, например, Айн Рэнд, урожденная Алиса Розенбаум, которая, написав «Атлант расправил плечи», создала одну из самых влиятельных (хоть и спорных) книг XX века. Или Франсуаза Саган, которая доказала, что юная девочка может встряхнуть литературный мир удивительно свежим дебютным романом «Здравствуй, грусть», а затем закрепить свой успех десятком отличных книг, ставших современной классикой. Анна Гавальда, Амели Нотомб, Маргарет Этвуд, Кэтрин Стокетт…

Франсуаза Саган

Можно только пожелать, чтобы этот список расширялся и удлинялся с каждым годом. Главное — понимать, что творчество не является уделом каких-то небожителей; достаточно того, чтобы вам было что сказать, а также — немного смелости и веры в себя. Ну, а бумага всегда найдется.